Гаврюша, ко мне! (Как вы яхту назовете…)

Гаврюша, ко мне! (Как вы яхту назовете…)

Гаврюша, ко мне! (Как вы яхту назовете…)
Я не люблю электрички, находя это средство передвижения изрядно дискомфортным. Но как-то так получается, что именно в электричках со мной или вокруг меня постоянно происходят незначительные с виду события, служащие импульсом для написания заметок. Вчера в очередной раз сел в это длинное зеленое дребезжащее скверно пахнущее чудо техники, и, уткнувшись в книгу, поехал к родителям.

Напротив меня сидели две девушки лет по восемнадцать. Они очень оживленно обсуждали самые насущные проблемы: сессию в институте и мужскую половину группы. Я привычно пропускал все посторонние звуки, в том числе и их разговор, по касательной, до тех пор, пока мобильник одной из девушек не сыграл «Чижик-пыжик, где ты был?».

— Ой, Масик звонит! — всплеснула руками девушка, доставая из сумочки телефон. — Алло? Да, мамуль, все хорошо. Да, сдала, четверка. Спасибо. Нет, я уже в электричке, скоро буду. Пока.
— Что, не Масик? — не без яда в голосе осведомилась подруга.
— Как это не Масик?! Масик, конечно! Смотри, какой он у меня милый! — указала девушка на свой телефон.

И задумался я: ведь полно же людей, которые неодушевленным предметам присваивают имена собственные, и общаются с ними, как с живыми существами! От чего это проистекает — вопрос отдельный, тут без пары-тройки томов Фрейда или Юнга не разберешься, но выглядит это вполне забавно, а порою трогательно.

Один мой знакомый величал свою машину — древнюю «копейку» — не иначе, как по имени-отчеству, Марфа Павловна: «Доброго вам утречка, Марфа Павловна! Не замерзли, душечка?» «А вот сейчас, Марфа Павловна, зальем мы вам бензинчику самого подходящего…» «Вы уж не обессудьте, Марфа Павловна, колесо заменить придется. Потерпите пожалуйста, душевно вас прошу»… Во всем остальном он был вполне вменяемым человеком, и никаких иных аномалий миру не являл. Марфа Павловна, кстати, платила хозяину за вежливость практически бесперебойной службой на протяжении двадцати с лишним лет…

Другой мой приятель свой навороченный третий «Пень» пренебрежительно именовал Васькой. Васька же оказался компом весьма своенравным, и, не без помощи программ от Майкрософт, терроризировал владельца ежедневным парадом всеразличных глюков, раз от раза выдумывая все более экзотичные. Верхом Васькиной фантазии было сообщение, выданное при попытке запустить Word: «Невозможно запустить Word. Обнаружена ошибка версии операционной системы». Так они друг с другом по сей день и мыкаются, бедолаги…

Лет десять назад, придя с самыми романтическими намерениями в гости к девушке, я был наповал сражен следующей фразой, сказанной прямо у порога: «Проходи в комнату, я сейчас. Только, очень тебя прошу, не трогай Пашу!». На мой робкий вопрос «Who is Паша?» девушка ответила: «магнитофон мой новый… Ты же музыку любишь, я знаю. А Паша только меня слушается. Он у меня ка-апри-изный…»

Магнитофоны и компьютеры, автомобили и холодильники, стиральные машины и кухонные ножи — все зачастую имеет свое собственное имя. Человек утром встает с Настасьи Ивановны, бреется Риткой, режет хлеб Прохором Харитонычем, потом завтракает извлеченной из Харлампия Борисыча едой, садится в Марфу Павловну и едет на работу, где ждет его отчаянно нуждающийся в апгрейде Васька; а тут еще Масик звонит каждые пять минут… Дурдом, честное слово!

Я ехал сегодня на работу, думая обо всем этом, и истории одна бредовей другой всплывали из глубин моей памяти. Один некогда знакомый мне человек дошел до того, что поименовал все части собственного тела. Помимо этого, практически каждая вещь в его доме имела собственное имя. Зачем ему это понадобилось — бог весть, но общаться с ним было крайне проблематично, потому как всякий раз приходилось угадывать, что он имел в виду… Это, пожалуй, самый патологический случай из всех, какие я помню.

Мне везет на совпадения: когда я пришел на работу, в одной из соседних редакций девушка как раз увлеченно давала наставления собственному сотовому телефону, держа его перед собой…

А потом — работа, изредка прерываемая перекурами… Кстати, о перекурах. Обычно я курю сигареты, но изредка, по особым поводам, позволяю себе трубку. С которой не расстаюсь. И посетила меня шальная мысль: а что, если мне присвоить трубке имя собственное? Зачем? А так просто. Ну, сказано — сделано. И назвал я свою трубу Гаврюшей. Помните мультик про Простоквашино? «Гаврюша, ко мне! Дай лапу!». Похихикал по этому поводу, и вернулся к работе. Час спустя в комнату зашел шеф и сообщил кучу радостных новостей, касающихся моих ближайших перспектив… Как вы думаете, что я сделал, едва шеф вышел? Правильно, я достал из сумки кисет, и, воскликнув: «Гаврюша, ко мне! Дай лапу!», извлек трубу на свет божий и принялся ее набивать. Вы бы видели, какими глазами на меня смотрели сотрудники!

Отметить: Гаврюша, ко мне! (Как вы яхту назовете…)

Материалы по теме:

По Москве с пятью килограммами денег В жизни каждого может настать печальный день, когда жизнь дает трещину, и денег остается последний мешок. Вот и со мной случилась недавно такая беда.
Я — потребитель Какие бывают потребители??? Нет, не сегменты, не целевые аудитории. Какие они, сами Потребители??? Потребители бывают благодарные и неблагодарные.
Мама, чао! Я вытягиваю из памяти фрагменты некоторых официальных концертов советской поры посвященных, к примеру, дню милиции или очередной годовщине революции.
Комментировать: Гаврюша, ко мне! (Как вы яхту назовете…)