Калужские ассоциации

Калужские ассоциации

Калужские ассоциации
Города входят в нашу кровь и плоть, также как мы входим в их улицы, часто изогнутые, как вены.

Как должен чувствовать себя москвич, чьи мама и жена из Калуги, который в сознательном возрасте крестился в этой же Калуге (и цветной полумрак высокого собора до сих пор слоится в мозгу новой немыслимой сферой), и где на Пятницком, среди теснения могил и зарослей крестов у него лежит много старших родственников?

Спускаясь и поднимаясь, ибо город, стремящийся к реке, нарушает принцип горизонтальности, блуждая по его бесконечным, переходящим один в другой переулкам — изучаю ли я город или постигаю себя? Вот мемориальная доска местному краеведу; а дом жёлт, стар, но, предполагаю, уютен, и тёплый быт его включает в себя лоскутные пёстрые одеяла, клетку с какой-нибудь птицей, а на окне стоят горшки с желтофиолью и бальзаминами. От этого дома пласты пространства, изломанные нагроможденьями частных домов, приведут к реке, и, серая, с могучим, спокойным течением настраивает она душу на отстранённый от реальности лад.

Калуга космическая — вариант государственной помпезности, и иное дело — парк с могилой Циолковского в центре, парк зимой, и небо над ним затянуто густою сетью голых ветвей, и вороны грают, кружа в лепной небесной сини.

Или — панорама бора, что открывается от музея космонавтики, где, сидя на скамейке, вы следите за неспешным движением облаков, тенями меняющих окрас далёкого бора — от серо-стального до зеленовато-жёлтого.

А вот Воробьёвка с разбитым асфальтом и старыми домами (вон тот — купеческий), с колонкой, растущей из асфальта, будто огромный гриб; и скорость спуска соответствует стремительному крену улицы, выводящей к Оке.

Калужские старые проулки, где лениво-тигровые тени вяло колышутся на асфальте; дремотный лад жизни, не тронутой суетой.

Воистину, провинция способствует рождению мысли, медленному его вызреванию — недаром Чижевский и Циолковский так тесно были связаны с Калугой, и недаром нет ни одного русского классика, кто так или иначе не побывал бы тут…

Отметить: Калужские ассоциации

Материалы по теме:

Тува — страна, которой нет: Урфин и Филя Урфина прозвали Урфином за зверскую рожу и злобный нрав. Филю ласково называли Филей из-за кроткого характера и милой улыбки. Филя вел себя как инопланетянин. В кругу друзей был задумчив и молчалив. Тихонько напевал себе что-то под нос, рисовал или писал стихи. Урфин был барабанщиком.
Бологое (из цикла «Великие города мира») Город Бологое является самым таинственным городом на нашей планете.
Сверху Мне посчастливилось увидеть рассвет над Альпами. Говоря «над», я именно это и имею в виду. Вчера в семь утра я взлетал из миланского аэропорта Мальпенса, окруженного с северной стороны снежными вершинами.
Комментировать: Калужские ассоциации