20 цитат из фильма «Большой Лебовски»

20 цитат из фильма «Большой Лебовски»

20 цитат из фильма «Большой Лебовски»
Большой Лебовски

УОЛТЕР: Немецкие свиньи, траханые фашисты.
ДОННИ: Это были нацисты?
УОЛТЕР: Ясно же, Донни. Они грозили кастрацией. Будешь с этим спорить?
ДОННИ: Нет. Ну, если…
УОЛТЕР: Я не прав?
ДЮДЯ: Нет, они нигилисты. Понял? Говорили, ничему не верят.
УОЛТЕР: Нигилисты? Твою мать. Может, они и не идейные национал-социалисты, но методы те же.

Большой Лебовски, 1

УОЛТЕР: Тебе попортили ковер?
ДЮДЯ: Мне попортили ковер.
УОЛТЕР: Вот именно. Тебе изгадили ковер!

Большой Лебовски, 2

ДЮДЯ: А это?
БРАНДТ: О, это дети мистера Лебовски.
ДЮДЯ: От разных матерей. Он явно не расист.
БРАНДТ: Дети не в буквальном смысле. Маленькие стипендиаты Лебовски. Юные дарования, которые не имеют возможности получить высшее образование. Мистер Лебовски платит за их учебу в колледже.
ДЮДЯ: Во, балдеж. Он не возьмет приемыша, а?
БРАНДТ: Не учились в колледже?

Большой Лебовски, 3

ЛЕБОВСКИ: Вы работаете, мистер Лебовски?
ДЮДЯ: Постойте, постойте… я… я не мистер Лебовски, вы — мистер Лебовски, а я — Дюдя.

Большой Лебовски, 4

БРАНДТ: Как прошла встреча с мистером Лебовски?
ДЮДЯ: Нормально. Старик велел забрать любой ковер.

Большой Лебовски, 5

ДЮДЯ: А вы — Банни?
БАННИ: Если хочешь, отсосу за штуку.
БРАНДТ: Ха-ха-ха! Дивная женщина! Да, очаровательно взбалмошна.
БАННИ: Брандту смотреть нельзя. Или пусть платит сотню.
БРАНДТ: Ха-ха! И непосредственная.

Большой Лебовски, 6

УОЛТЕР: Здесь тебе не Вьетнам, а боулинг! Есть правила.

Большой Лебовски, 7

ДЮДЯ: Э, напрягаться не придется. Она, небось, просто похитила сама себя.
УОЛТЕР: А?
ДОННИ: Да, в каком смысле?
ДЮДЯ: По-моему, так оно и есть. Смотри, юная вертихвостка вышла за старика ради монет, все равно ей денег не хватает, нет, заняла у всех в городе…
УОЛТЕР: Вот подлая сучка!
ДЮДЯ: Все сходится, правда? Как говорил Ленин, прежде смотрите кому выгодно и… Как дальше?.. Ну, в общем, и так ясно…
ДОННИ: Я не въехал.
УОЛТЕР: Вот подлая тварь!
ДЮДЯ: Точно.
ДОННИ: Я не въехал.

Большой Лебовски, 8

ДЮДЯ: И ковер у меня украли.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Ковер был в машине?
ДЮДЯ: Нет, здесь.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Одновременная кража?
(Звонит телефон)
АВТООТВЕТЧИК: Это Дюдя, меня нет дома, оставьте свое хреново сообщение.
ДЮДЯ: А часто находят угнанные тачки?
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Бывает. Но магнитолу, скорее, не найдем.
ДЮДЯ: А есть шанс вернуть бизнес-кейс?
АВТООТВЕТЧИК: Мистер Лебовски, позвоните, когда вернетесь, и я пришлю за вами машину. Меня зовут Мод Лебовски. Я забрала у вас ковер.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Угу. Ну вот, с ковром разобрались.

Большой Лебовски, 9

МОД: В моем творчестве критики видят вагинальный мотив, что смущает многих мужчин, они стесняются самого слова — вагина.
ДЮДЯ: Да, ну?!

Большой Лебовски, 10

ДЮДЯ: Насчет ковра я вам все объясню…
МОД: Любите секс, мистер Лебовски?
ДЮДЯ: Простите?
МОД: Секс, плотская любовь, соитие. Увлекает?
ДЮДЯ: Речь о моем ковре…
МОД: Как насчет секса?
ДЮДЯ: В смысле, соития?
МОД: Я тоже люблю.

Большой Лебовски, 11

ДЮДЯ: Слушайте, у меня новая информация. В деле кое-что проясняется. Вы тут на меня бочку катите, в чем-то обвиняете… во всяких грехах… обозвали меня псом паршивым и так далее, а вам не приходило в голову, что эта вся куча дерьма… э-э-э… на поверку не так уж проста… как кажется. Понимаете?
ЛЕБОВСКИ: Ты слышишь себя? О чем ты бормочешь, недоумок?
ДЮДЯ: О… я скажу, о чем бормочу. Поступила информация, парни, всплыло дерьмо пожирней, и что выходит, блин… кхе… она похитила себя. Точняк. Это ясно как день. Юная девушка, соска с запросами, вы меня простите за грубость, влезает в долги, в том числе порнографу… это ничего, бывает, нормально, ей нужны баксы. Понятно, они скажут, что не получили баксы, ведь ей охота побольше. Мотовка, тратит без удержу, потому я… О таком варианте не думали? Сэр?
ЛЕБОВСКИ: Нет, мистер Лебовски, о таком мы не думали.

Большой Лебовски, 12

УОЛТЕР: Это не ее палец, Дюдя.
ДЮДЯ: Чей это палец, Уолтер?
УОЛТЕР: Откуда мне знать? Просто ничего не указывает на принадлежность…
ДЮДЯ: Цвет лака для ногтей, Уолтер.
УОЛТЕР: Брось, Дюдя. Будто трудно взять лак, покрасить палец с чужой ноги, а потом — чик…
ДЮДЯ: Чужой палец? Где они взяли чужой палец? А?
УОЛТЕР: Нужен палец? Могу достать. Уж поверь, есть способы! Тебе лучше не знать.

Большой Лебовски, 13

УОЛТЕР: Немецкие свиньи, траханые фашисты.
ДОННИ: Это были нацисты?
УОЛТЕР: Ясно же, Донни. Они грозили кастрацией. Будешь с этим спорить?
ДОННИ: Нет. Ну, если…
УОЛТЕР: Я не прав?
ДЮДЯ: Нет, они нигилисты. Понял? Говорили, ничему не верят.
УОЛТЕР: Нигилисты? Твою мать. Может, они и не идейные национал-социалисты, но методы те же.

Большой Лебовски, 14

ДЮДЯ: Йога?
МОД: Повышает вероятность оплодотворения.
ДЮДЯ: Что? Опло… до…
МОД: А чем, по-твоему, мы с тобой занимались? Блудом?

Большой Лебовски, 15

ДЮДЯ (по телефону): Уолтер, если ты дома, сними чертову трубку. Скорей Уолтер. Ответь, срочное дело, ты мне нужен.
УОЛТЕР: Дюдя, Дюдя.
ДЮДЯ: Ну, слушай, Уолтер, я сейчас дома, заезжай за мной.
УОЛТЕР: Я не могу садиться за руль. Шабат.
ДЮДЯ: Что?
УОЛТЕР: Шабат.
ДЮДЯ: Что?
УОЛТЕР: Шабат. Я не должен водить машину.
ДЮДЯ: Слушай…
УОЛТЕР: Даже трубку могу снять лишь в экстренном случае.
ДЮДЯ: Случай как раз очень экстренный!
УОЛТЕР: Я так и понял, поэтому ответил.

Большой Лебовски, 16

ДЮДЯ: Ты подумал, Банни в натуре похитили, решил, что это классный предлог свиснуть фондовскую деньгу. Нужен был какой-нибудь лох. Тут возник я. Ты… ты, змей, все просчитал. Думал — козел, неудачник, ничтожество, отребье, за которое никто не заступится!
ЛЕБОВСКИ: А что, не так?
ДЮДЯ: Ну, да.

Большой Лебовски, 17

ХЕСУС: Эй, как же твой день отдыха? Что ты к черту нес? Мне-то плевать. Хесусу до лампочки. Но меня не проведешь. Морочь голову оргкомитету. Хесус насквозь видит. Струсил и нашел отговорку. А мне смешно — ха-ха-ха. Я думал трахнуть тебя в задницу в субботу. Ничего. Значит, теперь оттрахаю в среду. Вау! Не опоздай на свидание, малыш.
УОЛТЕР: Надломился.

Большой Лебовски, 18

УОЛТЕР: Есть пострадавшие, Дюдя.
ДОННИ: А-а-а… М-м-м…
ДЮДЯ: Господи, подстрелили. Мрази!
УОЛТЕР: Тут другое.
ДЮДЯ: Подстрелили!
УОЛТЕР: Не было стрельбы.
ДЮДЯ: А?
УОЛТЕР: Это инфаркт. Вызывай скорую. Я бы сбегал. Но сам истекаю кровью. Еще отключусь.
ДОННИ: М-м-м…
УОЛТЕР: Отдыхай, друг. Санитары уже летят.

Большой Лебовски, 19

ФРЕНК: Полагаю, вы заберете прах?
УОЛТЕР: Да.
ФРЕНК: У вас кредитная карточка?
УОЛТЕР: Да. М-м-м! Что это?
ФРЕНК: Счет за урну.
УОЛТЕР: Нам она ни к чему, мы развеем пепел.
ФРЕНК: Да, я все понимаю, но таковы правила — прах передается в урне, иначе не бывает.
УОРТЕР: Это же 140 долларов!
ФРЕНК: Я подобрал самую скромную модель.
ДЮДЯ: Это очень дорого.
УОЛТЕР: 140 долларов?!
ФРЕНК: Бывают и по 3 тысячи.
УОЛТЕР: Надо же.
ДЮДЯ: А можно взять урну на время?
ФРЕНК: У нас похоронное бюро, не ателье праката.
УОЛТЕР: Ну даете, мать вашу. Хоть мы скорбящие, мы не лохи!
ФРЕНК: Сэр, не повышайте голоса.
ДЮДЯ: Френк, можно нам переложить прах куда-нибудь еще?
ФРЕНК: Эта урна по цене самая умеренная.
УОЛТЕР: Черт возьми! Где тут супермаркет?

Большой Лебовски, 20

УОЛТЕР: Донни был спортсменом и славным парнем. Он был… Он был одним из нас. Любил свежий воздух и кегли. С доской для серфинга прошел всю Южную Калифорнию, от Редондо до Калабассос. Он ушел. Ушел как многие в его поколении, безвременно и нелепо. Так прими его, Господи, как принял уже многих молодых ребят у Кхе Сана, Лан Дока, Высоты 364. Те парни отдали жизни. Как и Донни… который любил кегли. Ну что, Теодор Дональд Кеработсос, согласно твоему невысказанному желанию предаем твои бренные останки в объятия Тихого Океана. Ты так его любил. Спи спокойно.
(Вытряхивает пепел из банки на ветер. Пепел летит на Дюдю, осыпает того с головы до ног.)
УОЛТЕР: Дерьмо… О, Дюдь, извини. Чертов ветер.
ДЮДЯ: Черт побери, Уолтер! Ты — придурок!
УОЛТЕР: Ну, я виноват.
ДЮДЯ: Ты все портишь! Превращаешь в балаган!
УОЛТЕР: Ну, прости, я нечаянно.
ДЮДЯ: Что?! Ну что ты там понес про Вьетнам?!
УОЛТЕР: Дюдя, прости.
ДЮДЯ: Опять свое. Причем здесь гребанный Вьетнам?!
УОЛТЕР: Прости, Дюдя.
ДЮДЯ: Ты вообще… что ты городишь?!
УОЛТЕР: Э…
ДЮДЯ: Твою мать! Чтоб тебя, Уолтер.
УОЛТЕР: Замнем, Дюдя. Встряхнись, старина. По кеглям? Идем? Идем.




Прим. 1: Главного героя в фильме «Большой Лебовски» Джефри Лебовски зовут «Dude» (фамильярное обращение к человеку, «лошадиный член»). В одном из переводов он — Дюдя, в другом — Чувак (по схожей этимологии; «чувак» по каким-то не совсем авторитетным предположениям значит «кастрированный баран (поросенок, верблюд — по разным источникам)», «чувак» вошел в русский язык через уголовное арго, возможно, из цыганского).
Прим. 2: Коктейль, который постоянно пьет Дюдя (за фильм он выпивает 9 коктейлей), в одном из переводов называется «Белый Русский», в другом «Белорус» — 2 части водки, 1 часть кофейного ликера и 1 часть сливок (молока).
Прим. 3: Прототип Уолтера — Джон Милиус, режиссёр и сценарист фильма «Конан-варвар».
Прим. 4: Прототип Чувака — промоутер независимого кино Джефф Дауд (Jeff «The Dude» Dowd), который помогал братьям Коэнам с их первым фильмом «Просто кровь» (1984). Джефф, как и Чувак в фильме, действительно был участником Сиэтлской семёрки.

Отметить: 20 цитат из фильма «Большой Лебовски»

Материалы по теме:

55 цитат из фильма «Берегись автомобиля» Каждый, у кого нет машины, мечтает ее купить. И каждый, у кого есть машина, мечтает ее продать, и не делает этого только потому, что, продав, останешься без машины. Человек, как никто из живых существ, любит создавать себе дополнительные трудности.
30 цитат из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» Товарищи, куда вы? Куда же вы, товарищи? Программа еще не кончилась. У нас еще много мероприятий. Аттракционы, викторины, комические эстафеты. Куда же вы? Подождите. Куда же вы, товарищи. Сейчас же не время. Не время купаться. Товарищи, я хотел как лучше. Чтобы дети поправлялись.
20 цитат из м/ф «Волшебное кольцо» Стали жить Жужа бела, да Машка сера, Ванька с мамкой, да змея Скарапея. Мамка этой Скарапеи незалюбила, к обеду не зовет, по отчеству не величат. Вот история-то…
Комментировать: 20 цитат из фильма «Большой Лебовски»