Есть Шри Ланка и шри-ланкийцы…

Есть Шри Ланка и шри-ланкийцы…
Они — китайцы иль индийцы,
Иль — греческие олимпийцы,
Иль — циркачи-канатаходцы…

У них улыбчивые лица,
Да, и чего не улыбаться,
Коль постоянно светит солнце?

О них прочел статью в газете,
Что шри-ланкийцы, словно дети…
Выходят в поле на рассвете
И рис до ночи убирают…
Ах, это жизнь! Не рай, конечно,
И рис — конечно — не черешня,
И — светит солнце, жар и мухи…
Но шри-ланкийцы вечно в духе…
Они смеются и смеются…
Вот так, от смеха, умирая…
Или от голода, что хуже…
Рис на обед, потом на ужин,
Но если завтрак в понедельник,
То ужин — в пятницу, не раньше…
И что? Голодным — ближе к раю…
Я их прекрасно понимаю,
Сам постоянно голодаю,
Хоть — не избавился от фальши…

А шри-ланкийцы — преуспели:
Постигли истины на деле…
Их десять на одной постели,
Но каждый видит то, что хочет:
Кто — три дворца из карамели,
Кто — мир, подвижный, как качели,
Кто — черную дыру… Кто — сели,
Которые в горах грохочут…
Они все видят так, как есть. И –
Все мудрецы, без всяких «если»…

… Ну вот… Опять я размечтался…
Статей газетных начитался…
А что в них пишут? Шри-ланкийцы
Бедны, как зимним утром птицы,
Они — почти самоубийцы,
Хоть — греческие олимпийцы,
Но вот настолько отощали…
Что умирают без печали,
Печаль у тех, кто так боится
Вдруг в Шри Ланке переродиться…
И зря… Бояться тут не надо,
Веселым стань и желтолицым…
И вдруг поймешь, что жизнь — награда,
Коль смерть — наградой шри-ланкийцу…

Материалы по теме:

Осталось что мне осталось мне осталось всё то что загодя достало ломать осенних листьев алость на дальней станции сойду
литл дарлинг ты слышишь меня литл дарлинг мне кажется это правильным пусть слишком но всё-таки правильным утро дышит опять чёрти чем
Я знаю, родился не там и не так… Я знаю, родился не там и не так, И все же — и там, и тогда… Я как Буратино взошел на верстак, Чтоб выйти обструганным — да! Я как Буратино — не истину знал, А отсвет ее на холсте…