Амелия — была красавицей…

Амелия — была красавицей,
Притом — шестнадцатого века…
Она умела людям нравиться —
От Леонардо до Эль Греко…

Ее писали все художники —
От тех, кто жив, до тех, кто помер…
Да, в жизни — много невозможного,
Не жизнь — а фокусника номер…
Итак, жила себе Амелия,
То Мона Лиза, то вакханка…
То — пребыванье в тесной келии,
То — в золотом запасе банка…
То — в южном вечере маслиною,
То сахарным песком на Крите…
Была Амелия картиною —
Другого вы не говорите…
Ну, да… Картиною почетною,
В вертепе или гордом храме…
То обнаженная, то с четками —
Всегда в позолоченной раме…
То ей молились, то — ругали, и
Бросали косточки от сливы…
Но все при этом примечали, что
Амелия весьма красива…
Нас душит время золотистое,
Лучами скатываясь с крыши…
Мы видим грязное, как чистое,
Святых молитв почти не слыша…
Мы судим то, что не положено —
Ни по уму, ни так — по вере…
Амелия рукоположена —
Кем? Красотой, по крайней мере…
Ну, да… Эпохи и столетия
Ей восхищались, хоть — ругали…
Но ругань — это дело третье,
Вторая сторона медали…
И в колдовство не очень верю я,
Его ногой задену левой…
Я просто выпью за Амелию…
Ее когда-то звали Евой…

Материалы по теме:

Ч/Б АЛЬБОМ INTRO В кухне было накурено. Вышел из дому затемно. И в записке — химеры и фурии.
О чем мечтают светофоры о чем мечтают светофоры когда вдруг замирает город о чем на диалекте Морзе они друг другу говорят быть может вспоминают море и то что по асфальту скоро автомобили на морозе быстрее ветра заскользят
Тусуется по улице подпольный командир Тусуется по улице Подпольный командир. Со всеми он целуется, Целуется — до дыр. Он преисполнен гордости, За то, что одноног…