Back in the USSR от нечего слушать

Back in the USSR от нечего слушать

Back in the USSR от нечего слушать
Back in the USSR

Сижу на даче, пишу роман, играю и гуляю с дочкой. Хорошо! Отпуск, стало быть, это я так отдыхаю. Одно омрачает оттяжный кайф — музыки нет совсем. В смысле, это у меня ее нет. У соседей зато — навалом.

Но как-то не повезло: то ли мне с соседями, то ли им с музыкальным вкусом ;-). Целыми днями я вынужден впитывать отголоски то откровеннейшей попсы (типа какой-нибудь Алены Апиной), то вездесущего «русского шансона», будь он неладен. А без музыки вообще — скучно.

Одним на редкость солнечным утром я обнаружил за занавеской на подоконнике замечательное устройство типа «радиоприемник». Включил. Ура, заработало! Тут же нарвался на Битлз, «Back in the USSR». Послушал, похихикал: вот уж куда теперь точно не вернешься, так это в USSR. Хе! Рано я радовался, как очень скоро выяснилось. Вслед за битлами меня порадовали следующие граждане: Род Стюарт («I am sailing»), Тина Тернер («Simply the best»), Led Zeppelin («Since i've been lovin' you»). Все. На этом лафа закончилась. Раздались с детства въевшиеся в подкорку позывные: «Не слышны в саду даже шо-ро-хи…» Трижды. Затем пикнуло шесть раз, объявили самое точное в мире время и напомнили, что это радио «Маяк», а не какое-нибудь еще. Дальше начался полнейший ужас: новости браво врали про невиданные успехи везде и во всем, от войны в Чечне до очередной битвы за урожай. Громогласно восхваляли Путина, и так далее, и так далее… Потом началась программа по просьбам слушателей. Это была даже не официальная советская эстрада, а ее искусственная имитация, созданная в последние несколько лет. Сначала спел сладкий мальчик Юлиан. До того сладкий, аж тошно стало… Потом некто (не стал засорять память его именем) голосом кабацкого лабуха и под соответствующий аккомпанемент спел пошлейшую песню «Ах, какая женщина… мне б такую!». Следом выступила, как ее объявили «народная група «Белый Орел» с нетленным шедевром «Потому что нельзя быть на свете красивой такой», после чего я не выдержал, выключил радио и, таким образом, покинул эфирное пространство СССР.

Проблема отсутствия качественной музыки в моих ушах никуда не делась, и час за часом я все грустнел и грустнел по этому, казалось бы, никчемному поводу. Мама с папой, озабоченные тем, что их единственное оставшееся на воле чадо (младшего братана на 24-м году жизни забрили в солдаты) пребывает в печали, и выдали мне древний стереопроигрыватель «Аккорд» и хренову гору виниловых дисков к нему. Ух, вот тут я оттянулся в полный рост! Помимо родительской коллекции я обнаружил свою собственную, еще в школьные годы собранную. Там были и The Doors, и Pink Floyd, и Dead Can Dance — в общем, куча кайфов, перечислять утомительно. Остаток дня и полночи я вдохновенно творил под все это богатство звуков. На следующий же день, едва с соседнего участка донеслось «Вези меня, извозчик, по гулкой мостовой…», я выволок колонки на балкон и поставил 2-й концерт Рахманинова для фортепьяно с оркестром. Солист — Святослав Рихтер. Мало того, что сам протащился, так еще и соседей к прекрасному приобщил: когда пластинка кончилась, вокруг стояла гробовая тишина. Эх, граждане соседи, лиха беда начало: в случае рецидивов «шансона» в моем распоряжении все 32 сонаты Бетховена, а на крайняк — тяжелая артиллерия: «Реквием» Моцарта.

Ребячество, скажете? Ну и не спорю. Я просто отдыхаю. Отпуск у меня, в кои-то веки.

Отметить: Back in the USSR от нечего слушать

Материалы по теме:

Наше радио Дома у меня вечно из телевизора тихонечко ворчит «НТВ». А в машине — «Наше Радио», замиряя, таким образом, в моей голове конфликт Гусинского с Березовским.
Запах ветра Именно в период, когда нужно быть особенно смиренным и спокойным, что бы не судить, но быть судимым, юбки девушек становятся короче, чем представление бывших работниц советского партаппарата о нормах морали и поведения в общественных местах.
Пьяная шмара, блудный милый и китайский колокольчик Мнение автора — это мнение автора. И не более того.
Комментировать: Back in the USSR от нечего слушать