Брондергаз (Борькины истории)

Брондергаз (Борькины истории)

Брондергаз (Борькины истории)
— Ой-ой, смотри, мои глазки совсем закрываются, идти больше не могу. Понеси меня, пожалуйста! Мамулечка, ну мамулечка, ну мулечка, мумулечка!!!!! — подлизывался Боб самым бессовестным образом.

— Слушай, Боб, ты вдвое чаще кашу ешь, в общей сложности, может, ты меня понесешь, в конце концов, а?
— Ну, понеси, пожалуйста, на ручках, на своих замечательных ручках, понеси, пожалуйста! Меня! МЕНЯ!
— Не могу, ты уже большой и тяжелый, как… не знаю, что!
— Ой-ой, глазки сами закрываются, смотри же! Нету глазок совсем, не знаю, куда идти…
— Эй, ты поосторожней, а то войдешь в стену, как в прошлый раз, и как прикажешь тебя потом выковыривать? Половина туда торчала, половина сюда! Не помнишь, что ли?
— Не помню… — вдруг полностью проснулся Боб. И захлопал черными, как угли, глазищами. Но не надолго.
— Ой-ой, смотри, глазки сами закрываются уже. Падаю! Ножки не идут…
— Ручки тоже не идут? — поинтересовалась мама.
— Ручки вообще не идут!!! — заявил Боб совершенно серьезно.
— Падаю!
— И я тоже падаю!
— Хочу на ручки-и-и-и!
— И я тоже хочу на ручки-и-и-и! Слушай, тут чуть-чуть осталось. Вот уже подъезд нашего дома виден! Видишь, видишь?

Тут Боб подскользнулся и улетел прямо в сугроб в неуклюжем костюме, совсем как неваляшка! Там и уснул.

Мама его кое-как растолкала, и они вместе доковыляли до двери, поддерживая друг друга.

— Интересно, а как я теперь буду в тебя суп вливать, если ты теперь только горизонтальное положение можешь принимать… О-о-ой, как тяжело эти двери-то открывать, кто только их придумал, чугунные они, что ли? — ворчала мама, всем весом пытаясь удержать дверь, в которую пытался протистнуться Боб. Они с трудом дотащились до лифта. И нажали кнопку. Лифта не было около часа, потом приехал. Нажали кнопку на пятый. И буквально сползли по стенке, представляя себе, сколько еще одежек надо с себя содрать… прежде, чем наступит абсолютный покой… Долго искались ключи, и Боб ворчал, что никогда, просто никогда мама не может запомниить, наконец, где они все-таки должны лежать, ну что это такое, в самом деле… Боб сполз по стенке. И опять уснул.

— Не спать, еще не все, вот войдем, тогда падай, хоть на пороге, прямо на коврике, а я еще надеюсь до кроватки дотащиться.
— Да-а? — сквозь сон спросил Боб. — Я уже умер…
— Да-а? — бессильно спросила она. — А пообедать не желаешь сначала, дорогой друг… пообедать… сначала…

Потом они пол-часа барахтались в прихожей, пытаясь снять влажную от снега одежду, и вспомнили, что на лестнице оставили новый снегокат… Выглянули наружу, но он уже исчез и «до свидания не сказал»…

— Ну и ну, быстро они его, ой, ладно, все равно сил нет сейчас думать об этом, лучше завтра подумаем…

Рукав, другой, третий, четвертый, пятый…

— Боже, кто это придумал столько одежды носить…
— О-ой, — стонал Боб, — никаких сил больше нету!

Он весь был как мягкая кукла, с мороза…

Уже через минуту Боб был в кровати, под горой одеял! А мама помчалась в свою комнату, чтобы тоже прилечь, пользуясь случаем…

Вот что значит хорошая прогулка, настоящая прогулка, просто выгулка собак… Она вспомнила, как Боба понесло на собачью площадку, коих значительно более в парке, нежели детских, то есть детских тут вообще ни одной, а еще, пионерские пруды… называется…

И сон накрыл этот дом, включая разбросанные по коридору вещи, ботинки, куртки и исчезнувший навеки снегокат… Потом папа вступил на дежурство, а мама помчалась по магазинам, пока не возник вопрос со снегокатом…

Лапка троллейбусной дуги мягко обхватила провод. Движение застопорилось. Все ждали, пока троллейбус тронется с места.

— Что случилось, — спросила Бобкина мама, как раз оказавшаяся в толпе.
— Какой-то мелкий хулиган катался на троллейбусе и сорвал дугу…
— КАК…кой хулиган, какой из себя хулиган? — с трепетом спросила мама. — Как выглядел?
— Красный комбинезон, и вообще совсем маленький.

Даже землетресение не поразило бы ее больше… Это что же Боб уже дошел до того, чтобы средь бела дня раскатывать… на крыше троллейбуса, это все его дед… гены…

Придется устраивать взбучку! К тому же это очень опасно. Хотя, к чему это, за что взбучку устраивать… ах, да, движение застопорилось…

— Это ты так спать хотел, дитя, а сам на троллейбусе, средь бела дня… — мама ворвалась в Бобкину спальню (его комната преображалась, как по волшебству, то в спальню, то в гостиную).

Ребенок лежал под грудой одеял, как его и оставили, и сладко потягивался…

— Тебе, что, кошмар что ли приснился, — нахально спросил Боб. — Иди поспи еще.

Ничего не понимаю, приснилось, что ли, нельзя же быть таким артистом… А почему это должен был быть он… Мало ли проказников, даже если в красном комбинезоне… — размышляла мама.

Пока родители возились на кухне Боб пошел под шумок к компьютеру, и стал писать письмо питерскому дяде. Письмо начиналось, примерно, так:

А тут хороший снегопад… уже пошел, все завалило совсем. А дома тепло и пальма. Ты когда-нибудь ездил в метель по набережной, под Мендельсона… Попробуй… Вот, слушай мою новую песню, дорогой Брондргаз…

— Брондерга-а-ааз, — запел Боб. — Брондерга-а-а-аз, тебе посвящается моя ВЕЛИКАЯ ПЕСНЬ… про крутого эЛЬфа Брондергазского… Это как дон Кихот Ламанчский… Почти! А вместо вина Эль настоящи-и-и-й… и вере-е-еск, конечно тоо-о-оже, представь кучу сиреневых цветочков вокруг меня! И снег! И снег! Снег!

— Боб ты что думаешь, что он тебя слышит, что-ли? — раздался голос в комнате.

— Неважно, не мешай… БРРондергазский Брондерзаз, тьфу ты, газ, в общем… а я пью твое здоровье, компот с водорослями-и-и-и! Тебе там, в твоей Швеции-Норвегии н-не дают компот с водорослями? А мне даю-ю-ю-ют компот с во-о-одорослями… Зато блинчики каждый день, надоели уже! А у тебя что на обед, опять лосось, небось, бедняга Брондер-Газ! Твое здоровье, дорогой дру-у-у-уг!

Боб сидел перед комьютером, быстро перебирая маленькими пальчиками… Причем этот текст, наверное, никто бы никогда не понял, кроме, конечно Настоящего Брондергаза, это был специальный шифр, никому не известный, зато очень импульсивный. Наверное, импульсы и предавались куда надо…

Отображалосьэто, примерно, так:

фыэполывзриджоывмж! фывдаполвеждшоыапто!! И так далее…

— Ладно, все отсылаю, а то спать погнали уже, все уже… Против чего категри-и-и-ически протестую я-я-я! — дописывал Боб последние строки. — Спать гонят, не знаю, за что-о-о-о, и что делать с этими родителями… послать их… в Швецию-Норвегию, что ли… компот поучиться варить.

— Это что, из лосося, что ли? — возникла как из воздуха Серафима.
— Э-э, а ты окуда, из воздуха нарисовалась?
— Ага! Она торчала в цветочном горшке, как цветок.
— А компот из лосося существует! Уха называется!
— ДА НУ!!! ну… тогда… надо как нибудь… поехать на рыбалку, что ли…

Боб опять повернулся к компьютеру.

— Дорогой Брондергаз, приеду к тебе на рыбалку, в следующий раз, будем варить компот из рыбы, у тебя там и форель, небось, водится? Ну, так идет? Ну, давай, будь здоров, не кашляй.

Ах да, я тут новое транспортное средство освоил, троллейбус называется, с такими долгими дугами, классная вещь, только холодно на нем ездить в мороз, попочка вся прилипла, дуб зеленый…

Вечером была вечерняя прогулка, с которой Боб возвращался на голове у папы, вернее на шее, обхватив ее руками, отчего поминутно съезжали очки, которые некому было поправить… там Боб и уснул, положив уставшую голову на папу и скорчившись в три погибели, а сзади волочился никому не нужный снегокат, похоже чей-то чужой прихватили… Вот. Всю прогулку они гоняли голубей, уток и собак, всю живность, что лезла под ноги, и раз пятьдесят съехали с горки… так что Боба раздевали и укладывали уже спящего… после чего ожидалось раннее вставание, голодное, как собака… И еще более бурная фантазия, хлещущая во все стороны у дитяти… дуб зеленый…

Отметить: Брондергаз (Борькины истории)

Материалы по теме:

Я — потребитель Какие бывают потребители??? Нет, не сегменты, не целевые аудитории. Какие они, сами Потребители??? Потребители бывают благодарные и неблагодарные.
Прожигая жизнь К ногам падали маленькие-маленькие грушки. Дички.
Абсолютный слух Мама всегда, при каждом удобном случае, любит вставить своё знаменитое «У меня абсолютный слух!». Причём прилагательное «абсолютный» она произносит по слогам и с такой интонацией, как будто только у неё в нашей галактике есть этот самый слух.
Комментировать: Брондергаз (Борькины истории)