20 цитат из фильма «Большой Лебовски»

20 цитат из фильма «Большой Лебовски»

20 цитат из фильма «Большой Лебовски»
Большой Лебовски

УОЛТЕР: Немецкие свиньи, траханые фашисты.
ДОННИ: Это были нацисты?
УОЛТЕР: Ясно же, Донни. Они грозили кастрацией. Будешь с этим спорить?
ДОННИ: Нет. Ну, если…
УОЛТЕР: Я не прав?
ДЮДЯ: Нет, они нигилисты. Понял? Говорили, ничему не верят.
УОЛТЕР: Нигилисты? Твою мать. Может, они и не идейные национал-социалисты, но методы те же.

Большой Лебовски, 1

УОЛТЕР: Тебе попортили ковер?
ДЮДЯ: Мне попортили ковер.
УОЛТЕР: Вот именно. Тебе изгадили ковер!

Большой Лебовски, 2

ДЮДЯ: А это?
БРАНДТ: О, это дети мистера Лебовски.
ДЮДЯ: От разных матерей. Он явно не расист.
БРАНДТ: Дети не в буквальном смысле. Маленькие стипендиаты Лебовски. Юные дарования, которые не имеют возможности получить высшее образование. Мистер Лебовски платит за их учебу в колледже.
ДЮДЯ: Во, балдеж. Он не возьмет приемыша, а?
БРАНДТ: Не учились в колледже?

Большой Лебовски, 3

ЛЕБОВСКИ: Вы работаете, мистер Лебовски?
ДЮДЯ: Постойте, постойте… я… я не мистер Лебовски, вы — мистер Лебовски, а я — Дюдя.

Большой Лебовски, 4

БРАНДТ: Как прошла встреча с мистером Лебовски?
ДЮДЯ: Нормально. Старик велел забрать любой ковер.

Большой Лебовски, 5

ДЮДЯ: А вы — Банни?
БАННИ: Если хочешь, отсосу за штуку.
БРАНДТ: Ха-ха-ха! Дивная женщина! Да, очаровательно взбалмошна.
БАННИ: Брандту смотреть нельзя. Или пусть платит сотню.
БРАНДТ: Ха-ха! И непосредственная.

Большой Лебовски, 6

УОЛТЕР: Здесь тебе не Вьетнам, а боулинг! Есть правила.

Большой Лебовски, 7

ДЮДЯ: Э, напрягаться не придется. Она, небось, просто похитила сама себя.
УОЛТЕР: А?
ДОННИ: Да, в каком смысле?
ДЮДЯ: По-моему, так оно и есть. Смотри, юная вертихвостка вышла за старика ради монет, все равно ей денег не хватает, нет, заняла у всех в городе…
УОЛТЕР: Вот подлая сучка!
ДЮДЯ: Все сходится, правда? Как говорил Ленин, прежде смотрите кому выгодно и… Как дальше?.. Ну, в общем, и так ясно…
ДОННИ: Я не въехал.
УОЛТЕР: Вот подлая тварь!
ДЮДЯ: Точно.
ДОННИ: Я не въехал.

Большой Лебовски, 8

ДЮДЯ: И ковер у меня украли.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Ковер был в машине?
ДЮДЯ: Нет, здесь.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Одновременная кража?
(Звонит телефон)
АВТООТВЕТЧИК: Это Дюдя, меня нет дома, оставьте свое хреново сообщение.
ДЮДЯ: А часто находят угнанные тачки?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Бывает. Но магнитолу, скорее, не найдем.
ДЮДЯ: А есть шанс вернуть бизнес-кейс?
АВТООТВЕТЧИК: Мистер Лебовски, позвоните, когда вернетесь, и я пришлю за вами машину. Меня зовут Мод Лебовски. Я забрала у вас ковер.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Угу. Ну вот, с ковром разобрались.

Большой Лебовски, 9

МОД: В моем творчестве критики видят вагинальный мотив, что смущает многих мужчин, они стесняются самого слова — вагина.
ДЮДЯ: Да, ну?!

Большой Лебовски, 10

ДЮДЯ: Насчет ковра я вам все объясню…
МОД: Любите секс, мистер Лебовски?
ДЮДЯ: Простите?
МОД: Секс, плотская любовь, соитие. Увлекает?
ДЮДЯ: Речь о моем ковре…
МОД: Как насчет секса?
ДЮДЯ: В смысле, соития?
МОД: Я тоже люблю.

Большой Лебовски, 11

ДЮДЯ: Слушайте, у меня новая информация. В деле кое-что проясняется. Вы тут на меня бочку катите, в чем-то обвиняете… во всяких грехах… обозвали меня псом паршивым и так далее, а вам не приходило в голову, что эта вся куча дерьма… э-э-э… на поверку не так уж проста… как кажется. Понимаете?
ЛЕБОВСКИ: Ты слышишь себя? О чем ты бормочешь, недоумок?
ДЮДЯ: О… я скажу, о чем бормочу. Поступила информация, парни, всплыло дерьмо пожирней, и что выходит, блин… кхе… она похитила себя. Точняк. Это ясно как день. Юная девушка, соска с запросами, вы меня простите за грубость, влезает в долги, в том числе порнографу… это ничего, бывает, нормально, ей нужны баксы. Понятно, они скажут, что не получили баксы, ведь ей охота побольше. Мотовка, тратит без удержу, потому я… О таком варианте не думали? Сэр?
ЛЕБОВСКИ: Нет, мистер Лебовски, о таком мы не думали.

Большой Лебовски, 12

УОЛТЕР: Это не ее палец, Дюдя.
ДЮДЯ: Чей это палец, Уолтер?
УОЛТЕР: Откуда мне знать? Просто ничего не указывает на принадлежность…
ДЮДЯ: Цвет лака для ногтей, Уолтер.
УОЛТЕР: Брось, Дюдя. Будто трудно взять лак, покрасить палец с чужой ноги, а потом — чик…
ДЮДЯ: Чужой палец? Где они взяли чужой палец? А?
УОЛТЕР: Нужен палец? Могу достать. Уж поверь, есть способы! Тебе лучше не знать.

Большой Лебовски, 13

УОЛТЕР: Немецкие свиньи, траханые фашисты.
ДОННИ: Это были нацисты?
УОЛТЕР: Ясно же, Донни. Они грозили кастрацией. Будешь с этим спорить?
ДОННИ: Нет. Ну, если…
УОЛТЕР: Я не прав?
ДЮДЯ: Нет, они нигилисты. Понял? Говорили, ничему не верят.
УОЛТЕР: Нигилисты? Твою мать. Может, они и не идейные национал-социалисты, но методы те же.

Большой Лебовски, 14

ДЮДЯ: Йога?
МОД: Повышает вероятность оплодотворения.
ДЮДЯ: Что? Опло… до…
МОД: А чем, по-твоему, мы с тобой занимались? Блудом?

Большой Лебовски, 15

ДЮДЯ (по телефону): Уолтер, если ты дома, сними чертову трубку. Скорей Уолтер. Ответь, срочное дело, ты мне нужен.
УОЛТЕР: Дюдя, Дюдя.
ДЮДЯ: Ну, слушай, Уолтер, я сейчас дома, заезжай за мной.
УОЛТЕР: Я не могу садиться за руль. Шабат.
ДЮДЯ: Что?
УОЛТЕР: Шабат.
ДЮДЯ: Что?
УОЛТЕР: Шабат. Я не должен водить машину.
ДЮДЯ: Слушай…
УОЛТЕР: Даже трубку могу снять лишь в экстренном случае.
ДЮДЯ: Случай как раз очень экстренный!
УОЛТЕР: Я так и понял, поэтому ответил.

Большой Лебовски, 16

ДЮДЯ: Ты подумал, Банни в натуре похитили, решил, что это классный предлог свиснуть фондовскую деньгу. Нужен был какой-нибудь лох. Тут возник я. Ты… ты, змей, все просчитал. Думал — козел, неудачник, ничтожество, отребье, за которое никто не заступится!
ЛЕБОВСКИ: А что, не так?
ДЮДЯ: Ну, да.

Большой Лебовски, 17

ХЕСУС: Эй, как же твой день отдыха? Что ты к черту нес? Мне-то плевать. Хесусу до лампочки. Но меня не проведешь. Морочь голову оргкомитету. Хесус насквозь видит. Струсил и нашел отговорку. А мне смешно — ха-ха-ха. Я думал трахнуть тебя в задницу в субботу. Ничего. Значит, теперь оттрахаю в среду. Вау! Не опоздай на свидание, малыш.
УОЛТЕР: Надломился.

Большой Лебовски, 18

УОЛТЕР: Есть пострадавшие, Дюдя.
ДОННИ: А-а-а… М-м-м…
ДЮДЯ: Господи, подстрелили. Мрази!
УОЛТЕР: Тут другое.
ДЮДЯ: Подстрелили!
УОЛТЕР: Не было стрельбы.
ДЮДЯ: А?
УОЛТЕР: Это инфаркт. Вызывай скорую. Я бы сбегал. Но сам истекаю кровью. Еще отключусь.
ДОННИ: М-м-м…
УОЛТЕР: Отдыхай, друг. Санитары уже летят.

Большой Лебовски, 19

ФРЕНК: Полагаю, вы заберете прах?
УОЛТЕР: Да.
ФРЕНК: У вас кредитная карточка?
УОЛТЕР: Да. М-м-м! Что это?
ФРЕНК: Счет за урну.
УОЛТЕР: Нам она ни к чему, мы развеем пепел.
ФРЕНК: Да, я все понимаю, но таковы правила — прах передается в урне, иначе не бывает.
УОРТЕР: Это же 140 долларов!
ФРЕНК: Я подобрал самую скромную модель.
ДЮДЯ: Это очень дорого.
УОЛТЕР: 140 долларов?!
ФРЕНК: Бывают и по 3 тысячи.
УОЛТЕР: Надо же.
ДЮДЯ: А можно взять урну на время?
ФРЕНК: У нас похоронное бюро, не ателье праката.
УОЛТЕР: Ну даете, мать вашу. Хоть мы скорбящие, мы не лохи!
ФРЕНК: Сэр, не повышайте голоса.
ДЮДЯ: Френк, можно нам переложить прах куда-нибудь еще?
ФРЕНК: Эта урна по цене самая умеренная.
УОЛТЕР: Черт возьми! Где тут супермаркет?

Большой Лебовски, 20

УОЛТЕР: Донни был спортсменом и славным парнем. Он был… Он был одним из нас. Любил свежий воздух и кегли. С доской для серфинга прошел всю Южную Калифорнию, от Редондо до Калабассос. Он ушел. Ушел как многие в его поколении, безвременно и нелепо. Так прими его, Господи, как принял уже многих молодых ребят у Кхе Сана, Лан Дока, Высоты 364. Те парни отдали жизни. Как и Донни… который любил кегли. Ну что, Теодор Дональд Кеработсос, согласно твоему невысказанному желанию предаем твои бренные останки в объятия Тихого Океана. Ты так его любил. Спи спокойно.
(Вытряхивает пепел из банки на ветер. Пепел летит на Дюдю, осыпает того с головы до ног.)
УОЛТЕР: Дерьмо… О, Дюдь, извини. Чертов ветер.
ДЮДЯ: Черт побери, Уолтер! Ты — придурок!
УОЛТЕР: Ну, я виноват.
ДЮДЯ: Ты все портишь! Превращаешь в балаган!
УОЛТЕР: Ну, прости, я нечаянно.
ДЮДЯ: Что?! Ну что ты там понес про Вьетнам?!
УОЛТЕР: Дюдя, прости.
ДЮДЯ: Опять свое. Причем здесь гребанный Вьетнам?!
УОЛТЕР: Прости, Дюдя.
ДЮДЯ: Ты вообще… что ты городишь?!
УОЛТЕР: Э…
ДЮДЯ: Твою мать! Чтоб тебя, Уолтер.
УОЛТЕР: Замнем, Дюдя. Встряхнись, старина. По кеглям? Идем? Идем.




Прим. 1: Главного героя в фильме «Большой Лебовски» Джефри Лебовски зовут «Dude» (фамильярное обращение к человеку, «лошадиный член»). В одном из переводов он — Дюдя, в другом — Чувак (по схожей этимологии; «чувак» по каким-то не совсем авторитетным предположениям значит «кастрированный баран (поросенок, верблюд — по разным источникам)», «чувак» вошел в русский язык через уголовное арго, возможно, из цыганского).
Прим. 2: Коктейль, который постоянно пьет Дюдя (за фильм он выпивает 9 коктейлей), в одном из переводов называется «Белый Русский», в другом «Белорус» — 2 части водки, 1 часть кофейного ликера и 1 часть сливок (молока).
Прим. 3: Прототип Уолтера — Джон Милиус, режиссёр и сценарист фильма «Конан-варвар».
Прим. 4: Прототип Чувака — промоутер независимого кино Джефф Дауд (Jeff «The Dude» Dowd), который помогал братьям Коэнам с их первым фильмом «Просто кровь» (1984). Джефф, как и Чувак в фильме, действительно был участником Сиэтлской семёрки.

Отметить: 20 цитат из фильма «Большой Лебовски»

Материалы по теме:

30 цитат из фильма «Айболит-66» «Становилось обидно, хотелось выскочить на сцену и закричать что есть мочи: ребята, не бойтесь! Они все загримированы! И вообще не надо бояться зло, оно не так страшно, как его малюют!» — Ролан Быков
40 цитат из фильма «Кавказская пленница» Фраза: «У меня теперь только два выхода: или я ее поведу в загс, или она поведет меня к прокурору» — определила сюжетное напряжение и оправдала исключительность ситуаций и эксцентричность персонажей.
55 цитат из фильма «Берегись автомобиля» Каждый, у кого нет машины, мечтает ее купить. И каждый, у кого есть машина, мечтает ее продать, и не делает этого только потому, что, продав, останешься без машины. Человек, как никто из живых существ, любит создавать себе дополнительные трудности.
Комментировать: 20 цитат из фильма «Большой Лебовски»