Фотографирование (Борькины истории)

Фотографирование (Борькины истории)

Фотографирование (Борькины истории)
Когда маме совершенно нечем заняться… Боб пообедал, и животик его спит рядом с ним… А его круглая любопытная голова покоится на самой маленькой в мире подушке…Его черные, как вишни глаза плотно закрыты и припушены густыми ресницами. И на улице слякотно…

То самое лучшее занятие — это вовсе не лечь поспать, а сесть в уютный уголок, и начать, наконец, писать истории про Боба, и его друзей.

Главное, это поймать что-нибудь в фокус. Хоть что-то. Например, мамин нос, рот или глаз! Если камера так и рвется упасть, главное, успеть нажать большую черную кнопку. Успеет сфотографироваться трава, жучек, птичка, или даже окурок, их полно валяется в парке!

Или, наоборот, в кадр может попасть облако, дерево, или бабушка с палочкой, тоже замечательно!

Кстати, палочки Боря очень любит! Их можно собирать по всему парку, и тащить домой совершенно безнаказанно, правда, только в присутствии мамы. С няней такой номер не пройдет!

Но бабушкина палочка, конечно, что то особенное. С ней можно ходить, прихрамывая, как старенький мальчик, пристроившись вторым этажом снизу.

«Трогательному» мальчугану Бабушка читает стихи Агнии Барто наизусть, а, если повезет, то и Пастернака, и даже Цветаевой.

Родители хорошо знают, какие это редкие стихи! Но у бабушек память гораздо лучше, поэтому родители никогда таких стихов не помнят!

Боб нафотографировал много чего! Было много нерезких фотографий с летающими птицами. Но, зато мамины части тела удались на славу. Потом еще в парке попалась собака. А к собакам Боб неравнодушен, поэтому он пытался ее изловить, и снять ее глотку изнутри. И еще хвост, и уши, и один глаз, левый….

Боб также с увлечением снимал свои ноги, в ботинках, а потом даже не поленился разуться, скинул носки, и снял каждый пальчик отдельно. Так что теперь вся комната была завалена очень модными фотками. И Боба и маму можно было складывать по кусочкам.

А еще здесь была чудесная девочка Серафима. Ее хитрые и серьезные «лисьи» глазки. Ее волосики цвета ржи, и ручки с букетиком цветов, все по отдельности. Ее тоже можно было собирать по кусочкам, как мозаику.

— Давай приклеим к стене вот это все, и будет красиво! — предложил Боб. И стены засияли через минуту яркой мозаикой, с мордочками и кусочками парка. Получилась целая выставка.

Наутро начали твориться чудеса, как всегда у нас в доме! Боря проснулся рано, и первое, что он увидел, были новые фотографии. Какие-то кривляющиеся рожи, и даже не совсем человеческие! Да это же гномы! Как всегда, они везде влезают, даже в фотоаппарат! Надоели уже! Смешные! Корчатся изо всех сил.

Это Хмырь, это вот Гадюка, внешне чем-то похож, а это Барабан, его так прозвали, потому что он повсюду таскает за собой здоровенный Тамбурин. ( И очень здорово на нем играет.) Это Флейта, он играет на духовых, всех видов! А это Водовоз, он всегда таскает тележку с настоящим Элем за собой. Никому не даст умереть от жажды! Ни за что!

У Боба была настоящая скрипка! Ее купили, чтобы он привыкал к инструменту… Пока, в качестве игрушки…

Гномы в один миг обучили его с ней обращаться. И он поигрывал с ними веселенькую музычку, когда родители не слышали. Из этих, шотландских, кельтских таких мелодий…

(У гномов есть такие специальные затычки для родительских ушей, с помпончиками! Так что, когда те укладываются спать, у детей есть возможность еще немного порезвиться).

Завтрак прошел спокойно! Никто ничего не заметил. После завтрака Боб обнаружил, что фотографии все разбежались. Вместо них выросли совсем другие… Все те же морды, только все с контрабасами и флейтами… И с одним тамбурином. И Боб со скрипкой, в самом разгаре игры… И еще Серафима танцует с мелким Эльфом…

Потом Боря пошел гулять с няней, и на время забыл про проделки гномов! Но их догнали подозрительно толстые и несуразные музыканты в парке. Кого-то они напоминали… Ах да, это же они, мои гномы, как их раздуло, прямо во все стороны, это для маскировки, догадался Боб!

На Борю напал смех, и он дурачился всю прогулку, а няня даже подумала, что он заболел! Музыканты сыграли пару веселых мелодий. Попросили монеток немножко, ну совсем немножко!!! И, потом расстворились в воздухе.

Дома сидели странные родители… Они так и не дошли до работы сегодня. Что же случилось? — гадал Боря. Что-то такое, странное…

Он вошел в свою комнату: со стены на него смотрели родители, парящие над землей, они кувыркались в воздухе, исполняли сложные кульбиты, и на каждой фотке были такие довольные, счастливые, и как будто даже навеселе! Где их носило?

Соседи тоже весь вечер жалуются не чудеса какие-то. Они полжизни проводят на скамейке возле дома. И сплетничают: Кого-то там с балкона сдуло! А кто-то воспарил над землей, как только закурил сигарету… И дурно написанные картины исчезли со всех стен во всем доме, а вместо них, всюду были развешаны чьи-то корявые рожи! Да, а еще подъезд, его весь изрисовали!

Краски в баллончиках, которые так ненавидят недобрые старушки! Но тут как раз не было ничего неприличного! Даже красиво! Деревья, облака, и так талантливо все, ничего лишнего!

Няня никогда не слушала сплетни, а живопись на стенах ей очень понравилась… Но все равно, она побаивалась, вдруг у нее дома тоже какие-то фокусы-покусы?! Боря, это тогда будет все на твоей совести!

Потому что, все, к чему прикасается Боб, становится слегка странным, чуть-чуть волшебным, и чудесным. А Боб, между прочим, целый день держал няню за руку!!!

Отметить: Фотографирование (Борькины истории)

Материалы по теме:

Городок Городок был сер, пылен и скучен.
Аллергия Я не люблю летать на самолетах… Это не страх, нет — ведь каждый раз, садясь в самолет и пристегиваясь ремнями в кресле, я заранее знаю, что мы разобьемся, или сгорим, или — и то, и другое одновременно…
Слепая любовь Едем как-то однажды с другом на его машине по МКАДу. Болтаем о чем-то. Вдруг я замечаю, — на разделительной полосе лежит тело, связанное скотчем по рукам и ногам…
Комментировать: Фотографирование (Борькины истории)