Амур в процедурном

***
здесь осень ручной работы, а зимы из-под станка,
здесь среднее по больнице — когда не успел одеться
и вышел. и правда в том, что нету правды, пока
амур в процедурном — вывих
      плеча и мозоль на сердце…

эй, там, наверху, вне плана земле замените ось
ну сколько ей можно быть
      с одним и тем же мужчиной

адам, наливай «агдам», ты помнишь, с чего началось
давай по порядку правду. потом где надо смягчим.

и сотни страниц вперед отсчитывать, вычитать
бесчисленных вводных слов пристройки, где запятая —
уже приговор.
      зима. страница 2005
не в пятнах. но что за черт — опять до дыр зачитали.
20 февраля 2005

Чужому сыну
ты тоже хорошим мальчиком будешь —
вино, шоколад, мировой запас
острот, перекуры, сердца на блюде
на выбор и краткие встречи на плас

пигаль или улице удальцова
в пределах кольца, в переплавку, сон —
не в руку, но свежий сюжет подсовывал.
мы были… знакомы с твоим отцом.
18 февраля 2005

***
если часто выворачивать душу наизнанку,
она изнашивается?
хорошо,
сделаем вид, что не знали,
выбьем шесть из шести,
сотрем в порошок,
спрячемся за «три-дабл-ю».
только куда
сдавать груз перехлестывающей за борт нежности,
нерастраченные мегатонны
(как макулатуру на очередной многотомник) —
только потому что вы оказались к ней не готовы…
23 февраля 2005

***
я угадаю правильный ответ:
ты выходил до ветра? нет? допустим.
тебя, как и меня, нашли в капусте
вот шуму было! так и на просвет

пытались проверять на неподдельность
и кто-то приволок детектор лжи
не веря, что мы просто так лежим
без предисловий. и проста предельно

игра теней, где на пол башмачки,
луна на шпиле, вечер-переросток,
в тебе навскидку метр девяносто.
автодозвон. короткие гудки

границ рисуем красным штрих-пунктиром
и штрафы нарушителям — в у.е.
ты проходил по стеночке в моей
и без того двухкомнатной квартире.

как дважды два — шла саша по шоссе
я угадаю правильную коду
расходятся круги, не суйся в воду
несется день по встречной полосе

а мы лежим. вяжи простые фразы:
«я вас любил, любовь еще быть мо…» —
я складываю каждое письмо
в журнал недопустимых операций.

Материалы по теме:

Вышел вечер, как двадцать рублей… Вышел вечер, как двадцать рублей, Что в заначке — лежали и плакали… Эй, прохожий, мне водки налей – Ведь печали у нас одинаковы… Умираю я тысячу лет…. Да… Давно умираю… Привыкшие…
По-моему, это так у меня есть в руках слова, у тебя будет бита бейсбольная, и, понятно, что, по-хорошему, ни один из нас не виноват, ведь без боли не станет смысла
Re: Konez vtorogo perioda Ono Как в этом космосе так происходит, когда, казалось все, и все равно нулю, бумаге и гудку на пароходе, но вдруг — бабац! И вот Оно. Оно, не знающее правил, законов, выдуманных наугад, то, что, казалось, навсегда оставил