Амелия — была красавицей…

Амелия — была красавицей,
Притом — шестнадцатого века…
Она умела людям нравиться —
От Леонардо до Эль Греко…

Ее писали все художники —
От тех, кто жив, до тех, кто помер…
Да, в жизни — много невозможного,
Не жизнь — а фокусника номер…
Итак, жила себе Амелия,
То Мона Лиза, то вакханка…
То — пребыванье в тесной келии,
То — в золотом запасе банка…
То — в южном вечере маслиною,
То сахарным песком на Крите…
Была Амелия картиною —
Другого вы не говорите…
Ну, да… Картиною почетною,
В вертепе или гордом храме…
То обнаженная, то с четками —
Всегда в позолоченной раме…
То ей молились, то — ругали, и
Бросали косточки от сливы…
Но все при этом примечали, что
Амелия весьма красива…
Нас душит время золотистое,
Лучами скатываясь с крыши…
Мы видим грязное, как чистое,
Святых молитв почти не слыша…
Мы судим то, что не положено —
Ни по уму, ни так — по вере…
Амелия рукоположена —
Кем? Красотой, по крайней мере…
Ну, да… Эпохи и столетия
Ей восхищались, хоть — ругали…
Но ругань — это дело третье,
Вторая сторона медали…
И в колдовство не очень верю я,
Его ногой задену левой…
Я просто выпью за Амелию…
Ее когда-то звали Евой…

Материалы по теме:

Песня больничных мух Когда начнется тишина качнется капельница с бромом и мертвецы с бутылкой рома кивнут душевно иди к нам не сможет радио концерт тебя развлечь не плачь гитара застынет пакостная старость
Вмятины памяти… вмятины памяти простите меня двое за дверью детства запомните моё имя
Черный пистолет Не важно где твой черный пистолет на переулке «новом» или на «большом каретном» важнее где тебя сегодня нет и отчего херово было летом не важно кто возьмет тебя в экран