Дневник задним числом-2

Дневник задним числом-2

Дневник задним числом-2
В соавторстве с Людмилой Сафроновой С этим изобретением я столкнулась во время своей первой поездки в Израиль. Еще в Москве моя секретарша забронировала мне номер в тель-авивском отеле «Хилтон», зная мою консервативность в отношении отелей — и Хилтон в первые дни был таким же, как на Аляске или в Сингапеуре… Недаром создатель этой сети отелей Хилтон говорил, что его задача насадить по всему миру маленькие кусочки Америки — отели, которые во всех странах одинаковы — от архитектуры до оформления интерьеров…

Глава 2

Итак, в первые дни Хилтон был таким же, как всегда — чуть снобским, немного аскетичным и чрезвычайно лакейским. Но тут наступила пятница, я вернулась с пляжа и подошла к лифту. Двери лифта были открыты, а рядом маялся от скуки высоченный осанистый лифтер, мускулистый блондин с голубыми глазами — явно бывший спецназовец…

Пока я на него смотрела, я пришла к выводу, что настоящие евреи, наверное, такие и есть — голубоглазые блондины, вспоенные кокосовым молоком и обильно согретые неистовым израильским солнцем… Но это так, к слову…

Я вошла в лифт, заранее приготовив пять долларов чаевых, но быстро поняла, что лифтер, жертвуя чаевыми, не собирается последовать за мной. Так продолжалось минут пять — мы с лифтером играли в гляделки, популярную игру моего детства, где проигравший иногда падал в обморок от напряжения… Но мы с лифтером оказались закаленными бойцами — никто в обморок не падал и, не знаю как он меня, но я его стала тихо ненавидеть и поклялась в душе никогда ему больше доллара на чай не давать…

Минут через 5 лифтер сдался и объяснил на помеси английского с русским, что уже начало шаббата, на небе вспыхнула третья звезда /будь она неладна — добавила я про себя/, и лифт ходит только раз в десять минут и со всеми остановками…

— Это как? — поинтересовалась я. — Это же не электричка…

— Нет… — грустно согласился уже на чистом русском без примесей английского, лифтер… — Откуда у них там электрички?

— У них? Там? А вы где? — спросила я.

— Я? — задумался лифтер… — Я уже не там, но еще не здесь…

— Понятно… — соврала я. — А давно вы уже не там?

— Ну, это как считать… 1 год, три месяца и 14 дней…

— Откуда такоая точность?

— Так я в армии дни до дембеля считать привык…

— А здесь вы уже от дембеля считаете?

— Ну, можно и так сказать… Считаю со дня отъезда в этот их Израиль…

— Их? А почему не ваш?

— Да вы на меня поглядите… Какой же я их? Наш? Тьфу… Новогородский я… Короче, русский со всех сторон, в ВДВ служил, и все такое…

Я представила «все такое» и даже зауважала этого былинного новгородца.

— А во время службы влюбился в одну, хорошая девка, классная, на все руки — лучшая жена в мире… Но вот приехали с ней ко мне в Новгород, с родней знакомиться, попили неделю, а потом мне бабка и говорит:

— Мишка, ты какого ляда на жидивке женился? В ИзраИль их поганый собираешься?

Я разозлился, да и отбрил бабку: — А хоть и в ИзраИль!

А бабка Фрося, она жизнь лучше академиков знает…

— Так туда только обрезанных берут… Или ты и на это согласен?

А я в запале был, да и с похмелья, в кураже:

— У меня, — кричу, — много, от меня не убудет!

— Обрезались? — спрашиваю я.

— А как же? Куда деваться? А потом подловили раввина, заплатили ему 500 рублей, он и дал бумагу, что моя мама в субботу свечки зажигала и в синагогу ходила…

— А на самом деле?

— Ну, в синагогу не ходила, а когда мимо шла, то всегда крестилась и через плечо плевала…

— Да… — подбодрила его я. — Могучие у вас еврейские корни…

— Это точно… — согласился лифтер… — И, поглядев на часы, сказал:

— Вот, через минуту лифт поедет. И вы не удивляйтесь, что он будет торчать на каждом этаже по пять минут: так ему положено…

Лифтер зашел в лифт и тот тронулся…

— Так вас Мишей зовут? А меня Людмилой… — представилась я.

— Моше… — протянул руку лифтер. — Теперь меня так зовут…

— Очень приятно… — сказала я.

— А мне не очень — на собачью кличку похоже… — вздохнул Моше… — И еще я гиюр прошел…

— А это что такое?

— А это я так евреем сделался… Тут раввины ушлые — сразу про мамашу догадались и про того раввина, который липовую справку дал… Пришлось отгиюрить не по детски — мне эта Тора даже во сне снилась вперемежку с матерными словам… Да, а еще стихи помогали гиюр проходить…

— Стихи?

— Ну, да… Есть тут поэт один — Игорь Губерман. Так в его книжке стихов много законогв из Торы — их и читать вечело, и запоминать легко…

— Пример можэете привести?

— Запросто… Ну, вот…

«Еврею нужна не простая квартира.
Еврею нужна для житья непорочного
Квартира, в которой два разных сортира —
Один для мясного, другой для молочного».

— Здорово… — согласилась я. — Этому Губерману написать бы всю Тору в таких стихах — у иудаизма появилось бы много новых поклонников…

— Нам лишние гои не нужны! — сурово сказал Моше. — Я вот своими потом и кровью заработал иудаизм, да! И теперь я богоизбранный — как настоящий еврей в субботу могу есть свиные стейки под израильскую водку «Кеглевич»…

— Разве можно евреям есть свинину? — удивилась я. — Или это что-то новое?

— Нет, это очень старое… — улыбнулся Моше. — Я свое еврейство выстрадал, можно сказать… Ну, а теперь я в своем праве, как еврей — что хочу, то и пью, чем хочу, тем и закусываю…

— Правильная религия… — согласилась я. — А вот вы мне объясните, почему лифт на каждом этаже останавливается?

— Запросто! — ответил Моше. — В пятницу, когда начинается суббота…

— Как у Стругацких? Понедельник начинается в субботу?

— Не знаю, как там у Стругановичей, а у нас — суббота начинается в пятницу. И делать нам, евреям, ничего нельзя… Ну, работать нам нельзя…

— И что?

— А то, что даже нажать кнопку в лифте — это работа. И зажигать свет — нажимать на выключатель — тоже работа…

— А ковырять в носу? Тоже работа?

— Не знаю… — честно ответил новоиспеченный еврей. — Но вот туалетную бумагу надо отрывать в четверг и складывать стопочкой, потому что в субботу рвать ее нельзя…

— Скажите, как все продумано… — согласилась я…

— А как же? — гордо сказал Моше. — У нас, евреев, иначе и быть не может…

Так за разговором мы доползли до моего двенадцатого этажа.

Когда я выходила из лифта, Моше мне пожелал счастья, успехов в личной жизни и глубокого изучения Торы… И напомнил — Как войдете в номер, так сразу в ладоши хлопайте — тогда свет зажжется…

Когда я зашла в номер, я последовала совету Моше, хлопнула в ладоши и свет зажегся…

На следующий день я связалась с фирмой «Сезам», которая занималась установкой подобных систем — у них был филиал в Москве, так что через месяц у меня во всех комнатах загородного дома свет зажигался по хлопку и так же, по хлопку, выключался…

Отметить: Дневник задним числом-2

Материалы по теме:

Бери «Шинель»! Искусство, по свидетельству очевидцев и участников событий, зародилось в первобытном строе. Одни перцы били мамонтов, другие типы развлекали бьющих мамонтов, чтобы бьющие мамонтов не били других за немощь или не способность пойти на охоту. Чтобы дали кусочек мамонтятины.
Волка семеро козлят Во лесу, да на опушке, жили козлики в избушке. Мать-коза и семь голов, хоть и мелких, но козлов. У них не было отца, только мать и та коза. То ли летчик он полярный, толь разведчик легендарный. Но скорей всего они — плод греха, продукт любви.
Адекватность Случилось однажды хакеру выиграть в казино. В интернете. И он запомнил число. Всего лишь одно-единственное число. Число было длинным, многозначным, но у хакера была феноменальная память на цифры.
Комментировать: Дневник задним числом-2