Конец мира (Рецензия на фильм «Апокалипсис»)

Конец мира (Рецензия на фильм «Апокалипсис»)

Конец мира (Рецензия на фильм «Апокалипсис»)
Апокалипсис

«И пребудет тогда небо пустым, и сойду Я на землю, и низведено будет на землю все, что в воздухе, и всякое естество человеческое и всякий злой дух с Антихристом, и поставлены все будут предо Мной, нагие и сокрушенные».
Откровение Иоанна Богослова

Кто-то из великих, кажется Антониони, как-то заметил, что просто талантливый режиссер часто пробует себя в разных жанрах и темах. А гениальный снимает всю жизнь один и тот же фильм. Я не берусь утверждать, что Мел Гибсон гениален, но со времен «Храброго сердца» он действительно снимает один и тот же фильм. И что-то гениальное в этом есть.

Новый фильм Гибсона «Апокалипсис» лучше всего подошел бы под определение историческая драма, как, впрочем, и все остальные крупные проекты Гибсона: «Храброе сердце» и «Страсти Христовы». Но, вот ведь беда: он меньше всего подходит под это определение. Впрочем, как и остальные перечисленные фильмы: в них не очень много историчности, и гораздо больше драмы. Что впрочем, не делает эти фильмы менее значимыми. Ведь и Верона не был портовым городом, но по-прежнему «Нет повести печальнее на свете», и если есть переживания, то отдельные неточности всегда можно простить. Может быть, Гибсон и не Шекспир, но его Гамлет, один из лучших в мире.

История, которую без конца рассказывает Гибсон, всегда одна и та же: столкновение личности и социума, я бы даже сказал, цивилизации, которых режиссер, похоже, противопоставляет. Собственно этот же посыл был и в «Храбром сердце», и недаром некоторый сцены, например, смерть отца главного героя, так напоминают сцены из «Храброго сердца».

Сюжета у «Апокалипсиса» как бы и нет, точнее он крайне прост. Путь туда и обратно. Почти гибель, и почти спасение. Причем побег главного героя (на мой взгляд это не слишком удачно, но определенно зрелищно и добавляет фильму темпа) крайне напоминает нам первый «Рембо». В общем, кажется и ничего особенного. Но атмосфера и детали… Это почти магия. Гибсон закрепил опыт «Страстей» и снял фильм на одном из наречий майя. И это выпадение, из знакомой звуковой среды, делает свое дело: это очень похоже на машину времени, словно путешествуешь сквозь века.

Вторым необычным приемом, который использовал Гибсон, были актеры. Фильм снимался в исторических местах, там, где и был один из городов-государств тольтеков-майя. Все актеры в фильме — местные жители. Совершенно уникальная, аутентичная физиогномика, и при этом безукоризненно роскошная игра. Даже дети в фильме безукоризненно играют.

Майя были во многом загадочной цивилизацией: их общество по крайней мере дважды прекращало свое существование, разваливалось, видимо под действием внутренних кризисов, и возрождалась лишь в виде культурного влияния, на племена пришедшие им на смену: тольтекской и ацтекской цивилизаций. Судя по тому, что мы знаем о майя, это культура, в буквальном смысле, зашедшая в тупик. Они много знали, были (правда, до времени), сильней соседних племен, обладали довольно продвинутыми сельскохозяйственными и строительными технологиями. Но погибли под грузом разрушительной концепций собственной цивилизации, концепций постоянного потребления, и роскоши. Разрешение этих внутренних кризисов они видели весьма свое6образно: в обильных жертвоприношениях. Города майя буквально окружены огромными кладбищами с останками кровавых вакханалий. Человеческая смерть, стала важнейшим ресурсом цивилизации, и она медленно убивала саму себя. Это вам ничего не напоминает? Во всяком случае, в фильме Гибсона параллели между современным миром и миром индейцев майя очень четкие. Когда главный герой, индеец по имени Лапа Ягуара, попадает в каменный ад города майя, наполненный выгребными ямами, нищими, пылью каменоломен, грязью рынков, собаками и крысами, снующими прямо между ног толпы на улицах, когда он бредет в цепочке таких же пленников, как и он сам, среди утлых навесов, теснящихся в тени величественных пирамид, чью ступени залиты не высыхающей человеческой кровью, зритель просто физически ощущает давление. Давление, подобное тому, какое многие из нас каждый день испытывают где-нибудь в метро, или на просто, на улице. И вот, впереди у пленников огромная пирамида, самая большая из всех, а у ее подножья ликующая толпа. Взмах ножа, и обезглавленное тело катится вниз, по окровавленным ступеням. Толпа взрывается воплем ликования. Это настоящий коллективный оргазм причастности к стае. Я здесь, я один из тех, кто жив, пусть я песчинка, но живая песчинка… Триумф толпы над личностью. Триумф смерти над жизнью. И абсолютно безучастные лица местной аристократии… Стоящие у власти, узнаются, даже через века.

Кстати, название фильм требует некоторого уточнения. В оригинале, у Гибсона, фильм назван вовсе не современным словом «апокалипсис», приобретшем, благодаря богословским трудам, значение «конец света», а древнегреческим apocalypto — буквально «новая жизнь», «новое начало». И именно в таком смысле его трактует режиссер, о чем он неоднократно заявлял прессе. Так что при всей своей мрачности, которая иногда кажется излишней, это скорее оптимистичный фильм.

Иногда, жизнь возникает на руинах смерти. А смерть, становится началом новой жизни.

Апокалипсис

Отметить: Конец мира (Рецензия на фильм «Апокалипсис»)

Материалы по теме:

Личный счет (Рецензия на фильм «Личный номер») «У сильного государства не бывает врагов. У сильного государства бывают помехи».Карл XII, король Швеции
Песнь о вещем ОМОНЕ (Рецензия на фильм «Спецназ Города Ангела») «Почнем же братия, но в заложников не стрелять».Нестор-пулеметчик
Микромир на связи (Экспресс-рецензия на фильм «Хортон») «Хортон» Фильм Джимми Хэйуорда и Стива Мартино Horton Hears a Who!, США, 2008
Комментировать: Конец мира (Рецензия на фильм «Апокалипсис»)