Доказательство жанра (Рецензия на фильм «Грайндхаус. Доказательство смерти»)

Доказательство жанра (Рецензия на фильм «Грайндхаус. Доказательство смерти»)

Доказательство жанра (Рецензия на фильм «Грайндхаус. Доказательство смерти»)
Грайндхаус. Доказательство смерти

«Насилие в кино — такая же банальность, как то, что мы дышим воздухом. Я вырос на фильмах ужасов, теперь сам снимаю ужасы. И забудьте наконец о Фрейде…»
Квентин Тарантино

Ну, уж дудки. Забыть о Фрейде, наблюдая за киноэкзорцистами старины Квентина не удается никак. Папаша Фрейд торчит во всех его декорациях, выглядывает из каждого кадра и звучит в каждой ноте саундтрека картин голливудского постмодерниста. Апологет «кладбищенского» хоррора 70-х и «таранного» боевика 60-х, Тарантино, похоже окончательно «выгнал» себя из настоящего, что бы с головой погрузиться в собственное детство, а заодно утащить с собой и своего зрителя. И что это как не Фрейд, скажите вы мне?

Последний опус Квентина Тарантино, «склепанный» им (иначе не скажешь) в соавторстве с Робертом Родригесом «Грайндхаус», поражает даже видавшего всяческих «Биллов» зрителя. Это уже не «би-муви», не фильмы категории «В», так радостно лелеемые режиссером, это уже просто какое-то «еклмн-муви». Все буквы кроме главной, но включая «Я» и оба знака.

Начнем с названия. «Грайндхаус» так называли не кинотеатры даже, а кинозабегаловки, где по одному билету можно было посмотреть сдвоенный сеанс какого-нибудь зомбиподобного барахла с рвущейся пленкой, пропадающим звуком и придурастыми соседями по залу. Вот именно такое кино и «намесил» Тарантино с Родригесем. Фильм состоит из двух, стоящих друг друга частей. В первой, Тарантиновской, — «Доказательство смерти» — сначала каскадер на машине «мочит» блондинок, а потом они мочат его. Во второй, Родригисовской, — «Планета страха» — в маленьком городке все превращаются в зомби и мочат друга-друга уже не по очереди, а одновременно. Вообще, фильм задумывался как единое целое, но после провала в Америке, прокатчики решили его разделить. Драматургии в обоих частях не больше чем ярости в канарейке, смысла еще меньше. Но стилизовано и зализано все с таким режиссерским искусством и любовью, что кажется — тема исчерпана навеки. Что бы в жанре боевика в будущем не сняли в Голливуд, это все равно будет плагиатом с «Грайндхаус».

По большому счету, то, что Тарантино с Родригесом пальнули в зрителя дуплетом, вызывает только один диагноз — передозняк. Это, конечно, можно воспринимать как шутку, как изящный стеб, как некую пародия на жанр (и весьма умелую) — но как ни воспринимай, а времени, в конце концов, жалко. Хотя бы потому, что путешествие в мир «треша» устроенное этой парочкой, весьма своеобразно — большинству зрителей кино такого класса совершенно незнакомо, и своими цитатами Тарантино в основном наслаждается в одиночку. И даже если кто-то из вас, что-то подобное видел, то уж запомнить это был не в состоянии. Надо очень любить жанр, что бы отличать Ван Дама от Стивена Сигала.

Вообще-то, в «Грайндхаусе» Тарантино явно влез в чужой монастырь. Раньше над неуклюжими попытками неудачников в Голливуде прыгнуть выше своего носа традиционно насмешничала только студия «Трома». Во-первых, потому что сама отчасти неудачник, а точнее неучастник голливудского гламура. А во-вторых, потому что явно ненавидела глазурный тупизм Голливуда больше всех. Теперь «Трома» потеряла монополию и запалучила конкурента там, где меньше всего ожидали. Ведь Тарнтино, в отличии ребят из «Тромы», купается в этой «мусорке» с нескрываемым наслаждением.

Да он и сам так говорит: «Думаю, что нужно по настоящему любить эти фильмы, чтобы снимать их снова и снова. Соглашусь, они довольно примитивны. Но если бы вы, как и я, выросли на такого рода «фильмах-убийцах» и, как и я, ощутили бы их частью истории американского кино, то по другому оценили бы смысл моего эксперимента».

Ха! Кому бы режиссер говорил об экспериментах, но только не нам. Уж у нас-то с 17 года в экспериментах недостатка не было. Возможно, для американского (хотя я в этом не уверен) и европейского (а это уж точно) подобный «треш» является отчаянной экзотикой. Для нашего же зрителя, пережившего времена «бешенных-корченных» начала 90-х, «братов-бумеров» в середине, и по-прежнему живущего во времена «антикиллеров» всех мастей, все так заботливо выплеснутое Тарантино на пленку самая что ни на есть суровая кинореальность. Достаточно включить телевизор или заглянуть в видеопрокат. Увидь это Тарантино, он сразу бы понял что в отличии от нас, его детство прошло, считай что, в окружении ежиков и козликов делящих яблоки «по-честняшке». И снял бы что-нибудь вроде «Крошка-енот: доказательство дружбы».

Одно жаль — «Криминального чтива» Квентин Тарантино, кажется, больше не снимет.

Отметить: Доказательство жанра (Рецензия на фильм «Грайндхаус. Доказательство смерти»)

Материалы по теме:

Язык: до Киева или до цугундера? До киевского цугундера… Ну, просто удивительно: язык по определению коммуникатор. То есть объединитель людей, мостик между личностями, племенами, нациями… Цивилизациями, черт возьми. Так кем же надо быть, что бы использовать язык для разделения, обособления нации, для вражды?
Как намазать бутерброд (Рецензия на фильм «В гости к Робинсонам») «Как я получил работающую лампочку? Изобрел приблизительно 10 000 неработающих».Томас Эдисон
Кошерный экзорсизм (Рецензия на фильм «Нерожденный») «Нерожденный» Фильм Дэвида С. Гойера The Unborn, США, 2009«Теперь он хочет родиться».Фраза из фильма«А вот не надо бы...»Реплика из зрительного зала
Комментировать: Доказательство жанра (Рецензия на фильм «Грайндхаус. Доказательство смерти»)