Аромат коктейля

Аромат коктейля

Аромат коктейля
Аромат коктейля

Путь от очарования ароматом коктейля в веселой непринужденной компании до похмелья и осознания, что все мы тут давно уже алкаши и дегенераты, не особенно долог. Три фильма об этом выстраиваются в таком порядке: (1) «Три плюс два», 1963, (2) «Мой младший брат», 1962, (3) «Доживем до понедельника», 1968.

На первый взгляд хронология нарушена, но если вспомнить, что «Три плюс два» снят по пьесе Михалкова «Дикари» 1958 года, то даже в годах никакого разночтения нет.

Выбор фильмов вроде бы случаен, но дело в том, что все они были встречены необычайным ажиотажем в свое время и совершенно непонятны сегодня.

Непонятность «Три плюс два» объясняют тем, что фильм был снят в двух вариантах: в широкоформатном для проката и в обычном телевизионном. Причем это действительно разные фильмы, смонтированные из разных дублей, снятых на разные камеры, с разными ракурсами и не одинаковыми картинками — такая вот была авангардная применена схема, а не обычное в таких случаях копирование с обрезкой с большого кадра на телевизионный. Вариант «Три плюс два», снятый для кинотеатров, необычайно талантлив и просто шедевр, а в телевизионном дубле актеры играли уже уставшими, вялыми и понурыми. Такой вот миф. То что это чушь, можно легко убедиться, скачав киновариант с торрентов (не так давно появился), все то же самое — смотреть невозможно. Нам это уже непонятно.

А что было понятно раньше? Что же там такого, что сразило зрителей того времени? Просто показаны люди, практически новый класс, которого в СССР еще не было, молодые, образованные, хорошо зарабатывающие своим трудом, непременно творческим (все как на подбор: физик, дипломат, доктор/ветеринар, актриса, дрессировщица), которые много чего добились, причем сами, но главное то, что самое великое у каждого еще впереди. «Сами» и «новый класс», такой вот самообман. Можно назвать это первым глотком коктейля. Действующие лица и не замечают, как оказываются в сценарии фильма «Мой младший брат».

Аксенов, а фильм снят по его книге «Звёздный билет», пронес сквозь все свои произведения один интерес, главную, стержневую тему — что происходит и произошло с людьми его круга, с его друзьями, которые будучи вчера молодыми, перспективными, творческими «сами», сегодня озабочены покупкой мебели и мелкими интригами в своих конторах. Возможно, не лично Аксенова это интересует, но его лирического героя точно.

У Аксенова не может быть просто, у него все с подвывертом, в данном случае он довольно замысловато отстраняется от действующих лиц в роль рассказчика, в старшего брата одного из героев, причем рассказывает историю глазами младшего брата, да еще и погибает в конце, а история продолжается без него. И погибает, конечно же не просто так шаляй-валяй, а в авиационной катастрофе при исполнении служебных обязанностей. То есть практически Гагарин, рассматривающий Землю из своего идеального, но безвоздушного пространства.

Впрочем, все эти фокусы с композицией вообще не важны. Главная сцена — возвращение Гали, в которую влюблен главный герой, младший брат, возвращение ее после блуда. Все тот же «аромат коктейля» вначале, предвкушение, прельщение и «Я не могу сейчас вспоминать обо всем этом без ужаса».

Из фильма «Доживем до понедельника» все знают только то, что счастье — это когда тебя понимают. Практически пустой звук сегодня, давно уже всем наплевать понимают или нет. Никто даже не пытается. Да и в фильме проблема главного героя далека от таких страданий. Илья Мельников — это непогибший, чудом спасшийся после авиакатастрофы и почти проживший жизнь «старший брат» из «Звёздного билета». Выросший из того «нового» класса «Трёх плюс два», растерявший всех своих «одноклассников», просто потому что он сам не вписался в новую жизнь нового класса образованных, хорошо зарабатывающих, творческих мещан. В фильме все друг друга любят и от этого страдают. Это умиляет зрителя, но как-то не особенно волнует главного героя. Его раскол, его трещина в том, что учебники истории новой редакции значительно отличаются от старых учебников. А он учитель истории, как мы помним. В старых учебниках написано: «в космос запущена ракета с экипажем на борту, космонавтов провожали ответственные лица...» и соответствующий список, а в новом учебнике: «космический экипаж в составе <...> выполнил задание, космонавтов встречали...», а о тех, кто провожал, ни слова. Тот зритель был в шоке от подобного открытия, от легкости переписывания вроде бы незыблемых школьных учебников, а мы уже и не вспомним, что провожал космонавтов Хрущев, а встречал Брежнев с новым Политбюро. Современного зрителя это не то, что не волнует, он не в состоянии понять, о чем же идет речь и что в этом такого катастрофичного для героя. А ведь у того мир уходит из-под ног, это не космонавтов из учебника, а его опять отправляют в безвоздушное пространство, в невесомость. Откуда он вновь будет отстранено наблюдать за чужим похмельем в чужом пиру.

Отметить: Аромат коктейля

Материалы по теме:

«Корне-кустовой словарь русского языка» на Планете.ру Запускаем проект по изданию «Корне-кустового словаря русского языка» на краудфандинговой платформе «Планета.ру».
Телефильм «Собака Баскервилей», 1971 Оказывается, помимо всем известной экранизации повести Артура Конан Дойля «Собака Баскервилей» с Ливановым и Соломиным в главных ролях, в СССР была еще одна — двухсерийный телефильм «Собака Баскервилей» 1971 года .
Монолог для Гоголя «...вдруг растворилась дверь, вошел Гоголь...»С. Т. Аксаков Вы были правы, Николай Васильевич, когда говорили, что после смерти Пушкина писать стало не для кого.
Комментировать: Аромат коктейля