Детские рассказы: Спектакль, где все герои положительны

Детские рассказы: Спектакль, где все герои положительны

Детские рассказы: Спектакль, где все герои положительны
Мой Театр не нуждается в декорациях, в гримерной и костюмерной. В нем нет разделения на актеров и зрителей. Здесь все происходит само по себе, при видимом отсутствии режиссера и сценариста. Каждый принимает участие в постановке, независимо от того, хочет ли.

Здесь можно играть кого угодно, без боязни повториться. Главное — достичь полной гармонии со своим образом. Иначе рискуешь быть поглощенным хаосом и отправленным в партер.

У Бога сегодня был сложный день. Такой же, как и все остальные. Он склонился над письменным столом и усталыми глазами просматривал плотно усеянные цифрами бумаги.

…В тайге эпидемия холеры…наводнение в Мексике…война на Ближнем Востоке…пожар в Куала-Лумпур…

Бог устало снял очки и, вздохнув, прижал пальцы к уголкам опущенных век.

— Здоровье ни к черту… В отпуск, в отпуск.

Другому Моему Театру вообще ничего не нужно. Достаточно научиться спать. А дальше ты волен выбирать для себя что пожелаешь: хочешь — будь актером, осветителем, музыкантом в оркестровой яме, а хочешь — самим режиссером, отведя себе маленькую, но очень важную в спектакле роль. Хочешь, выдели себе огромную, восхищающуюся каждым твоим движением аудиторию, а хочешь — погрузись в дебри внутреннего мира: все целиком зависит от воображения. Но, есть один неприятный нюанс: тебя ни на миг не оставят мысли, что ты неверно догадываешься о том, что на самом деле происходит за кулисами.

— Иисус Всевышниевич, вас к телефону Центр, — внезапно, заставив вздрогнуть всем телом, донесся голос секретарши, сегодня особенно резкий.

Бог бесшумно поднял трубку Фиолетового телефона.

— Здравствуй, дорогой! — как-то не по-здешнему радостно и, как показалось, на фоне свежего прибоя, прозвучал голос заместителя Главного. — Ну, выкладывай, как живется, что творишь.

— Спасибо, потихонечку. А похвастаться особо и нечем, — стараясь придать голосу больше естественности, произнес Бог.

— Голос у тебя усталый какой-то… И жалобы на тебя, знаешь ли, участились, — ножом в сердце прозвенело на том конце провода, — перебои с природными явлениями, радиация, войны бесконечные, болезни. Женщины, понимаешь, считают, что обделил ты их по всем параметрам. Ну куда ж это годится, а?

Оправдываться не хотелось — с недавних пор все действительно пошло из рук вон плохо. Но обида вперемежку с усталостью выплюнули в трубку:

— Неделю, которую мне выделили на строительство, вы что, считаете достаточным, для того, чтобы…

— Неделю, за которую ты наделал кучу ошибок, мы считаем вполне достаточным для такой работы временем… А вот то, что ты еще смеешь огрызаться, мы считаем настолько неприемлемым, что это не оставляет нам иного выбора, — выцедилось там. — Все, переходи к плану «E».

Моему Третьему Театру нужно прошлое. Нужны ошибки и лишения. Нужна неудовлетворенность настоящим и невера в будущее. Нужны трудолюбивые актеры и самопожертвование. Сценарий всегда твой — ты переигрываешь сцены из своего прошлого, пропускаешь через фильтр настоящего и выстраиваешь свое, кажущееся тебе на тот момент светлым, будущее. Но, к сожалению, существует большущая вероятность, что уже через несколько мгновений тебе захочется переиначить весь свой труд, найдя новую альтернативу, и рано или поздно ты прибегнешь к искусственным стимуляторам, ко второй, третьей, четвертой производным реальности.

Трубка запищала в такт биению сердца. Бог снова закрыл глаза. Вспомнились все те странные волнения, которые двигали им уже так бесконечно давно. Он нажал кнопку внутренней связи.

— Наташа, меня ни для кого нет. Уехал, умер, заболел — придумай что угодно. Все.

Он надел плащ, и через черный ход спустился на стоянку за своим стареньким «Джипом».

На побережье волны накрывали друг друга шоколадной пеной.

— Он никогда не пойдет на это, — сказал Главный, не глядя на зама. — Его пора менять. Позаботься.

Откуда-то издали донесся приглушенный плач умирающего солнца.

Главный с недовольным видом вытащил из воды удочку и сменил наживку — сегодня был Совершенно Неудачный День…

Отметить: Детские рассказы: Спектакль, где все герои положительны

Материалы по теме:

Рисянка Одно помню точно — водка стоила червонец. Несмотря на космическую цену за ней выстраивались не менее космические очереди. Наверное, они напоминали того самого мифического зеленого змия, с которым яростно боролось правительство.
Деревья (Борькины истории) — Боб, выходи из ванной, два часа сидишь! — Мы повернули на вертолете, их подбили всех-х-х!!! — Кого ты там подбил?
Счастливый О чем можно здесь говорить. Ты стоишь и мочишься на забор. А вокруг весна, птички поют, у тебя прохладное пиво и ты стоишь мочишься на забор, а мочевой пузырь радостно распевает: «Журчат ручьи». Скажи ему, что б потише, а то перед людьми неудобно. ЗдОрово!
Комментировать: Детские рассказы: Спектакль, где все герои положительны