Ботанический сад

Ботанический сад

Ботанический сад
Мы с сыном сидели в Ботаническом саду. Вернее, это я сидел, а сын носился по свежим ещё пока зелёным газонам. Как красный бильярдный шарик перекатывался по сукну, отскакивая от бортиков-горок.

Мы только что покормили уточек, и в кармане, в целлофановом пакете, у меня лежал полуощипанный батон — сегодня утки были что-то неголодные. А я как раз сидел на верхней ступеньке лестницы у большого дома (знаете, там есть такой, похож на усадьбу дворянскую, а на самом деле там администрация, и никого не пускают), краем глаза следил за ним, а вообще-то наслаждался видом.

Было действительно хорошо. Вообще-то я никакой не профессионал по видам, по художественной посадке деревьев. Или по интерьеру парков. По экстерьеру аллей. Хотя есть даже такая профессия с мудрёным названием… Я ей не владею. Но и без профессии было действительно хорошо: уже еле тёплое оранжевое солнышко стремилось к кромке желтого леса (экий я Тургенев!), передо мною пруд, в пруду утки, фонтан в пруду работает, камень под попой тёплый, позади большой дом, сын веселится и смеётся — короче, хорошо! В руке не хватало только бутылки пива, но это было бы уже слишком…

Я наслаждался видом идущих в мою сторону трёх девушек.

— Ну что ты нам про девушек заладил? — слышу возмущённые крики. — Что мы девушек не видели?!
— Таких? — могу я спросить в ответ. — Таких не видели!

Дело даже не в том, что они были как-то уж необычайно хороши (хотя они были хороши!). Дело было в их компании, в их букете! Они были все необычайно разные! Разного роста, разного веса, разноодетые. И волосы у всех разные: одна брюнетка, вторая шатенка, а третья рыжая! И вот, будучи столь разными, они образовывали великолепную группу. Щас я опишу их подробнее.

Первой и ближней ко мне (они шли от дальнего левого угла пруда), внимательно слушая собеседницу, шла рыжая. Она была стройна, высока и одета элегантно — в что-то типа брючного костюма, — и красивые (но удобные, я специально присмотрелся) туфли. Главным же её украшением были волосы: мало того, что истинно рыжие, так ещё и вьющиеся, разлетающиеся, густые, богатые, мало того, ещё и до… до… до попы. Ну а что мне ещё сказать, если они действительно до попы?! Хорошо-хорошо, до талии… Помните такие волосы, ребята? Они… они… они… — эх, всё равно политкорректно не опишешь. Да и вообще это лучше пережить… Обделены в чём-то любовники любовниц, стриженных под мальчишку. Ладно…

Девушка настолько отвечала этому дню, настолько попадала, роднилась с окружающей картинкой, что я немедленно её окрестил: Мисс Осень.

Следующей, в серединке, шла как раз коротко стриженая девушка — русая. Она же была ниже всех. И одета более парково: джинсики тоненькие, долгенькие, в обтяжечку, маечка наоборот размахаистая навыпуск клёвенькая, плотненькая, материальчик в сеточку, сверху ещё что-то наброшено, наверчено, узлом на груди завязано, хорошие часы и фенечка-браслет. И как бы она среди подруг проигрывать должна бы своими внешними данными… Вроде не девушка, а партизан какой-то прыгает. Обезьянка! Но она так оживлённо что-то рассказывала, так смеялась, так постоянно проводила ребром руки себе по… эээ… чуть ниже… эээ… Короче, даже мне издалека была ясна тема её милого трёпа: она рассказывала о подруге, которая не туда, куда следует, заявилась в мини-юбке! Она была как бы заводилой, центром, к ней всё стремилось, вокруг неё всё собиралось…

Вы узнали её, ребята? Конечно же это она: Мисс Весна.

Третьей, как-то немножечко сама по себе, отстранённо, чуть как бы не слушая, шла брюнетка. Она была почти что так же высока, как рыжая. И волосы, похоже, такие же длинные, но не вьющиеся и собраны в причёску. Но была она… не то, чтобы толстая (не толстая!)… не то, чтобы сбитая (не сбитая!)… Как объяснить? Девочки, заткните уши в последний раз, а? Она была… знаете… ммм… такое мужское описание… ммм… есть за что подержаться! Вот такой она и была. Всё есть, но какой-то переизбыток в ней! И одета также — как раз в мини, самая накрашенная, ухоженная, гладкая, как раз в туфлях самых красивых, но для парка неудобных! Если сравнивать, она была самая эффектная! Знаете, как яблоко, которое уже настолько спелое, что уже с коричневеньким бочком!

Так кто же она? Всё правильно: Мисс Лето, прошу любить и жаловать.

— А где Мисс Зима? — спросит меня кто-то. — Зиму-то куда подевал?

— Я не любитель фригидных блондинок… — отвечу я и пожму плечами. — Наверное, она идёт к Вам.

Вместо Зимы вокруг девушек нарезал круги мальчишечка лет четырёх-пяти.

— Зачем мальчик? Какой мальчик? Чей мальчик? — слышу крики.

Что значит — зачем? Если он был… Мальчика, знаете, из песни не выкинешь… А вот какой он, а самое главное ЧЕЙ — вот это действительно интересно.

Был он русый и курчавый, в советском свитере с оленями, рожица чумазая, в одной руке палка, в другой зелёное ведро (как выяснилось потом, с игрушками). Выглядел он так, словно ещё минуту назад ловил крысу. Палкой он шуровал по кустам, а ведром для веселья размахивал. Отлично выглядел, короче. Только вот кто он девушкам? — (что он с ними — сомнений не было).

Младший братик? Хммм. Знаете ведь, как девушки на навязанного им младшего брата зыркают? Причём все вместе, как сговорились. А сестра уж в первую голову, она ещё и на подзатыльники щедра. Но мои три Мисс вели себя совершенно по-другому, они удивительно спокойно, не прерывая трёпа, отслеживали, почти по очереди, занятные перемещения этого кучерявого таракана.

Сын? Похоже, что сын. Нет, точно — сын. Вот кто-то прикрикнул на него, чтоб из виду не пропадал. Не горлом прикрикнул, а нутром как-то. С любовью. (Я слегка расстроился — девушкам на вид никак не больше 23-25 лет. Впрочем… минус пять… 18-20… нормально…). Значит сын.

Только чей?

Я никак не мог определиться. Кучерявый, как Мисс Осень? Так что ж, зато русый как Мисс Весна. Тем более, что его костюмчик Мисс Весне наиболее родственный. Хотя может он в папу (такое бывает) — а жаркие брюнетки как раз, мне кажется, склонны к ранним бракам. Я никак не мог определиться. Я всё определялся и определялся… Тем временем девушки уже подошли совсем близко… остановились под моей лестницей…

— Мама! — вдруг закричал этот юный лаперуз, увидев моего сына. — Можно я с мальчиком поиграю? Мама!

Три девушки разом обернулись, кинули взгляд на моего сына, а я напрягся внутренне — сейчас всё разрешится.

— Мама! Можно?
— Можно, — сказала рыжая Мисс Осень.

Я стараюсь никогда не вмешиваться во взаимоотношения детей. Пускай уж сами… Таракан достал из ведра три машинки и протянул одну моему сыну. Вообще-то, мне это понравилось. И то, как он начал знакомство. Да и просто то, что захотел поиграть с мальчиком себя почти вдвое младше…

А главное… Главное в том, что вот минуту назад мы с девушками были никем друг другу. Прохожие. Случайные встречные. А теперь вот установилась эта тоненькая, едва уловимая, но реальная связь — наши дети играют вместе!

А я… Я продолжал сидеть на верхней ступеньке своей лестницы. Теперь, сверху, я как бы последний раз оценивал девушек. Вопрос же простой (и уверен, что каждый в подобной ситуации его себе задаёт) — если состоится, кого из трёх я намерен кадрить?

Мисс Лето? Но я не люблю излишества. Мне кажется, что с излишеством связан дурной вкус. Мисс Лето я отринул сразу.

Мисс Осень? Волосы, элегантность, ровность общения и явно сокрытая мудрость? Но у рыжих, зачастую, необычайно тонкая и белая (в синеву) кожа… Я пригляделся… такая у Мисс Осени и была…

Оставалась Мисс Весна. Впрочем, что значит «оставалась»? Конечно же я Мисс Весну выбрал сразу! Осознал не сразу, но это бывает. Милый партизан и в этот момент продолжала щебетать и рассказывать, стараясь, чтоб всем в компании было весело и интересно. Я даже не смотрел, не оценивал, а просто любовался. Знаете ведь, ребята, что именно с Весны всё в жизни и начинается, всё вокруг Весны и крутится!

Потом юный лаперуз подошёл ко мне, чтоб я посчитал, какое количество шишек они с моим сыном насобирали. Я отвлёкся, а когда повернулся, то поймал на себе последний осколочек оценивающего взгляда Мисс Весны. Знаете, это только мальчишки так смотрят — открыв рот и пристально. Девушки смотрят гораздо более тоненько, умненько и незаметно. Их остренький взгляд — как солнечный зайчик на спине учительницы. И поймать его на себе, это всё-таки особая удача, мне кажется… Мне кажется, что девушка никогда не позволит тебе поймать этот взгляд, если сама того не захочет…

И вот я поймал.

Потом девушки решили сфотографироваться на фоне большого дома у меня за спиной. А что? Он действительно красив, весь зарос диким виноградом… Фотоаппарат был один и, разумеется, был в руках… у кого? Кто позирует в первую голову, а кто фотографирует? Фотоаппарат был у Мисс Весны.

Но тут выяснилось, что у них уже оставался последний кадр! Мисс Весна никак не попадала на снимок на фоне большого дома…

Встал ли я? Подошёл ли, предложил ли помочь, сфотографировать всех троих? Или продолжал сидеть, отказавшись от инициативы, считая шишки? А если так, то подошла ли ко мне Мисс Весна?

А этого я не скажу. Думайте сами, ребята.

Отметить: Ботанический сад

Материалы по теме:

Протри поросенка Где-то в сказочных просторах: в дуплах может быть иль в норах, жили три мясных зверенка — три румяных поросенка. Старший был из них Наф-Наф, очень умный — это факт. Средний звался как Нуф-Нуф — не умен, но и не глуп. Младший, с кличкою Ниф-Нифа, был у них заместо «сифы».
Сон Дом в два этажа, сад вокруг обнесен живой изгородью. Кухня на первом этаже с огромными стеклянными дверями в дубовой раме, выходящими прямо в сад. В кухне лестница на второй этаж — дубовые перила. Гладкая столешница, приборы… Я в саду, и рядом две борзые. Исключительно изящные создания… Лето, тепло.
Снег идет («Последний Рим») Иногда я вспоминаю этот случай. Иногда или часто… Когда грустно. Или когда… Наверное, чаще, когда грустно. Если представить такой фотоальбом, условно как бы альбом воспоминаний, то этот случай в нем будет одним из самых памятных. Самых ярких. Алмаз. Сокровище. Драгоценность из золотой коллекции.
Комментировать: Ботанический сад