36 миллиметров елея (Рецензия на фильм «Остров»)

36 миллиметров елея (Рецензия на фильм «Остров»)

36 миллиметров елея (Рецензия на фильм «Остров»)
Остров

«Богу вряд ли необходима реклама. Зато она очень нужна религии».
Марк Твен

«Надо признать, что в кинематографе православная тематика не находится на должном уровне…» — так, или приблизительно так, начинается большинство инетовских рецензий на последний фильм Павла Лунгина с Петром Мамоновым в главной роли «Остров». Начинается, скажем так, несколько «по-комсомольски», словно передовица газеты «Правда». Как будто речь идет о пропагандистских упражнениях художников времен махрового застоя. Но самое ужасное, что это полностью соответствует духу фильма: перед нами действительно пропагандистское произведение.

А то, что с «воинствующего атеизма» кинематографисты переключились на «воинствующее православие» вовсе не удивительно. Это всего лишь примета времени. Нашего.

Вообще, фильм «Остров» оказался полной неожиданностью для зрителя. Всегда ироничный Лунгин, с его психоделическим «Такси-блюзом» и комедийными «Бедными родственниками», тот самый Лунгин, что был способен и на эпатаж — «Дела о «мертвых душах», и на грубоватый юмор — «Свадьбы», вдруг выдал столь пресное и нарочитое «моралите», что невольно начинаешь сомневаться: а кто из этих двух — Лунгин или Мамонов — последнее десятилетие провел в затворничестве в подмосковной деревне? Впрочем, от Мамонова с его бурной рок-н-рольной юностью, точно можно было ожидать нечто в этом роде.

Итак, рецепт «агитпропа» от «православного цеха»: побольше чудес, много размышлений на тему жизни и смерти и «страшный смертельный грех» для завязки. В конце победа православной концепции, которая неизбежна как коммунизм у классиков. Нарочитость как прием, наигранность как стиль, и никакой тебе недосказанности. Все прямо в лоб. С такой картонной силой, что Станиславский наверное, потерял бы дар речи: было бы легче поверить в шансы сборочной России по футболу, нежели в правдоподобность происходящего.

Прежде всего, сюжет: Великая Отечественная война, где-то на Ладоге (хотя все съемки происходили на побережье Белого моря), 2 моряка перегоняют баржу, и оказываются перехваченными немецким патрульным катером. Сразу начинаются странности: можно себе представить какую ценность во время войны представляет груженная углем баржа. И тут выясняется, что немцы не в состоянии ни этой баржей управлять, ни взять ее на буксир. Вот какой сверхсложной «космической» техникой управляли советские моряки! На предложение управлять баржей гордый шкипер отвечает отказом, и тогда ушлые нацисты предлагают второму моряку расстрелять командира, что тот униженный страхом и делает. И немцы взрывают баржу вместе с матросом изменником, надеявшимся на спасение.

Этот нелогичный эпизод, сразу настроил меня на скептический лад: по-моему, создать такую же ситуацию, но чуть более правдоподобно, не составило бы труда, ну да Бог с ним, тем более что фильм как раз про него, про Бога, а не про баржу.

Итак, взорванный, но не погибший моряк, которого зовут Анатолий, попадает в монастырь на одном из островов озера, где монахи выхаживают его. Бывший моряк становится послушником при монастыре, работая в монастырской кочегарке, топящейся тем самым углем со взорванной и выброшенной на берег баржи. Проходят годы, но Анатолий так и не становится ни монахом, ни гражданским человеком: принять сан ему мешают муки совести, уйти из монастыря страх наказания. Казалось бы, мы увидим сломленного судьбой человека, которого не отпускает прошлое? Вовсе нет, Анатолий превратился в местного юродивого, старца Анатолия, оказавшегося вдруг «целителем» и почти что святым, и которого даже настоятель монастыря называет не иначе как отец Анатолий. Послушника? Отец?

Ладно, простим Лунгину и это неточность, ведь фильм, как мы понимаем, вовсе не про монастырь, а про Бога!

Дальнейшее напоминает такой себе киножурнал «Практические вопросы изгнания бесов». Чудесные исцеления чередуются с охотой за бесами, нравственные проповеди с комическими мистериями, все с той же нравоучительной начинкой, и все это на фоне большого количества «правильно» прочитанных молитв. Какое уж тут таинство? Учебный фильм. Если честно, первое что пришло в голову при попытке автора выжать у меня слезу демонстрацией мальчика отбросившего костыли: блестящие персонажи Ильинского и Кторова из «Праздника Святого Йоргена». Лунгину стоило бы учесть подобную аллюзию.

В результате, вместо того, что должно было бы стать главной темой фильма — тяжести содеянного греха — нам предлагают заманчивый вариант решения наших жизненных проблем: сходите к старцу. А проще говоря — граждане, айда в церковь. Каждому третьему чудо бесплатно.

Фильму не помогают ни гениальная как всегда игра Виктора Сухорукова, ни старательные, хотя и несколько бестолковые «нравственные метания» Дмитрия Дюжева, ни подчеркнутая, характерная авторская манера монтажа и съемок Павла Лунгина. Фильм расползается на бессвязные, нелогичные куски, как мокрая бумага в луже. И центральный персонаж, вокруг которого, вроде бы и нанизано действие, периодически оказывается «подвешенным», словно и не ради него затевалось все это действо. Вообще, старец Анатолий у Мамонова вышел какой-то вычурный, неровный, то срывающийся на клоунаду, то страдающий на уровне школьной постановки Шекспира. Мамонову не удалось десятой доли того, что он сделал в свое время в «Такси-блюзе». Впрочем, это вполне объяснимо: тогда он играл то, что хорошо было ему знакомо — музыканта. Сейчас, то, к чему лишь стремится: божьего человека. Видимо еще не достиг…

Какой же высоконравственный урок, столь прямолинейно преподал нам, освоивший искусство кинопроповеди, режиссер Павел Лунгин? Его озвучил персонаж Сухорукова, настоятель монастыря: «Нет греха, который нельзя замолить, потому что богу все возможно».

Грешите граждане. Ибо «у бога нет ничего невозможного». Потом разберемся.

Отметить: 36 миллиметров елея (Рецензия на фильм «Остров»)

Материалы по теме:

Индивидуальность «Официанта не замечают не потому что он прячется, а потому что он всегда на виду».Максим Гайяр, основатель ресторана «Максим»
Шо, опять? (Рецензия на фильм «Мы из будущего-2») «Драться будем в 21 веке...»Борман
Кто там за богом очередь занимал? (Рецензия на фильм «Первый после бога») «Волны стремительным домкратом перекатывались через палубу…»И. Ильф и Е. Петров, «12 стульев»
Комментировать: 36 миллиметров елея (Рецензия на фильм «Остров»)