Гадалка. Невыдуманные истории

Гадалка. Невыдуманные истории

Гадалка. Невыдуманные истории
Это было на Клязьме, в той суете, стремительности и случайном грехопадении, которое там наблюдалось постоянно…

Ну, да… Там люди тасовались. Как карты в колоде — только с такой скоростью, что ни одному фокуснику это и присниться бы не могло…

* * *
Возможно, ее звали Вероника… Я даже почти уверен в том, что звали ее именно так — но гарантии полной не дам: я часто путаю или забываю имена…

Короче, пусть она будет Вероника. Точнее, была…

* * *
Девушка она была не без странностей… Главное, кто ее приволок в нашу комнату — не знаю, не помню, и вообще догадываюсь, что она сама пришла, так — либо за выпивкой, либо за сигаретой… Ну, пришла — и осталась на несколько дней… То есть, не совсем даже осталась — иногда мы ходили к ней. Когда ее подруг в ее комнате не было… Не все вместе ходили — а по очереди… Тогда понятие групповухи было из разряда — Неочевидное и невероятное…

* * *
Вероника — а точно, ее именно так и звали — была весьма красива: волосы до попы, глаза в два блюдца, характер… Ну, я про характер не думал, но грудь у нее была 2 номер… Меня это тогда намного больше волновало, чем характер…

Первым в нее влюбился Гена. Или он ее просто первым заметил — все остальные были пьяны и рассуждали о Декарте. Каким тот был сукой и пидером. Не хотел понять, что экзистенция еще не народилась, а классицизм уже прошел…

Короче, Гена в нее влюбился и переспал прямо в нашей комнате… Как там говорили раньше? Души прекрасные порывы…

* * *
Как-то так случилось, что потом с ней переспали все… Но не в один день и не в одном месте. Как я уже говорил… Она была девушка твердых моральных принципов. Эта Вероника…

* * *
Секрет моего возраста уже был открыт — пьяный Гена настолько умилился, что начал орать:

— Алексис так матер и витиеват! А ему всего 15 лет будет на днях!!!

Да… Бывают иногда комплименты, от которых хочется если и не сдохнуть, так спрятаться под одеялом с головой…

Впрочем, ничего страшного не произошло: вся компания спокойно переварила это сообщения, а Сашка Василенко подошел ко мне и сказал, обнимая:

— А ты и точно матер… Для своих лет, конечно…

Пару дней были шутки по поводу моего возраста, но потом они как-то сошли на нет и я стал ощущать себя, как младший равный среди старших равных…

* * *
Вероника оказалась еще и гадалкой… Гадала она охотно всем и каждому — кроме Гены… Ну, всем — а Гене — нет… И ему это было ужасно обидно — ведь это он первый ее полюбил…

* * *
Когда до меня дошла очередь прикоснуться к ее телу — а мы были в ее комнате, я не стал говорить о любви — любовь, как бы, уже была сделана — а напрямик спросил — почему она всем гадает, а вот Гене — нет. Что это за дискриминация?

И тогда она мне рассказала о том, что если гадалка видит плохое, она об этом никогда не рассказывает: сказанное как бы уже смолой скрепляет судьбу, а при молчании могут быть еще какие-то варианты…

— Ладно… — сказал я. — Но мне ты можешь сказать, что ты от Гены прячешь?

— Нет… — отрубила она. — Даже не спрашивай…

Тут в комнату вломились Гена с Фещенко и сказали, что надо выпить, а денег нет, и что вообще соблазнять несовершеннолетних — уголовно-наказуемое преступление… Так что, Вероник. Лучше деньги нам, чем срок тебе…

Вероника обалдела слегка, деньги дала…

— Ну и сволочи… — сказала она. — Могли и предупредить… И ты сволочь — мог бы сказать.

— Да? А ты б мне тогда не дала!

Весомые аргументы всегда побеждают в любой беседе…

— Не дала бы… — подтвердила она.

— Ну… Сама подумай. Ты такая красивая — и не дала бы мне только потому, что я маленький? Я бы плакал…

— Ладно, плакун… — улыбнулась она. — Ты прав…. Ох, ты и зануда…

— Нет… — ответил я. — Я матер и витиеват…

* * *
— Так что с Геной будет? Скажи… — попросил я: зараза я любопытная… Вот кто…

— Сойдет с ума твой Гена…. В 30 лет…

* * *
Ну, Гена… Он был не без странностей, конечно… А кто без них??? Отчего — не знаю — мне от слов Вероники стало холодно и страшно…

— Ты уверена в этом?
— Да…
— Погоди… Но что-то надо срочно делать…

Я спрыгнул с кровати и начал одеваться…

— Не суетись, малыш… — сказал Вероника. — Иди в кроватку и поспи, а то ведь не высыпаешься ты там на полу… Что ты хочешь делать? Удерживать его ум? Чтобы он не сошел???

* * *
Прошли годы… Клязьма уже почти забылась — это только теперь, в одиночестве, в комнате, ночью, слыша первый брюссельский трамвай, я вспоминаю Веронику…

Но тогда — ни о какой Веронике я не помнил… Я о ней забыл, как и о многих людях, которые что-то привнесли в мою жизнь… Кто-то скажет — черная неблагодарность, кто-то — инстинкт самосохранения…

Позвонил мне Гена — а жил я тогда на Речном вокзале.

— Ты знаешь, что Брежнев умер?

Я работал в сторожах и вообще с трудом знал, что есть Брежнев — для меня был более важен мой бригадир Антуфриев, который постоянно водил в мою сторожку баб и поэтому иногда выписывал мне премиальные…

— Да? А он бы жив?

— Алексис! — торжественно сказал Гена. — Встреча через час на Речном, у пивного ларька…

* * *
Мы встретились. Когда он мне начал говорить о том, что МЫ /главное, кто — мы?/ — пришли к власти и мне нужно выбрать пост министра культуры — я думал, что он хохмит… Но по времени и по выпитым бутылкам получалось, что он говорит вполне серьезно и обдуманно… Тут уж не Гена — я начал заикаться…

Хорошо, что Гене что-то стукнуло в голову, и он сказал:

— Ты не веришь в нашу победу? Я тебе сейчас докажу — принесу чешского пива…

И он ушел в сторону ресторана речного вокзала…

У меня было время подумать — но, если честно, я не воспользовался данной мне возможностью…

Я как-то застыл… И мыслей в голове — хоть шаром покати…

* * *
Гена вернулся с чешским пивом — несколькими бутылками Пельзени… Ну и ну…

— Нам теперь везде и все дают… — сказал он, открывая бутылку об край столика. — Теперь ты понял, что нас признал народ?

* * *
Слово — народ — меня отрезвило… Я изначально знал, что никакой народ нас с Геной полюбить не может — только сумасшедший… А потому, выпив пива, я сказал, что мне нужно срочно домой и ушел… Убежал, точнее… Унесся, если правильнее сказать…

* * *
Антонина Васильевна — мама Гены — мне позвонила дня через 3…

— Геночку забрали в сумасшедший дом. Алексис, ты же специалист — помоги…

— А за что его забрали? — спросил я деловито.

— Как мне сказали, он ходил с пустой пивной кружкой и приставал ко всем прохожим с просьбой дать ему интервью как журналисту БиБиСи…

— Антонина Васильевна… Ну, за это в вытрезвитель реально попасть, а не в дурдом…

— Ну, да… Но он потом зашел в аптеку, ему что-то не понравилось и он разбил витрину своей кружкой…

— А… Так это другое дело… Хорошо, что он попал в дурдом, а не в СИЗО…

— Куда?

— Ну, не в следственный изолятор…

— Да… Хорошо… Алексис, так что же мне делать?

— Ждать… — ответил я… — И, судя по всему, месяца три — из дурдома по таким вот заходам сразу не отпускают… Но что такое три месяца в сравнении с вечностью и сроком в пять лет? Ничего… Вот Декарт, например…

Я был пьян и нес ахинею… Но — как и всегда — очень убедительно… Хотя, попал пальцем в небо — Гену выпустили месяца через три…

* * *
Гадалка…
Зараза, тут она попала в точку…

Гена сошел с ума ровно в 30 лет…

И я бы точно поверил в гадания, если бы не одна проблема…
Даже не проблема — а так, несоответствие…
Она же всем гадала. Эта Вероника…
Кроме Гены…

Только вот почему судьбы у многих моих друзей из тех, кому она гадала — оказались такими жуткими???

Или гадания у нее хватило только на одного Гену? То есть — правду она не говорила только ему? А другим исключительно врала???

Наверное, так…
Почему? Не знаю. Я же не гадалка…

Отметить: Гадалка. Невыдуманные истории

Материалы по теме:

Веничка Ерофеев Мало о нем написано… Очень мало… Ну, типа. Былинный красавец, русич, Вуячич, хрен поймет, что захуячич…
Паломники в прошлое Робику, Сурику, Регине … Возможно, этот рассказ и не интересен никому, кроме меня самого, Робика и Сурика… Ну, и еще жены Робика — Кимберли, но она по-русски не читает, а потому никогда его и не прочтет… Итак, на данный момент остается нас трое — Робик, Сурик и я… Но — по порядку…
Провинциалка. Невыдуманные истории Когда кто-то мне сказал, что я сноб — я задумался.… Ну, да.… Вроде, как и сноб.… Ну, я не люблю людей, которые не читают книжек, особенно — Борхеса и Гессе… Но со временем я как-то смирился с данностью — не читают, и ладно.…
Комментировать: Гадалка. Невыдуманные истории