И облака

Виктору Бондареву

I
Охота за воздушным змеем,
Холодным змеем, змеем света
Идет на убыль: Нить слабее
связующая змея с небом.

И разбежались ктокудышки,
Забрызгав икры желтой краской,
Забросив змея в небо, слишком
Высокое для догоняшек.

На фоне дня он стал невидим,
Он повторил размеры неба.

Легко минуя все обиды,
которые любил отведать.

От праздной кухни разговора,
До слова сказанного смело,
Чем выше он, тем иллюзорней
Становятся рисунки мелом,
Пугливые сюжеты комнат
И облака других названий.
Какую пьесу здесь исполнят
Топча осколки фортепьяно.

Стыдливо потирая руки:
Мол, далеко до преферанса…
Смотреть чужие сны в разлуке,
Копить в копилке из фаянса.

Одна минута крупным планом:
Все та же нить на шее хрупкой
Содержит путаницу данных
Прижитого на стороне поступка.

И сколь отпущено белья
Для молодящегося ветра,
Для галочки в графе «семья»,
Для места в лодке в стиле «ретро»
И трогательного жития
Длиной не больше полуметра,

II
Я словно вещи потерял.
Я с ними был в родстве
Подветренном. Привычка не из легких,
Остался перочинный инвентарь
И обезглавленные монологи
О том, что истинные шеи не в цене,
Когда на выходки выходят дуэлянты
Еще не помолившиеся в цель.

Действительная радость обо всем
Не отвечать и погибать в улыбке.
В чем был, в одном лице до новых «кое».
Рассматривая контуры вина
На жительство
И Родины открытки.

Места свиданий задом наперед,
Удачный текст — худая повестушка.
В ней сказано.., а люди говорят:
Торговицы откроют дело
Продав непотопляемых котят
В последний путь.
И солнце село.

Ночь остывает налегке.
Согласно выпавшим осадкам.
На ломаном, на птичьем языке
Я окликаю, я играю в прятки
Прозрачные на свет.

Но свет не точен, в руки не дается
Он разлетается в бумажные клочки.
Он ищет землю. Ни вторым, ни третьим,-
За обещанье первым получить
Свое свидетельство о смерти.

И облака… Земля напротив,
Каких-то несколько минут.
— Вы здесь случайно не живете.
—Я здесь случайно, я не знал,
Что здесь живут.

III
Я продолжаю ждать стрекоз
Просеянных сквозь облака,
Сквозь сито, шитое всерьез.
И выставленное напоказ.

Сперва похожая на сон,
На пелену сплошной зари,
На рукопашный воздух, на
Супружество, но изнутри.

Как мысли о большой зиме,
О насморке без рукавиц,
О том, что сбудется взамен
Чуть окрылившихся синиц.

Взамен обещанного сна
Невыносимый шепот свеч,
Когда и пламя не унять,
И темноты не пережечь.

Не отвернуться, с глаз долой,
От облаков растущих вниз,
От вросших в землю с головой
Чуть окрылившихся синиц.

Материалы по теме:

Ртуть Не осталась ни в избранном, ни в удаленных, Как термометр, сбитый по Цельсию в хлам.
Знаешь… Никто не завидовал… Знаешь… Никто не завидовал тем, кому Стихи я дарил — от души, от признания. Ходил я по небу до щиколотку мелкому, И писал стихи… Это были моменты прозрения, Стихотворения Спешили летающими тарелками И улетали, и возвращались…
Давно ушли семидесятые… Давно ушли семидесятые… Гривастые и бородатые… Шли диссиденты прямо в шизики, И лириков гоняли физики… И Окуджава пел за окнами, В которых тлели абажуры, И модно было быть пророками, Во имя новой конъюнктуры…