Дальше только дома…

Дальше только дома,
ось земли неподвластная взгляду.
Вид аптеки, стена,
ртуть вдыхаешь как ладан.

То ли сумрак, то ли солдат,
что стоит неизвестный поныне,
вспоминает свой Ленинград;
где его уже позабыли,
как письмо наших дней,
уходящее вдаль анонимом,
мимо новых морей,
мимо новой пустыни.
А вокруг пустота,
что разбилась китайскою вазой,
и упала на города,
где последнюю фразу,
ты не в силах сказать,
проходя мимо скверов и баров,
где уже различать
отраженья в каналах,
ты не сможешь как прежде,
в тех краях, что в болотах скрывались,
находясь где-то между
слов и понятием старость.
Речи тусклый накал,
кроны, крыши, игла минарета,
изо рта идет пар
как остаток от скорости света.

Материалы по теме:

Голубь за голубем… голубь за голубем с поля голого взлетают сомнения, слышен треск. нимб станет петлёю на трезвую голову — трудно быть стойким, покуда трезв. голубь за голубем, пусто начисто. взлетают сомнения вверх неистово.
Лишь тебе… Я скажу лишь тебе ну а ты никому ни гу-гу Даже длинную жизнь тут в короткую втиснут строку Даже твердые зерна в итоге стирают в муку Даже твердые зерна
Хулутно, плят! Последний мёд Опять в саду резину тянет лето: у яблока — курок от пистолета. у облака — видок истопника… Тимьян свалялся пьяным вдоль забора, коровка божья — внучка мухомора, летит и прячет спинку от пинка.