Дневник задним числом-2

Дневник задним числом-2

Дневник задним числом-2
В соавторстве с Людмилой Сафроновой С этим изобретением я столкнулась во время своей первой поездки в Израиль. Еще в Москве моя секретарша забронировала мне номер в тель-авивском отеле «Хилтон», зная мою консервативность в отношении отелей — и Хилтон в первые дни был таким же, как на Аляске или в Сингапеуре… Недаром создатель этой сети отелей Хилтон говорил, что его задача насадить по всему миру маленькие кусочки Америки — отели, которые во всех странах одинаковы — от архитектуры до оформления интерьеров…

Глава 2

Итак, в первые дни Хилтон был таким же, как всегда — чуть снобским, немного аскетичным и чрезвычайно лакейским. Но тут наступила пятница, я вернулась с пляжа и подошла к лифту. Двери лифта были открыты, а рядом маялся от скуки высоченный осанистый лифтер, мускулистый блондин с голубыми глазами — явно бывший спецназовец…

Пока я на него смотрела, я пришла к выводу, что настоящие евреи, наверное, такие и есть — голубоглазые блондины, вспоенные кокосовым молоком и обильно согретые неистовым израильским солнцем… Но это так, к слову…

Я вошла в лифт, заранее приготовив пять долларов чаевых, но быстро поняла, что лифтер, жертвуя чаевыми, не собирается последовать за мной. Так продолжалось минут пять — мы с лифтером играли в гляделки, популярную игру моего детства, где проигравший иногда падал в обморок от напряжения… Но мы с лифтером оказались закаленными бойцами — никто в обморок не падал и, не знаю как он меня, но я его стала тихо ненавидеть и поклялась в душе никогда ему больше доллара на чай не давать…

Минут через 5 лифтер сдался и объяснил на помеси английского с русским, что уже начало шаббата, на небе вспыхнула третья звезда /будь она неладна — добавила я про себя/, и лифт ходит только раз в десять минут и со всеми остановками…

— Это как? — поинтересовалась я. — Это же не электричка…

— Нет… — грустно согласился уже на чистом русском без примесей английского, лифтер… — Откуда у них там электрички?

— У них? Там? А вы где? — спросила я.

— Я? — задумался лифтер… — Я уже не там, но еще не здесь…

— Понятно… — соврала я. — А давно вы уже не там?

— Ну, это как считать… 1 год, три месяца и 14 дней…

— Откуда такоая точность?

— Так я в армии дни до дембеля считать привык…

— А здесь вы уже от дембеля считаете?

— Ну, можно и так сказать… Считаю со дня отъезда в этот их Израиль…

— Их? А почему не ваш?

— Да вы на меня поглядите… Какой же я их? Наш? Тьфу… Новогородский я… Короче, русский со всех сторон, в ВДВ служил, и все такое…

Я представила «все такое» и даже зауважала этого былинного новгородца.

— А во время службы влюбился в одну, хорошая девка, классная, на все руки — лучшая жена в мире… Но вот приехали с ней ко мне в Новгород, с родней знакомиться, попили неделю, а потом мне бабка и говорит:

— Мишка, ты какого ляда на жидивке женился? В ИзраИль их поганый собираешься?

Я разозлился, да и отбрил бабку: — А хоть и в ИзраИль!

А бабка Фрося, она жизнь лучше академиков знает…

— Так туда только обрезанных берут… Или ты и на это согласен?

А я в запале был, да и с похмелья, в кураже:

— У меня, — кричу, — много, от меня не убудет!

— Обрезались? — спрашиваю я.

— А как же? Куда деваться? А потом подловили раввина, заплатили ему 500 рублей, он и дал бумагу, что моя мама в субботу свечки зажигала и в синагогу ходила…

— А на самом деле?

— Ну, в синагогу не ходила, а когда мимо шла, то всегда крестилась и через плечо плевала…

— Да… — подбодрила его я. — Могучие у вас еврейские корни…

— Это точно… — согласился лифтер… — И, поглядев на часы, сказал:

— Вот, через минуту лифт поедет. И вы не удивляйтесь, что он будет торчать на каждом этаже по пять минут: так ему положено…

Лифтер зашел в лифт и тот тронулся…

— Так вас Мишей зовут? А меня Людмилой… — представилась я.

— Моше… — протянул руку лифтер. — Теперь меня так зовут…

— Очень приятно… — сказала я.

— А мне не очень — на собачью кличку похоже… — вздохнул Моше… — И еще я гиюр прошел…

— А это что такое?

— А это я так евреем сделался… Тут раввины ушлые — сразу про мамашу догадались и про того раввина, который липовую справку дал… Пришлось отгиюрить не по детски — мне эта Тора даже во сне снилась вперемежку с матерными словам… Да, а еще стихи помогали гиюр проходить…

— Стихи?

— Ну, да… Есть тут поэт один — Игорь Губерман. Так в его книжке стихов много законогв из Торы — их и читать вечело, и запоминать легко…

— Пример можэете привести?

— Запросто… Ну, вот…

«Еврею нужна не простая квартира.
Еврею нужна для житья непорочного
Квартира, в которой два разных сортира —
Один для мясного, другой для молочного».

— Здорово… — согласилась я. — Этому Губерману написать бы всю Тору в таких стихах — у иудаизма появилось бы много новых поклонников…

— Нам лишние гои не нужны! — сурово сказал Моше. — Я вот своими потом и кровью заработал иудаизм, да! И теперь я богоизбранный — как настоящий еврей в субботу могу есть свиные стейки под израильскую водку «Кеглевич»…

— Разве можно евреям есть свинину? — удивилась я. — Или это что-то новое?

— Нет, это очень старое… — улыбнулся Моше. — Я свое еврейство выстрадал, можно сказать… Ну, а теперь я в своем праве, как еврей — что хочу, то и пью, чем хочу, тем и закусываю…

— Правильная религия… — согласилась я. — А вот вы мне объясните, почему лифт на каждом этаже останавливается?

— Запросто! — ответил Моше. — В пятницу, когда начинается суббота…

— Как у Стругацких? Понедельник начинается в субботу?

— Не знаю, как там у Стругановичей, а у нас — суббота начинается в пятницу. И делать нам, евреям, ничего нельзя… Ну, работать нам нельзя…

— И что?

— А то, что даже нажать кнопку в лифте — это работа. И зажигать свет — нажимать на выключатель — тоже работа…

— А ковырять в носу? Тоже работа?

— Не знаю… — честно ответил новоиспеченный еврей. — Но вот туалетную бумагу надо отрывать в четверг и складывать стопочкой, потому что в субботу рвать ее нельзя…

— Скажите, как все продумано… — согласилась я…

— А как же? — гордо сказал Моше. — У нас, евреев, иначе и быть не может…

Так за разговором мы доползли до моего двенадцатого этажа.

Когда я выходила из лифта, Моше мне пожелал счастья, успехов в личной жизни и глубокого изучения Торы… И напомнил — Как войдете в номер, так сразу в ладоши хлопайте — тогда свет зажжется…

Когда я зашла в номер, я последовала совету Моше, хлопнула в ладоши и свет зажегся…

На следующий день я связалась с фирмой «Сезам», которая занималась установкой подобных систем — у них был филиал в Москве, так что через месяц у меня во всех комнатах загородного дома свет зажигался по хлопку и так же, по хлопку, выключался…

Отметить: Дневник задним числом-2

Материалы по теме:

Ночь с грозою (стихотворение в прозе) Старый, крупный, угловатый бревенчатый дом.
Старик и старухи без синего моря В один из летних деньков, когда я обычно сидела у фонтана, пытаясь отвлечься от грустных мыслей, как раз и случилось то, что послужило началом моей дальнейшей старухомании.
Параллельные Параллельные мира начинаются сразу за дверью квартиры. На улице. В небольшом южном городе, в одном из районов через дорогу напротив бильярдной, сауны и ночного клуба строится храм.
Комментировать: Дневник задним числом-2