Двойное дно (опятьПоПятниЦам)

Двойное дно (опятьПоПятниЦам)

Двойное дно (опятьПоПятниЦам)
В одном из советских кинофильмов, воспевающих достижения первых пограничников страны Советов, был такой эпизод. Шлагбаум. Колючая проволока. Солдаты с ружьями наперевес… Колона недобитых буржуев в роскошных шубах движется по направлению к пограничному посту и проходит проверку. Неопытные солдатики бегло и пугливо даже с неприкрытым отвращением осматривают вальяжных и лоснящихся старичков и пропускают их за ограждение.

Бегут капиталисты от советской власти торопливо и радостно. И все бы ничего так бы и бежали. Но тут в дело вступает опытный офицер-пограничник со стажем работы на царской службе. Он понимает, что солдаты уже пропустили массу капиталистов, которым удалось пронести за границу кучу всякого драгоценного революционного достояния. Офицер берет и наглядно показывает, что такое контрабанда, и что значит настоящая революционная бдительность. Он останавливает очередную старушенцию-буржуенцию и проверяет ее чемодан. С виду это обыкновенный сундучок. Но офицерский опыт и солдатский штык помогают раскрыть преступление. Чемодан оказывается с двойным дном. В чемодане — драгоценности. Враг посрамлен. Контрабанда отобрана. Старушка в яростном припадке. Буржуи негодуют. Солдаты ликуют.

Я поймал себя на мысли, что я, как и многие мои соотечественники, постоянно и во всем ищу это двойное дно. Заглядываю в витрины магазинов и вместо вещей натыкаюсь на ценники. Покупаю минеральную воду и думаю, как это в горном районе, где шли братоубийственные сражение в этот же период могли разливать по бутылочкам газировку. Смотрю по телику передачу про цыганских наркобаронах и драгдиллерах и представляю себе, что за каждой такой историей на втором дне людей совсем не цыганских кровей, которые все это знают не из телика. Людей, которым это удобно и уютно. Вспоминаю рассказы потребителей о таксе для въезда в такую наркодеревню «туда бесплатно, а обратно с товаром принимают… если пешком сто баков… если на тачке за рулем три сотки…» У всего есть свое двойное дно, понимаю я. И у каждого. И что там на этом дне, не всегда и не у всех способен раскрыть даже отточенный штык. Когда юмористические ребята косвенно затрагивают темы наркотизации страны — это смешно. Но совсем не смешно понимать, что эти парни не понаслышке знают, о чем говорят. Но они — сейчас звезды. Их не тронь. Они — законно на своем двойном дне. Контраст. Балансировка на грани. О прошлогодней лекарственной марихуане поет известный певец на волне не менее популярной радиостанции. Хочется спросить, от чего это лекарство, уважаемый, и какой доктор вам его прописал. И почему вы на всю страну посредством СМИ об этом заявляете? Двойное дно — метафора??? Нет. Просто одних, которые маленькие и ничего не значащие рядовые, в общем, граждане, их можно нагибать за все. А других нельзя. Они знаменитые. Заслуженные. Они как разведчики. Под прикрытием. На втором дне. И марихуана их лечит, а не калечит, как цыган. Знаем, что бандит — это преступник и снимаем про него кино, которое бьет все рекорды популярности. И позволяет актеру, сыгравшему бандитскую роль, стать очень уважаемым персонажем в обществе. Видим, как живут те, кто законы нарушает, в какой роскоши они купаются наяву, и продолжаем, сидя на жопе, ровно в подчинении тех, кто «бизнесмен в законе», внушать себе и своим детям то, что жить надо дружно и тихо. Старайся быть честным и законопослушным, сынок, как папа. И не будет у тебя ни собственной квартиры, ни машины, ни дачи. Свой отпуск ты будешь проводить на грядках, думая о том, что следующую зарплату получать не скоро, пытаясь юморить над тем, что Куршавель — это херь! Зачем нам горные лыжи, нам картошка ближе. А на общественном транспорте, кстати, удобнее на работу добираться, а там глядишь пенсионное получишь, так вообще лафа будет!!!

В автобус зашел парень. Спортивная форма. Рюкзак за плечами. Трехдневная небритость. Суровый взгляд. Водитель уже собрался ехать, как вдруг пассажир засуетился. Кричит, погоди сейчас братан подойдет, он за пивом пошел. Водитель — да, нет, нам ехать надо. А пассажир — я тебе сейчас поеду, блин. Так поеду что ты о…еешь. Ну, и на трубу звонить. Прошло минут пять, подошел второй такой. Небритый с рюкзаком. Первый ему говорит — водила типа ехать без тебя собирался. Второй — я бы ему поехал. Так бы настучал потом. А можно и сейчас для профилактики. Короче рулить водителю было явно непросто. Парни присели. Пьют пиво и разговоры пацанские разговаривают. Стрелки-перестрелки. Кого-то вывезли за деревню и нагнули на 20 тысяч. Расплатился. Дело замяли. И еще десяток историй на похожую тему со знание вопроса. И тут я врубаюсь, что это не бандиты. Это милиционеры. Это они со службы едут, с командировки.

Здорово.

Найти пять отличий было непросто. Все всё знают. Или догадываются, что так ненормально. Это не по-человечески, а все равно сомневаемся, а вдруг за всем этим, что-то скрывается. Какая-нибудь важная геополитическая штуковина. Что положено быку — нельзя пастуху. Устало просматриваю, созерцаю кадры новорусских фильмов с сюжетами, которые уже тысячу раз видел и в более качественных вариациях, и жду — а вдруг. Вот сейчас грядет откровение. Сейчас. Наблюдаю однообразную игру однотипных актеров и опять жду — а что если… ну не может же он быть везде одинаковым, нет… Вот сейчас этот гений режиссер, набивший себе профессиональную руку на съемках рекламы товаров народного потребления, раскроет в нем, в этом народном артисте новое качество, раскроет это двойное дно, и я увижу новый свет сияющий нам… бред… нет… Ничего не происходит. Одинаковый взгляд. Одинаковый свет. Одинаковые персонажи в титрах. И новый фильм, и новое ожидание. Но вместо света сияют с экрана былые зубы российского сержанта в Афгане, и тащат карикатурно смешные «наци» пресловутый чемодан, в котором прячется татуированный наследник олигарха, и радиоиндустриальный монстр таращит на меня свои голубые глазенки подведенные заморской тушью, напевая о самом трагичном, о возможности остаться вне зоны доступа для абонентов телефонной связи. Один из моих приятелей погиб в Грозном. Он был командиром танка. Танк сожгли в районе центрального рынка в городе Грозном. Жена. Ребенок. На школе в которой и я учился — табличка с его именем. Он герой России. Посмертно. А я помню, как защищал его в школе от старших пацанов. Новый президент свободной страны собирается открыть зоопарк, а я не знаю, как сосчитать количество траурных табличек, которые были открыты на русских школах для того, чтобы каждое зверье нашло свои клетки. Я точно знаю, что моей маме на ее скромную пенсию невозможно прожить, и утешаю себя тем, что она же нетребовательная. Она уже привыкла. Повторяю про себя — все хорошо. Да, и что пожилому человеку надо. Да, что вообще человеку надо. Хлеб и лекарства. Необходимые вещи. Мне тоже удобно быть неловким солдатом, с отвращением пропускающим мимо себя реалии жизни. Некомфортно — но жизненно необходимо. Я ликую как пограничник и одновременно негодую как контрабандист. Я боюсь открывать в чемодане моих сомнений второе дно. Потому что тогда уже будет совсем жестко. Да, именно поэтому я тешу себя надеждой на то, что когда-либо потом приоткроется завеса всех этих неприятных событий, размотается узел якобы случайных совпадений и рассекретится отгадка этого прожиточного минимума, и я пойму, как на него можно было прожить. Я хочу верить в то, что за чередой далеко не гуманных событий сопровождающих мое пребывание на этой прекраснейшей из планет, за этим кощунственным минимумом и государственно узаконенным для меня ограничением себя во всем кроется страшная тайна сражения земной и внеземных цивилизаций, о которой возможно узнают уже мои дети из телевизионной программы под кодовым названием «Тайны и загадки 21 века».

Отметить: Двойное дно (опятьПоПятниЦам)

Материалы по теме:

ОпятьПо ПЯТницам-2 «Если ты не смотришь телевизор — телевизор смотрит на тебя» — и попробуйте, не согласится с этим, только что придуманным мной, афоризмом. Телевизор — это ведь не просто экран. Это люди. Цели. Мода. Стиль. Стремления. Отдых. МеЧты. Надежды. Которые формирует ТВ.
Реконструкция Выходные на носу, а я вдруг осознал, что не имею ни малейшего представления о том, что творилось со страной и миром за истекшую неделю. Телевизор у меня самопальный, и работает только тогда, когда ему этого хочется, посему включаю я его крайне редко. Газет не читал.
Скука-любофь… (ОпяТЬПо пЯтниЦаМ-107) «Никогда ничего не хочу писать…» — не хотел, а все-таки написал В.В.Маяковский в распрекрасную пору своих футуристических вакханалий. А я вот не хочу смотреть ТВ, и как дурень…………… Не хочу, а смотрю. Так сказать, шурую по стопам великих мертвых.
Комментировать: Двойное дно (опятьПоПятниЦам)