Черное и Белое

Черное и Белое

Черное и Белое
Ингмар Бергман

Ингмар Бергман. В этом имени есть что-то прохладное и изящное. Как камни балтийских фьордов, отражающиеся в изломанных волнах. Как суровая скандинавская природа. Как музыка Грига.
Ингмар Бергман снял более 40 картин и поставил более 100 спектаклей. Это не мало. Это даже много. Но все-таки он был одним из самых немногословных режиссеров.

Ему хватало самой малости, скупого кадра, одного взгляда, неловкого актерского движения. Ему хватало одного кадра, что бы сказать больше, чем некоторым удается вместить в десятки картин… Он был настолько немногословен и сдержан, что даже цвет ему мешал, цвет для него был криком. Криком для человека, привыкшего к шепоту, но это шепот, был настолько слышен, что его стилистикой черно-белого изображения заболели все 60-е. Именно ему подражали Калатозов, Вайда, Тарковский…

Наверное, он был самым влиятельным и цитированным режиссером после Эйзенштейна и Хичкока.

А его «Земляничная поляна», образ потерянного и обретенного детства, стала одним из самых понятных символов 20 века. Вне стран. Вне наций. Вне языков и культур. Как и все творчество Ингмара Бергмана.

Он не любил церковь. Но не было более религиозного режиссера.

Ингмар Бергман написал сценарии ко всем своим почти пятидесяти фильмам для кино и телевидения и к семи фильмам, поставленным другими режиссерами. Кроме того, он шестьдесят лет проработал на драматической и оперной сцене, создав более ста двадцати спектаклей. Писал пьесы, снимал документальные фильмы. История кино не знает ничего подобного.

Все свои сценарии и пьесы он писал только от руки:

«Я использую особые блокноты. Такие выпускались, еще когда я начинал работать над фильмом «Индустрия», куда меня взяли штатным сценаристом в 1942 году. Тогда нам давали такие блокноты из желтой линованной бумаги и чернильные авторучки. С тех пор я пишу только в этих блокнотах. Двадцать лет назад или около того их перестали выпускать, и тогда им пришлось сделать восемьсот штук для меня. У меня еще кое-что осталось. Думаю, до смерти хватит.»

Их хватило.

Бергман никогда не стоял на месте. Он то покидал кинематограф, полностью отдавшись театру и драматургии, то возвращался вновь. Он даже женился 5 раз. Наверное, искал новые оттенки чувств. Ведь в черно-белой палитре нет цветов, но бесконечно много тонов.

Последний раз он ушел из кино в 1982, что бы вернуться в 2001, с планами снять телефильм «Анна». Планам не суждено было сбыться.

Окончательно Бергман ушел из кинематографа 30 июля 2007 года. В понедельник.

Потому что все новое в жизни принято начинать в понедельник…

Отметить: Черное и Белое

Материалы по теме:

Царь (Никита Михалков) «Зовите меня запросто, без церемоний: Ваше Величество Никита Сергеевич»
До свиданья, мальчики Наш общий друг ушел, не прощаясь, по великому муравьиному пути.
Рок-н-ролл есть (Константин Кинчев) Седой. Татуированный. В черном. Кинчев. Константин. В далеком прошлом, слушая на скрипящей кассете его песни, я даже представить себе не мог, что через полтора десятка лет буду задавать ему какие-то вопросы, а он, рок-герой моего подросткового бунтарства, будет мне на них отвечать.
Комментировать: Черное и Белое