Инфанта и ратные подвиги (Борькины истории)

Инфанта и ратные подвиги (Борькины истории)

Инфанта и ратные подвиги (Борькины истории)
— Мама, я влюбился! — заявил Боб.
— В кого, детка?

— В инфанту! И Боб предъявил маме маленькую позолоченную брошку, в виде инфанты с картины Веласкеса. Нарисуй мне ее. Я повешу ее на стенку и буду любоваться.
— Боб, она же не настоящая…
— Нарисуй, она смешная, я хочу ее рассмотреть как следует…
— Как можно влюбиться в такую… ненастоящую?!
— ТЫ РИСУЙ… РИСУЙ…
— Хорошо. Написал ее Веласкес, великий испанский, художник такой, и сбежала она с большого полотна… НАВЕРНЯКА БЕЗ СПРОСА, теперь там все сходят с ума…
— А где?
— В Испании!
— Это там, где еще мой длинный Эль Грека! Мой дорогой Эльф! Эль Грека! Вроде моего дяди из Питера!
— Не совсем, но что-то есть, во всяком случае, у него все испанские гранты весьма ушастые, и сильно удлиненные…
— Я утверждаю, что все персонажи Эль Грека…
— Эль Греко!
— ЭЛЬФЫ!!!
— Ты молодец Боб, очень наблюдательный для своего мелкого возраста!
— Не смей унижать меня, я даже уже влюбился!

И мама отправилась, по обыкновению, копаться в книжках.

— Что это?!
— Музей Прадо! Там хранится Веласкес и его инфанта!
— Это МОЯ инфанта! Ты будешь рисовать мне ее или нет?
— О, да, ее я нарисую! Для тебя…

Мама дня три ломала голову, как изобразить инфанту, толстенькой как у Ботеро, например, или просто смешной…

Как бы не вышло, главное, чтобы было красиво, серое шелковое платье, и золотые волосики… Ах, да, красный цветок!

Бобу было все равно, кто нарисовал, мама или Веласкес… И это было прекрасно!

Наконец, инфанта поселилась в Бобкиной комнате, и он здоровался с ней каждое утро, и каждый вечер говорил ей «спокойной ночи». Уже через неделю она научилась с ним здороваться и рассказывала, как там погода в Испании. Потом Боб научился прыгать внутрь картины, и они вместе гуляли по музею, рассматривая средневековую живопись, и даже еще более раннюю, совершенно волшебную… Они бродили по залам, держась за ручки, и все портреты, ангелы, и святые, приглашали их зайти в гости, на чай или отведать виноградного вина, или скушать оливку… Иногда они смотрели ужастики в зале Гойи. Зал был затемнен, как в кинотеатре, чтобы усилить впечатление от его видений! Еще они прокатились на Гернике Пабло Пикассо по всему Мадриду, правда чуть не свернули себе шею… А из Толедо Боб приволок маме в подарок настоящую черную мантилью. Мама была страшно недовольна, так как всегда хотела белую, свадебную…

А однажды инфанта заявила, что желает пообщаться с самим дон Кихотом Ламанчским, и Санчо Пансой!

Боб с некоторых пор держал в комнате, соломенную мельницу, которая походила на ту, с которой общался дон Кихот. И когда было соответствующее настроение, раскручивал ее лопасти так быстро, что уносился весь целиком, в дальние края, он брал также игрушечную пику, и с грохотом опрокидывался на мельницу весь целиком, погребая ее под собой, вместе со всеми великанами. От них совершенно ничего не оставалось…

— Мы собираемся в поход!- объявил он своим дорогим друзьям, готовым сопровождать его хоть на край света…

Все гномы облачились в латы и доспехи, невероятно древней ручной работы, а не какую-нибудь современную штамповку, и выбрали себе лучших ослов, которых удалось достать в цирке по соседству. Потом для Бори привели мелкого боевого конька, а для бесстрашной инфанты белую маленькую пони.

В роли Санчо Пансы выступил Громыхайло, как самый громоздкий и неуклюжий, а Бобу пришлось худеть три дня, чтобы хоть как-то походить на любимого героя… Его ноги волоклись по полу, свисая с низкой карликовой кобылки. И лицо его было строго и решительно, согласно рыцарскому этикету…

— Самое трудное, — сказал друзьям Боб, — это пописать, когда приспичит, не снимая кованых штанов, если во всех этих латах вообще успеешь слезть с лошади в считанные часы… Это как на прогулке зимой. Оденешь комбинезон и забудешь сесть на горшок перед выходом на улицу. А потом нянька ломает голову, успеет довезти до дома на санках, если бежать рысцой, или не успеет… ответом ему послужило дружное ржание, гномов и лошадей…

— Ладно, ребята, пора трогаться, а то лошадки пожуют все полотенца, и в туалет они еще не насобачились… так что может стать сыро…

Санчо в последний момент стянул на кухне любимую мамину кастрюльку, от Цептера, хорошо блестящую и с терморегулятором… и натянул на голову. А Боб стянул горшок у соседского мальчишки, древний как их доспехи, эмалированный и с цветочком на боку!

Боб заявил, что это прекрасная роза, подаренная инфантой Маргаритой, такое он дал ей неожиданное имя… И он прикрыл глаза и вспомнил, как нежно ее золотые кудри щекотали ему щечку, когда они склонялись друг перед другом в старинном минуэте…

Гномы прославляли блестящую пару, правда, несколько преждевременно. Боб ближайшие двадцать лет мог только в мечтах жить с ней счастливо и умереть в один день, и перейти в вечность, чтобы присоединиться ко всем влюбленным в прославлении Творца…

Теперь же надо было подумать о долгой дороге и припасах. Снарядили тележку и приделали сзади пропеллер, по инженерному проекту самого Карлсона… Так что тележка сама поднималась в воздух и толкала перед собой вьючное животное, которое мычало и сопротивлялось от страха, но скарб упорно двигался вперед.

Когда через неделю они добрались до Мадрида, Боб окончательно разочаровался в древнем способе передвижения, и они позаимствовали с десяток крутых мотоциклов с автостоянки незаконного паркинга. Это было передвижное средство, достойное самого Рыцаря. Как постановил Боб. Один из мотоциклов предназначался в подарок, с полным баком горючего и гарантией на двести лет… а таким мотоциклом мог быть только Харлей!!! Их тут же застукали рокеры, но когда Боб объяснил на абсолютно испанском языке доблестным рыцарям, куда направляется достославный Боб со свитой, они тут же на месте все были посвящены в рыцари и отпустили их с Богом проведать величайшего из железячников! В горах Испании Боб быстро набрел на следы Рыцаря Печального образа вместе со своей свитой и инфантой Маргаритой, готовых на всякое сумасбродство!

Когда вокруг уже припекало солнце, дым позади мотоциклов стоял столбом, маленькая инфанта вся дрожала от ветра позади Боба, а вокруг поплыли оливковые деревца, Боб действительно почувствовал себя на родине рыцарства всех эпох и народов!

Боб даже увидел одну вертлявую мельницу на вершине холма и монахов из монастыря, которые носили ведра с водой из нижнего колодца, чтобы привести ее в двежение. Боб тут же решил, что какой-то злой великан наложил на них эту повинность и сидит внутри горы, угрожая их жизни. Он даже стал обдумывать, как освободить их от злых чар. Он хотел распросить монахов, но оказалось, что они из молчальников, и от них совершенно ничего не удалось добиться…

Однако инфанту пришлось эвакуировать в ближайшую гостиницу, потому что Боб почувсвовал опасность для ее жизни…

Едва успели сделать это, как с другой стороны холма послышался шум. Монастырь был буквально смят могущественной рукой, разрушение его было великое… Это сам великий Идальго скакал на боевой кляче и орал изо всех сил, размахивая толстой палицей. Монахи так и не сумели отблагодарить его достойно и отдать должные почести из-за своего обета молчания. Зато Боб приветствовал Кихота со всей торжественностью и подобающим образом представил ему нового боевого коня вместо уставшей клячи, правда, со стальным огнем в глазах…

После представления инфанты, пришлось срочно отправить ее в музей, потому что она устала от длительного путешествия и попросилась к маме… И великий Идальго лично предложил проводить красавицу, которая так напомнила ему Дульсинею… неизвестно чем… наверное, розой в волосах…

Когда малышка вернулась в Прадо, она сразу проникла в известную комнатку с вечно восхищающимся неутомимым мастером… И таким образом инфанты стало сразу две… только одна постарше, так как дольше торчала в картине… и подросла…

Только охранники музея очень удивились, увидев сумасшедшую процессию, покидающую музей, причем на входе процессия их ничуть не смутила, так как лицо инфанты, все-таки, было им знакомо. А музей сплошь забит всякими доспехами, так что мало ли кто пожелает их напялить… Или все это им пригрезилось… или… но они решили не задаваться лишними вопросами, ибо это не всегда полезно для здоровья, такая есть защитная реакция у психики… И слава Богу…

Отметить: Инфанта и ратные подвиги (Борькины истории)

Материалы по теме:

Иван У нас два дня живет Иван Морозов из Чуны Иркутской области. Зашел он по-свойски, ни с кем не поздоровавшись. Снял болтавшийся на шее старенький фотоаппарат «Смена» и стал деловито тыкаться по квартире: а что это? а почему?
Сто тринадцать оттенков зеленого Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед.Габриэль Гарсиа Маркес, «Сто лет одиночества»
Ощущение & Настроение Есть такие выражения — «ожидание праздника» и «новогоднее настроение». Почему же я перестал это ощущать? Вот уже появились елочные базары… витрины магазинов разукрасились в снежинки… а деревья на проспектах засверкали вечерними огоньками гирлянд.
Комментировать: Инфанта и ратные подвиги (Борькины истории)