Голоса

Голоса
Телефон автомат пожирает жетоны
Ты вправе прижать
то что названо трубкой
к тому что считается ухом…
— говори!
голос тонет в техническом омуте мухой
тонет слово слетевшее с губ
в прорву провода…
жаль!
Говори.

голос тонет, спасательный круг — тот же
тонкий жетон.
самый обыкновенный фашизм
доверять микросхемам волнам неизведанным сплавам
голоса.
погружение в хаос не учит их плавать.
не спасает от нежных ножей искажения
тон.
математика скомканных цифр
на коробке «Житан»
некий конспиративный пароль
на который желателен отзыв.
ты бросаешь слова в бездну
в бездну ветров словно в бронзу
с вызывающим то бишь
решительным видом
жить там —
в утопическом мире
электромагнитных полей
где грустят так сказать телефонные барышни.
Северный полюс
абсолютно такой же как Южный —
реальностью голос…
(утопающей)
(мухой)
(в алхимии)
(кофе)
(«Пеле»)

* * *
Салфетки ткань — аэроплан
ты утопил в кофейной гуще
прошедший день и день грядущий
(похоже — поиски тепла)
за тонкой ширмою стекла
предсказывая будет хуже
деревья сбрасывают (ужас!)
под башмаками прохожих в лужи
допустим: кружева листвы.

представь естественный стриптиз
сезонный кинофильм «для взрослых»
ограничения «до» и «после» —
неперспективны, точки птиц
на горизонте — титры из
финала фильма, так нелепо
три точки улетают в небыль…
в кострах сгорает лето, пепел
коснется чьей-то головы.

симптомы будущих торжеств
блеск льда, альтернатива скуке —
в окно показывая кукиш
(прохожим) ждать ответный жест.
окно — уже и есть ТВ.
смотри различные программы
рисуя носом на экране
SOS. иероглиф
харе рама
х…
то чего не ждут увы

то чего не ждут увы.

Америка. Америка. Америка…
ни первый ни последний ни какой
туда куда сбегает молоко
уйдешь ты… патетический аккорд
в финале действия — почти
как сотый прыщик
для юноши — естественен. Крылу
естественен полет, трава вне клумб
естественна. Как говорил Колумб:
«Америка — все то что мы здесь ищем…»
Естественно все сводится к чему?
К познанию куда сбегает муть
молочных рек? В кого стрелял амур?
какая крошка хороша к обедне?
чьи сплетни сохраняет береста'
какою музыкой тошнит рояль в кустах
америки?
куда уйдешь? представь!
естественно
ни первый
ни последний?!

Счастливый конец
вероятно зима завершится как старый
засмотренный фильм
— хеппи-эндом (счастливым концом)
по особым приметам — это закономерность,
как твари — положена — пара,
взрывчатке — фитиль.
верящим не известно во что —
ширпотреб амулетов.
вероятно зима завершится
обычным потопом, сойдет
снег, в траве заблестит стеклотара —
цветы для бездомных…
так, больной чем-нибудь безнадежным —
надеется даже на йод,
или просто на то, что о нем
после кто-нибудь вспомнит…
вероятно зима завершится весной…
ритуальная кровь
не заменит чернил
и не станет священной водою Синая…
в общем-то — хеппи-энд —
многоточье словесных плевков…
проще —
стихотворение —
из тех,
что никто
не
читает.

Железнодорожный романс с элементами фарса и трагедии
спешащие боятся опоздать, твою звезду
День превращает в уголь. Скелеты
Грозных огородных пугал молчанием
Встречают поезда. За созерцаньем
Перемены мест из колбы пассажирского
вагона и не заметишь как тебя догонит
зимы-дрезины траурный оркестр…
Ты не заметишь —
Слишком хорошо смотреть в окно:
Реки блестящий пояс…
Не бойся опоздать, сесть не в «свой» поезд.
«Твой» — все равно давным-давно ушел…
И слишком поздно говорить.
ЛегКо
забыть названье станции… цель…
Возраст…
Завязшие в граните паровозы
Качаются в качелях тупиков.

* * *
Тепла не жди. Раздавленный «Агдам»
Не греет кровь Снегурочки утопли
Где? Как? какая разница! Года —
Водоворотом часового круга.
Тепла не будет, гарью в города
Дыханье льда. В оконные монокли
Влипают тени, можешь угадать
По ртутной капле в градуснике вьюгу.
Тепла не будет больше никогда.
На носиках водопроводных кранов сопли,
Так называемая : —МЕрзлаЯ воДа- —
Запомнившая птиЦ
Сваливших к югу.

От пластмассовой елки
от пластмассовой елки не пахнет смолой старой сказкой
техническим спиртом костром лесопильни
твой придуманный город давно замело теплым снегом
из пачки с наклейкой «стерильно»
на пластине стекла иероглиф «love you» —
вид прицела в него и придется подолгу смотреть как
листья календаря улетают на юг
или в сторону мусорных свалок такое на редкость
неприятное зрелище в общем-то дрянь!
от пластмассовой елки — фабричная стужа
пламя иллюминации — до фонаря!
твой придуманный город еще не разбужен…
еще спит в ожидании грез не известно чего
в изумрудной бутылке расцвел невзаправдашний ландыш
электрический свет заменяет бенгальский огонь
стеклотара шаров серебрянка фольги что-то типа гирлянды
выше названный город еще не разбужен тепло
под нетающим снегом «стерильно» «Минздрав» «брутто» «нетто»
«Все исчезло с рассветом» —
записано верно.
со слов
Дед Мороза
висевшего рядом
с фальшивой
конфетой

Радость будущего снега
«унылая пора очей очарованье…»
А.С. Пушкин

«горит осенняя трава на радость будущего снега»
В. Полиенко

горит какая-то трава
на радость будущего снега
вполне нормальные калеки
взяв приступом сердец трамвай
ведут подсчет цыплячьих лап
чужих невест в прицеле Цельсий
типичным признаком процесса
исчезновения — зола…
зола сГоревших тел травы
на лепестках билетов «стрессы!
уныЛая пора!., увы!» — вздыхает дым
ложась на рельсы
блестящим лезвиЯм колес
в депо приснится не Лас-Вегас…
цыплята
атеросклероз
и радость будущего снега.

Прикосновение к декадансу
Конструкция из рук
закрученных вокруг
пусть это прозвучит
высокопарно — тела…
стерильный полумрак
на трельяже — мура…
а в отблеске свечи
шикарный парабеллум

на шелковой стене
каракули теней
искусственный кишмиш
с поддельной карамелью
рассыпан на полу
везде куда не плюнь
подобия руин
нагие акварели

вот ангел туши душ
уводит в «Мулен Руж»
вот демоны спешат
отправить их обратно
на шелковой стене
каракули теней
кривлянье алкаша
и дворника в парадном

в конструкции из рук
неведомый вам фРукт
простреленный шальной
неприхотливой пулей
эскизы зыбких тел
запечатлеет мел…
нам как бы все равно…
мы якобы уснули.

* * *
Железо точит ржавчина. Жизнь — тля.
Прожорливое время (в скобках
(Хронос))
тот свет — тупик.
прах. В лучшем случае — земля.
а худшем: снег,
огонь вода вороны.
В познании есть горечь.
Ты — в гостях.
Здесь — пустота. И — там.
И где бездарней.
Умрешь…
А вскоре на твоих костях
произрастет какой-нибудь кустарник…
сломает ветви детвора в игре
мальчишке прутик — плеть.
девчонке листья — клипсы.
постскриптум:
сторож сада М. (Мэгре)
не вспомнил где был куст.
(Апокалипсис)

Не очень хорошая колыбельная в ритме африканского блюза
сПи есЛи можешь споКойно поскольку твой сон
не потревожит оркестр кАстрЮль и джаз-бэнД
катафалков
В ямах глазниц неалмазная пыль
сор, песок.
ни полицейский патруль,
ни к примеру фиалки
не потревожат тебя. Спи!
В округе все спят!
Толстые, тонкие, бляди,
пардон! проститутки,
спит тот кто судит
спит тот кто пьет спирт
за тебя
я тоже скоро усну
спят тетради.
так в шутку
челн колыбели качает твой брат
то бишь черт
впрочем короче пролог! Спи!
длинней эпилог —
ты —
знал то, что
смерть а не время приходит врачом
пряча стихов кокаиновый иней
под ногти.

Музыка после дахау
скажем:
Ветер пытается срезать ушанки-скальпы
у прохожих перешедших улицу словно войско А.Суворова
Альпы к понятию ветер в данном случае синоним — скальпель
/см. в справочниках по медицине/
мы могли бы за дверь но в такую пору
не понятно где двери где окна и значит в «скорой
помощи» нам не будет мест стало быть опоры
для передвиженья пожалуй циник
в это время находит мишень для потехи верней для смеха
можно бросить в кого-нибудь словом а можно снегом
на который смотрит разинув рот бутафорный негр
манекен из ближайшего к нам магазина
мы могли бы короче да что мы могли бы
превратиться на улице в лед геометрией глыбы
стать в объятьях ветра и так проповедуя гибель
эпатировать видом своим африканских разинь и
местных ветер ревет что-то слишком похожее на «Рио-риту»
в общем нам не понятно язык скажем типа санскрита
самоубийство такою парою реклама какой-нибудь бритвы
мыло петли гормональных таблеток дуста
пенье ветра увы отвратительней пения группы «Пинк флойд»
некий город готовится к празднепокойникам
пахнет селитрой и хвоей в эту пору привычно для слуха: «Мир — просто — фуфло» и
то что наверное нам говорил Заратусгра.
скажем:
чем чаще видишь все это тем реже
замечаешь дешевость реальности — кажется нежность
современная жизнь отвергает допустим — «подснежник»
назовем город странно смешно прорастающий из-под
снега, зачем ветер режет (кошмар) головные уборы
скажем то что было вначале: в такую пору
из известных цитат вспоминается только «моменто морэ»
этой точкой легко прекратить нежелательный диспут
мы могли бы уйти но кому-то же нужно остаться
в мире мер и химер and технических коммуникаций
завершает нелепости века поток информации
обозначенный в песенном тексте как «Х» или хаос
в общем выберем то что нам проще всего наблюдать в двери окон
и какая нам разница с запада севера юга востока —
ветер если вся жизнь умещается в несколько строк некролога
скажем в несколько нот
модной музыки
после Дахау.

Хроника падения предмета
падаю ли я
или падают рядом
мораль депрессивный Сиэтл Лондон
падают жуя падают в награду
падают апельсины падают для понта
падает Курск куски салюта
бублик оковы с ними иже
«официальный курс падения валюты
опубликован немного ниже»
падает ретушь горшки Бастилии
посетители клумб
цветы кафе
автопортреты бутылки стили
отпечатки губ
на телах конфет
ветошь реприз:
«посмотри вымок… Вымок!
спешил!..
день и ночь…
впусти!»
падает вниз
фотографический снимок
зафиксировавший
падение личности
цифры лет
падают стажем
в анкету, что вредно
знает Аллах
упадешь
о падении скажут
скажем
нечто среднее
между «ха» и «ах»
падают те
возле магазина
земные покровы
ад дрянь ноли
падающая тень неотразима
разбавляя кровью
адреналин
падаю ли я
или все на месте?
по стеклам окна
царапая блюз капли дождя
падают вместо
меня
по отношению
к рублю.
январь 1997

Испорченный телефон
На улице холодно…
Позывные: «Мо — Ло — Ко!»
ТоргОвка выкРикивает так, что
«Мол» натыкается на «Око»…
Одинаковые выражения лиц…
Форма облаков…
Одинаковые дома…
Одинаковые потеки окон…
Стоит выйти за дверь — все трещит по швам:
Гармония, джинсы, томик Брокгауза и Эфрона,
Газеты, нашептанные тобою слова… — вероятно,
Это и есть какофония.
на улиЦах холодно. Металлический акцент
искажает голос… Набран неправильный номер.
В начале — тоже, что будет в конце…
Одинаковость — считается — нормой.
Вероятно во всем виновата озоновая дыра,
мировая литература, абстракционизм… Достали!
Произносишь: «Вера…» слышится «Враг…
Вира… Мираж… Кагор»… и так далее
невозможно гоВорить, произносишь: «Люблю»,
слышится «Блюз… Блюдо… Поллюция… Похоть…»
на улицах холодно — в квартирах — уют,
одинаковый, что не так уж и плохо…
невозможно говорить
произносишь: «Ад!» слышится «AIDS», «отсутствие денег»,
прочее…
Ад — выходить утром из пункта «А»
и возвращаться к пункту «А» — ночью…
Туда, где торговка выкрикивает:
«Мо — ло — кО!»
Туда — где дома желтеют потемками окон…
Впрочем
Одинаковые выражения лиц…
Форма облаков…
Одинаковые!
Разговор окончен.

Академия грозы
шуршат расшатанные нервы…
привычно заполняют скверы:
грачи, маньяки, офицеры
милиции, девицы… блуд
—искусство не попасть в диспансер
практично сбрасывая панцирь
одежда грима льда в испанской
(дурацкой) страсти — дар теплу…
в магнитной пленке пряча голос
я говорю — а что-то колет
не в глаз, а в область сердца
школьник сжигая кожу книг поет:
«твой ангел — не родившись — умер…
твой демон — ты плюс совесть в сумме
плюс будущее — щебет мумий
с приличным окончаньем «Е» —
равно — расшатанные нервы…»
пусть говорят, что это первый
весенний месяц — прелесть…
скверно! —
я — говорю. Магнитных лент
лепечут склеенные змеи
по скверам маньяки хренеют
по лужам скачут соломеи
блистая чашами колен.

…С любовью к рок-н-роллу…
Татуированные брови и
серьги в сосках
она рисует письма кровью
«Такая тоска!!!»
тоска такая — это словно
пистолет у виска
стекло к аорте…
ее любимый не вернется —
не отпустит жена.
Последний «Леви Страусс» трет са-
ндали — просят пшена,
тускнеют бабушкины кольца…
достает тишина…
— ИДИТЕ К ЧЕРТУ!!!

она глотает по утрам
контрацептивные мечты
она гадает на ветрах
от оклахомы до читы
ее преследует госстрах
а небо льет с высоты
балтийский портер…
она проводит день в кофейне
а вечером — в паб,
в толпу свихнувшихся офелий
и искусственных баб…
толпа просаживает пфенинги
балдеет толпа
под три аккорда…

татуированные брови и
прикольный прикид
ультрамариновой кровью
эскизы тоски
она рисует — это волны,
пистолеты, виски,
аорты, кортик…
под покрывалом из газет
она уходит в туман,
от респектабельных таблеток
в беспросветный туман,
туда, где надоевший ветер
шепчет словно шаман:
ИдИте К чЕРтУ!!!!!

* * *
«поминутно прощаясь посылаю слова тому кто их выдумал на счастье.»
В. Угрюмов

ПоминУтно прощаЯсь готовишься К встреЧам Ибо
жиВешь надеждами так оБычная рыба надеется
избежать жаровни но прЕжде крючка приманки
(томатного счастья а объеме консервной банки)
поминутно прощаясь встречаешься с кем-то где-то
не боюсь ошибиться но память сродни киноленте
в общем повторение эпизодов допускается то есть
случившееся уже не сжечь кислотою.
поминутно прощаясь привычно готовишь сани
летом на зиму наверное есть основания
жить надеждами похоже на банальную кражу времени
у себя об этом никто не скажет
говорить бесполезно — свидетель теряет дар речи
потому что простившись ты снова готовишься к встречам
в замочные щели заглядывая словно в почтовый ящик
повторяя: «Прощай» в ожидании что станет слаще
расставание с кем-нибудь, где-нибудь потому-то
поминутно прощаясь с отдельно взятой минутой
корабли из записок «до встречи!» Пусти в реки пламя
на прощанье…
На этом Месте Могла быть ВашА реклама.

Материалы по теме:

Скорость Из портфеля книгу доставал Папа, а она весьма раздута. Это значит — марки покупал — Меж страниц лежат — я представлял, Как открою книгу — сбились тут и Радость предвкушенья, и восторг От квадратиков цветной бумаги.
Памяти поэта        Letum non omnia fin* Бабочка экслибрисом души Полетит на свет лампады. Напоминая, что можно быть невидимым Среди зеркал и стен украденной Европы После тебя всё также Яичницей распускаются одуванчики.
Письма крымскому другу *** Вот только не надо мне говорить, что зима будет длинной, а улицы узкими, что трамваи будут звенеть приглушенно, и, разливай — не разливай маслице, все будет по правилам, что через капюшон будет не слышно шепота