Дневник задним числом-4

Дневник задним числом-4

Дневник задним числом-4
В соавторстве с Людмилой Сафроновой В кухне Карен сказал мне, что он плохо себя чувствует — наверное, отравился в кафе несвежими чебуреками… Я пристально посмотрела ему в глаза.

Глава 4

— Карен, ты забыл, что в кафе чебуреков ты не ешь уже года три?

— Четыре, — уточнил Карен и смутился.

— Говори сразу, что за цирк ты пытаешься устроить?

— Да я… Так… Предчувствия, то да се…

— Карен, милый… Ну. какие еще предчувствия в такое прекрасное утро?

Карен мельком глянул в окно и кивнул в его сторону. Я поглядела — за окном стоял стеной дождь, и не дождь даже, а настоящий тропический ливень…

— Ну, и что? — удивилась я. — Слегка моросит… Говорят, это к счастью, когда уезжаешь… Особенно, в отпуск… Так что, давай без всяких суеверий…

— Ладно… — нехотя согласился Карен… — Поедем на вокзал, хотя…

Я не стала слушать его аргументов, а пошла к выходу — Карен тащил за мной чемодан и объемистую корзинку с разной деликатесной снедью, включая три бутылки красного французского вина — Рош де Рон 1983 года…

* * *

Упоминание дорогого марочного вина тоже нуждается в небольшом отступлении…

Я, как всякая советская комсомолка была против пьянства, а как всякая простая советская девушка, иногда с друзьями пила портвейн «Бяло мицнэ», называемого в народе беломицином и «Солнцедар», который все в том же народе метко окрестили солнечным ударом…

Но с годами превратившись в бизнес-вумен мне пришлось привыкать к всяким изыскам и делать вид, что без фуагры на обед я жить не могу, а куарбонат по-фламандски у меня вызывает аппетит только тогда, когда в него добавлено аббатское пиво «Шимей»…

Если честно, то мне что «Шимей», что «Жигулевское» — все на один вкус: горькое и с пузырьками, а на обед я люблю есть пельмени со сметаной, квашенную капусту с солеными огурцами и маринованными маслятами. А еще я люблю жареную на сковородке хрустящую картошку, с зеленым луком и огурцом, да с укропом и петрушкой, да…

* * *

— Люда! — сказала я себе. — Ты ж со вчерашнего вечера не ела, что ты себя истязаешь кулинарным великолепием русской кухни? Хотела сказать о вине — так и говори о нем, ясно?

— Ясно… — ответила я. — О вине, так о вине… Названия французских вин я кое-как усвоила — хотя это меня в Москве официанты понимают. А раз в Париже я решила блеснуть своим знанием ихних вин, так тамошние официанты, гарсоны, долго ломали голову, чего я хочу, а потом, посовещавшись, решили, что я недовольна сервисом и стали все хором просить у меня прощения…

Пила я вина за несколько тысяч евро, за несколько десятков… Морщила нос, как знаток, принюхиваясь к вину, как гончая собака к нужнику, но если честно, то никакого райского блаженства в их питии я не находила…

Правда, научилась пускать пыль в глаза — дескать, букет меланхоличен и ему не хватает всплеска романтичности, а послевкусие прельщает амброзийностью и тонкостью гармонии с виниоблями…

Виниобли, бля, — это по-нашему виноградники, но надо ж выпендриться, чтобы никто не успел крикнуть, что король-то — голый…

Ни хрена я не понимаю в винах, зато научилась их выбирать… Как? А брать с полки в магазхине самые дорогие бутылки — вот вам и репутация большого знатока вин…

* * *

Всю дорогу до Казанского вокзала Карен молчал, а потом вдруг сказал: — Ну что мы на этот вокзал едем? Давайте я вас до Казани на машине отвезу — там в поезд и сядете…

— Карен, — ответила я. — То, что ты сегодня не с той ноги встал — это не страшно, пройдет. То, что ты хочешь меня довести до Казани — это уже говорит о серьезном психическом расстройстве. Так что, с сегодняшнего дня ты в отпуске — займись своим душевным здоровьем…

— Эх… — ответил Карен. — Да причем тут мое здоровье? Я-то в порядке, а вот с вами может приключится что-то не хорошее. Нутром чую…

— Ну, если нутром — значит, ты вчера точно ел чебуреки. Ладно, Карен. Я ценю твою заботу, но на вокзале меня подруга ждет, так что — плюнь на предчувствия и гляди на дорогу, иначе твоим предчувствиям суждено сбыться.

* * *

Помнится, был мультик такой, где заяц —пиф-паф — пел разные оперные арии. Там были такие слова: Предчувствия его не обманули… Вот… Карена предчувствия тоже не обманули — но это я поняла только сейчас, лежа в камере городского отдела милиции города Пензы…

Итак… Что мы имеем?

Странная история со светом. С телефоном. С голосом в трубке. С предчувствиями Карена…

Это словно в том анекдоте про правоверного еврея во время наводнения…

Вода прибывает — он на второй этаж залез… К дому подплывает лодка со спасателями — Садитесь!

— Нет, — отвечает еврей, продолжая молиться, — Меня Бог спасет.

Лодка уехала, вода прибывает — еврей вылез на крышу…

Спускается вертолет, бросает лестницу, ему кричат — лезь, мы тебя спасем!

— Нет… — отвечает еврей. — Меня Бог спасет…

Улетел вертолет и еврей вскорости утонул…

Попадает он на Божий суд и говорит укоризненно:

— Боже! Я тебе так усердно молился, так что же ты меня не спас?

— Это я тебя не спасал? Я тебе и лодку посылал, и вертолет — а ты ни в какую… Так что, раз утонул — сам в этом виноват…

Так и я, как тот еврей — не верила знакам, которые могли бы меня спасти от ареста, но и этого мало — уже во время ареста я могла спастись, запросто могла, но…

Отметить: Дневник задним числом-4

Материалы по теме:

Тува — страна, которой нет: Март-оол. Лисица, ясновидящая и женщина-майор Действующие лица: Бабс — растаман, Ваня — раздолбай, Зоя Кыргысовна — директор центра горлового пения «Хоомей», Март-оол — ее водитель и я. Место действия: Тува, Кызыл — тюрьма «Чаа-холь».
Серая мышка вновь колышется отшельник стеснительный отчим согбенный перестроился предмет успокоился пишет отчетливо вскачь понравился колышется радуясь странно считает Стихоплюй v 4.0.
Как я снимался в кино Ассоциативные воспоминания — крайне забавная штука. Бывает, вертишь в руках фигню какую-нибудь, авторучку, например, а на ум приходит что-нибудь этакое, на первый взгляд, никак с авторучкой не связанное: скажем, мороженое. Не так давно ездил я новые ботинки себе присмотреть.
Комментировать: Дневник задним числом-4