Алеша Виноградов. Невыдуманные истории

Алеша Виноградов. Невыдуманные истории

Алеша Виноградов. Невыдуманные истории
Вообще, я все как бы хотел привести в этом цикле к логическому финалу. Но — иногда логика отступает на второй план, так же, как и финал…

Хотя, что такое финал? И что такое — логика?

* * *
С Алешей я говорил год тому назад…

Или два…

А точнее — и два года назад, и год назад…

Один раз я ему позвонил домой. Подошла его жена… К своему стыду, вспомнить я ее не мог, хотя вот она меня помнила… Ну, явно, не с самой лучшей стороны…

Я начал ее расспрашивать — кто ты, да что ты… Ну, не очень был такой вот корректный разговор… Она мне не без раздражения отвечала — и тут память вернулась…

* * *
А был Новый год… И мы куда-то поехали…

То есть, сначала мы просто пили — тоже где-то, а потом вот вдруг куда-то поехали…

Помню, встреча Нового года проходила хорошо… Из закуски у нас были снетки — такие маленькие моленные рыбки, которые едят с головами, и еще ананасы, которые мы порезали на той же бумаге, где лежали снетки… Ананасы, конечно, принес Гена… Они были мороженные, эти ананасы, а потому, когда оттаивали жутко воняли снетками…

* * *
Да… Выпивки было очень много, а потому наш друг Колеся, который пил не рюмками, а стаканами — надрался и уснул…

Ближе к полночи мы стали готовиться к встрече нового года… Нет, не то, чтобы оделись во все красивое, а так.… Всех вдруг возмутило, что Колеся так и будет спать в великий праздник… Дебаты, дискуссии, споры… Потом было решено не оставить Колесю без встречи Нового года…

Как только Брежнев начал говорить свою речь по ТВ, мы Колесю поставили перед ТВ… Но стоять он не мог, ибо спал, а потому мы его поставили на колени… Он так и стоял на коленях, как мусульманин на намазе, уткнувшись лбом в пол…

Картина была очень трогательная…

— Да… — задумчиво сказал Гена… — Колеся, наверное, очень любит Брежнева, раз он стоит в позе рака-бронтозавра…

* * *
Это вот изречение — поза рака-бронтозавра — стало на многие годы нашим весьма и весьма любимым…

* * *
У меня смутное, но весьма стойкое ощущение, что тот Новый год мы начали встречать у меня… Скорее всего, так оно и было…

* * *
Компания у нас была исключительно мужская — таков был изначальный договор… Типа — ну их, баб, на фиг… От них только шум один… И суеты много…

Да… Договор был… Но к часу ночи всем нам стало скучно… И тут неугомонный Виноградов сообщил, что есть у него девичья компания из Педа, которая, как и мы, решила встречать Новый год без представителей противоположного пола…

Энтузиазм в массах показал, что надо ехать именно туда… К девушкам.

Виноградов позвонил, быстренько поговорил и мы поехали…

Вроде, поехали в Измайлово…

Правда, уехали не все — Колесю так и оставили перед ТВ в той самой позе… Правда, он и в такой позе умудрился выпить стакан, который мы предусмотрительно поставили перед ним, но потом он в этой позе так и остался…

* * *
Долго мы ходили по каким-то парковым улицам, но чудом нашли и дом, и даже до квартиры добрались…

Открыла нам милая девушка…

Виноградов сразу лег под елку и заявил:

— А я — новогодний подарок… Кто хочет?

Одна довольно интересная — не хозяйка, ее подруга — девушка подошла, пристально поглядела на Алешу и сказала:

— Ты сначала вылези, подарок… А то рассмотреть тебя не получается… Может, и захочу…

* * *
Через год они поженились…

Когда она мне рассказала, что работает завучем в школе, тут я и вспомнил… Ну, да… Это — та самая…

Лена — а ее зовут так — сказала, что Алеша поехал на полугодовой нажирон к Максу… То есть — раз в полгода Виноградов и Макс надираются по полной, и вот сегодня именно такой день…

Я попросил — она мне дала телефон Макса, я позвонил туда, но слышал только мычание… Почему-то Макс и Виноградов думали, что я в Москве и угрожали, что если я срочно не приеду, они меня найдут и притащат к Максу насильно… Пришлось вешать трубку…

* * *
Помню, когда я был у Лешки дома впервые… Мы там были с Панфилычем, выпивали… Курили… Стряхивали пепел в какую-то странную пепельницу… Ну, плевать же, если есть куда стряхивать…

Изрядно напившись, я решил выяснить происхождение пепельницы… Ну, как говорили мои друзья наркоманы, прикололся я по ней…

— А… — сказал Леша. — Не парься, Алексис… Тут прах моего батюшки… И вообще — это не пепельница, а урна…

Наверное, вид у меня очень испуганный…

— Алексис… — растягивая слова, протянул Виноградов. — Мой папа очень любил курить, так что мы ему только радости подкидываем…

Я задумался, понял правоту его аргументов и осторожно стряхнул пепел от папиросы в урну…

* * *
Когда-то Леха учился в Педе, но его оттуда выперли и он пошел в армию…

Об армии он рассказывал очень забавно — и я до сих пор не сомневаюсь, что рассказывал он чистую правду…

Ну, скажем, надоело Лехе ходить по плацу… Но он ходит со всеми — только одну ногу поднимает. А другую по земле волочит…

Старшина: — Ну, гад. Ногу подними.

Леха: — Так не поднимается!…

Ну, к врачу — а Леха стоит на своем…

Так и освободили его от муштры…

Или — винтовка…

Старшина: — Грязная винтовка! Чисть, зараза!

Виноградов сидит в сторонке, ничего не делает, солнышком наслаждается… И все ему хорошо.

Час проходит — идет к старшине.

Тот смотрит:

— Ну, лучше, но все равно не то…

Через час опять…

И опять через час…

Часов через 5 старшина говорит, глядя на нечищеную винтовку:

— Ну, вот! Можешь, когда хочешь! Сразу бы так…

* * *
Леха инициировал самоубийство — типа, вешался, но все прошло так, как он и хотел: его отправили в дурдом и вскоре освободили от армии… Прослужил он, если считать вместе с дурдомом — месяца четыре…

* * *
Потом он как-то начал мотаться по всяким экспедициям, поступил в МИИГАИК /институт чего-то там и картографии/, потом — не геофак, уж не знаю куда… А потом вдруг осел в Москве и начал обивать двери… То есть, не пороги — заметим — а именно двери…

* * *
Тогда он был еще первой ласточкой — скоро все мои друзья встали на путь быстрой и безотказной наживы… Даже Гена научился обивать двери — лично мне он ее обил совершенно бесплатно, даже за материал всего половину взял от рыночной цены…

* * *
Не знаю, кто научил Виноградова — но очень быстро он стал просто самым лучшим обойщиком дверей в Москве… Заказов было так много, что тут он и начал подтягивать к себе — и учить заодно — всех наших друзей… Всех, кроме меня… Мне он говорил так: «Алексис… Не твое это дело — ты лучше стихи пиши…»

* * *
Стихи ему мои были абсолютно краем. Да он их и не слушал, и не читал… Но однажды достал: — Напиши что-то лирическое про меня…

Долго я не думал, и сразу выдал:

— Мало знал я в мире гадов,

Как Алеша Виноградов…

Стих ему настолько понравился. Что он начал с того дня относится к моему таланту очень трепетно…

* * *
Алеша богател… Он даже стал директором — не сразу. Но стал — какой-то конторы по ремонту и прочему… Бюро добрых услуг — вроде, так это называлось… Ездить стал на машине, рассуждал о том — что лучше купить, дачу или иномарку… Дубленка… Холеный, как Грегори Пек… Тут вот как-то наши пути и разошлись… Нет, не потому, что он стал богатым, а я остался бедным… Компания распалась, вот и все…

* * *
И вот, просчитав, сколько времени у Алеши уйдет на похмелье, дня через четыре после первого звонка и звонка Гансу, я ему позвонил…

Мы с ним долго говорили…

Он мне рассказал о судьбах наших бывших — или всегдашних, на деле — друзей… Еще сказал, что работает на своей машине развозчиком каких-то посылок, надо скоро машину менять, чтобы она была классная и в ней было можно фильмы на дисках смотреть… Да… Штука в месяц… Долларов. И его это устраивает. Потому что всех денег не заработать, а если и заработать, так задницу надо рвать…А он рвать ничего не хочет, потому что это против природы…

Он стал философом, Виноградов…

* * *
И потом мы говорили еще несколько раз… Узнав о том, что я собираюсь приехать в Москву, он сказал, что и встретит меня, и устроит у себя…

— Я тебе постельку приготовлю… — сказал он. — И одеяло теплое.… Но пить мы будем только в скверике — там воздух почти чистый…

* * *
Это было год назад…

И вот, я позвонил… 25 марта 2009 года…

Трубку сняла его жена Лена.

— Алешу можно? — спросил я.

— А кто его спрашивает?

— Алексис…

— Знаешь, я продрогла, на улице снежная каша… Хотела я на кладбище сегодня поехать…

— Так Алешу-то можно?

— Алеша умер… Сегодня ровно 9 месяцев со дня его смерти… Острый панкреатит… Пять дней — и все, но он три дня находился без сознания… Ты извини, я голодная и холодная… Давай, ты мне как-нибудь потом позвонишь… Ты его помяни сегодня… Хотя бы в мыслях…

— Помяну… — пообещал я… — И не только в мыслях, но и пивом… Очень я его сильно помяну… Не волнуйся…

— Извини, что я тебе тогда не позвонила и не сказала о смерти Алеши. Просто он говорил, что у тебя и так масса разных проблем…

— Да… — ответил я и повесил трубку…

* * *
Помню, мы с ним когда говорили, я сказал, что вот, ученые трудятся над продолжением жизни… Типа, все будут жить до 300 лет…

— Хорошо, что они до нас не доберутся… — сказал он мне тогда. — На хрен мне столько лет небо коптить…

* * *
Поминать надо как-то красиво…

Я пошел в магазин… Купил пива — набил рюкзак…

Трамвая не было — пошел пешком к дому…

Прохожу мимо закусочной — остановился… Поглядел в сотый раз цены и решил, что лучше идти дальше…

Правда, стоял я долго, наверное — минут пять…

Да… И пошел…

Дохожу до перекрестка — и вдруг машина останавливается…

Открывается дверца — там мужик сидит…

Ну, думаю, хочет дорогу спросить… А я так в Брюсселе и не разобрался… Ну, ладно — если что знаю, то и скажу…

А он мне деньги протягивает — 2 евро, 1, и 2 по 50 центов…

Итого — 4…

Я ничего не понимаю, гляжу то на него, то на деньги…

Он говорит:

— Пойди и поешь… Ладно?

Я ему:

— Это ты мне?

— Ну, да… — и протягивает деньги…

Деньги я взял…

И поблагодарил…

И пошел обратно — к той закусочной, где купил огромный бутерброд с мясом и овощами…

И пошел в сторону дома…

Но сразу домой не пошел — зашел в парк, он у меня рядом, сел на скамейку, достал пива… Поглядел на редкие звезды…

— Лех… — сказал я… Вот… В парке я один… Знаешь, я уж тут и не пойму, кто и кого поминает… Нет… Наверное, поминаю тебя все-таки я… Но… Огромное спасибо за закуску…

И я выпил…

* * *
Я и дома его поминал… Просто взял 2 бутылки пива, поставил рядом, и выпил одну за другой… Вроде, за себя и за Леху…

Трудно понять, что первая моя компания — умерла… Раньше мы говорили с Лехой, что вот, нас осталось двое…

Да…

А вот теперь остался я один…

Отметить: Алеша Виноградов. Невыдуманные истории

Материалы по теме:

Брыль. Невыдуманные истории Виталик Кабаков постоянно где-то учился. Об этом знали все — но никто не знал, где именно учится Виталик в данный момент…
Бедный Вася Вообще, когда я с ним познакомился, кличка у него была совсем другая — Лель… Честно сказать — справедливая кличка: не внешность — а небожительство…
Клязьма-Клизьма. Невыдуманные истории В те давние времена было мало развлечений, а уж пансионатов было и совсем — по пальцам пересчитать… Вообще, рядом с Москвой были два известных пансионата — Клязьминский /ясно, где он находился — на Клязьминском водохранилище/ и другой — чуть дальше, но тоже все на том же водохранилище, который назыв
Комментировать: Алеша Виноградов. Невыдуманные истории