Что-нибудь великое (Рецензия на фильм «Александр»)

Что-нибудь великое (Рецензия на фильм «Александр»)

Что-нибудь великое (Рецензия на фильм «Александр»)
Александр

«Основное назначении исторических личностей — произносить исторические фразы».
Тэффи, «Всемирная история Сатирикона»

У каждого из нас случаются любимые писатели. Музыканты. Художники. И даже режиссеры. Это мысль первая.

Теперь вторая.

Когда-то очень давно, в 89-ом, в подвальчике с телевизором «Электрон» и магнитофоном «Электроника», которых сами имена соединили вместе, я увидел фильм «Взвод» Оливера Стоуна и сразу же этого режиссера для себя отметил. Позже я увидел и сюрреалистичный «Апокалипсис» Кополлы и неореалистичный «Охотники на оленей» Чимино, тоже посвященные вьетнамской теме, и понял, что Стоун — соцреалистичный режиссер. И это правда. Достаточно увидеть все его остальные ленты того же периода: «Сальвадор», «Уолл-Стрит» и конечно же оскаровский «Рожденный 4-го июля» с Томом Крузом в главной роли. Лучшая его роль, кстати. Оливер Стоун соцреалист, левак и значит романтик и интеллектуал. Это у нас интеллектуал — правый и прагматик. Немцов какой-нибудь. А у них, в другом полушарии люди ходят вверх ногами и поэтому интеллектуал — это левый и романтик. Ким Филби, например. И Оливер Стоун. И у нас с ним много общего.

Соединяю обе мысли: Оливер Стоун — мой любимый режиссер. И никто меня в обратном не убедит. Кроме, конечно же, самого Оливера Стоуна.

И вот он меня чуть в этом не убедил.

Своим последним фильмом «Александр», в котором, как не трудно догадаться речь идет о великом полководце Александре Македонском. Фильмы о знаменитых личностях, можно сказать, конек Стоуна. Режиссер умеет создать убедительный портрет исторического лица, будь-то рок-музыкант Джимми Моррисон или президент США Ричард Никсон. С помощью актерской пластики, увлекательного сюжета, но главное — глубокого проникновения в предмет.

Тем удивительнее, что фильм «Александр» беспрецедентно скучен. Понимаю, аргумент субъективен, неточен, спорен, поэтому и привожу его первым. Но, тем не менее, из 2,5 часов кинодейства более-менее вразумительными мне показалась только последняя треть, минут 40, начиная со сцены убийства Филиппа, отца Александра. Только после этого эпизода течение фильма приобрело присущую Оливеру Стоуну стройность, последовательность и логичность. Только с этого момента я стал понимать, что происходит, хотя биографию Александра в общих чертах и так знал. Ладно, хорошо, спишем это на мою тупость и необразованность. Но каждому понятно, что рассказ о любой исторической личности основан на ключевых моментах его биографии. Так вот выбор этих ключевых моментов Стоуном показался мне несколько парадоксальным. Вообще надо сказать, что фильм построен следующим образом: перед нами рассказ соратника Александра и основателя династии греческих фараонов Египта Птолемея своим хронографам. Прием даже интересный, учитывая, что пожилого Птолемея играет Энтони Хопкинс. Но вот самые-то интересные моменты биографии полководца — битва при Херонее, где он почувствовал себя полководцем, подавление бунта в Фессалии, соперничество с Дарием, объявление себя богом, сыном Амона в Египте, поход в Согдиану и Закавказье, фиаско в Индии и трудное возвращение в Александрию — мы получаем в виде закадрового текста, увлекательного рысканья камерой по безупречно стилизованным картам того времени и неясным схематичным картинкам массовки. Очень похоже на научно-популярный фильм. Но только очень затянуто. И не очень научно.

Конечно, я понимаю, что режиссер не ищет исторической точности и имеет право на свое виденье предмета, но ей-богу я не ожидал от Оливера Стоуна такого подробного анализа гомосексуальных связей в Древней Греции. Собственно этому, романтической связи Александра с другом детства, и посвящена львиная доля времени фильма. Вторая доля, на этот раз как минимум слоновья, посвящена взаимоотношениям между Александром и матерью, ненавидящей собственного мужа Филиппа, отца Александра. По Стоуну, это чуть ли не основная причина всех поступков великого полководца. Оливер Фрейд. Или Зигмунд Стоун. Собственно, тому, чем и прославился Александр, военным походам, отведено весьма скромное место. Битвы две: в Киликии при Иссе и в Индии на реке Гидаспе. Конечно, обе весьма грандиозны, по Стоуновски кровавы и натуральны и производят впечатление. Кроме того, битва при Иссе снята явно в манере Бондарчука и очень похожа на его Бородино в «Войне и мире»: много дыма, панорамных планов с высоты птичьего полета, кружащих потоков бегущих воинов… Все очень здорово. Но занимает едва ли 10% экранного времени. Все остальное, что еще осталось от греческой гомосексуальности, к концу фильма просто вызывающей смех в зале, и психоанализа, это много и со вкусом произносящий исторические речи Александр. Каждое свое действие он сопровождал столь грандиозными спичами, что производил впечатление тамады на бесконечной кавказкой свадьбе. Что же касается самого посыла фильма, то и он, увы, спорен. Я лично не согласен, что македонские фаланги были проводниками греческой культуры в Азии. Культуру не несут на кончиках копий. Напротив, обычно именно победители воспринимают культуры побежденных. Так было с римлянами в Греции, с монголами в Китае. И вообще, сдается мне, Азия была много культурней и древней амбициозной Греции. Хотя именно эта мысль, и промелькнула в конце фильма, при этом противники Александра выглядят в фильме схематичными мрачными тенями. Вроде «фашиков» в патриотичных советских фильмах.

Я не знаю, что случилось с Оливером Стоуном. Я могу лишь догадываться.
Но не хочу.

Отметить: Что-нибудь великое (Рецензия на фильм «Александр»)

Материалы по теме:

Оторваться по полной (Рецензия на фильм «Альфа-дог») «Жизнь — это игра. Сюжет так себе, но графика хорошая».Народное интернет-творчество
Удавка Мебиуса (Рецензия на фильм «Звездная битва. Сквозь созвездие Мебиуса») Весь мир озабочен качеством китайских товаров. Особенно озабочены американцы, потому что практически все, что они производят под своими торговыми марками — от резиновых слоников, до компьютерных компонентов — давно уже производится в Китае.
Сказки (Рецензия на фильм «Крупная рыба») «В историях моего отца было много фантастического, нереального, многое противоречило друг другу. Поэтому единственное, что я могу, — рассказать эти истории так, как рассказывал мне их мой отец».Фильм Тима Бартона «Крупная рыба»
Комментировать: Что-нибудь великое (Рецензия на фильм «Александр»)