Копач

Копач

Копач
В такой далекой и такой тревожной юности, когда я работал фрезеровщиком на заводе, меня, как самого молодого в цеху, несколько раз отправляли на кладбище копать могилы.

Ну, бывали такие печальные ситуации — умирал сотрудник завода и заводское правление в знак уважения к усопшему оказывало его родственникам посильную помощь, финансовую и т.д. Копание могил силами молодых заводчан как раз входило в «и т.д.». Человек, копающий могилы называется по-особенному — копач. Так получалось, что чаще всего могилы приходилось копать зимой. В самую холодрыгу. Естественно, водка согревала. На водку родственники не скупились. Водка согревала так, что, когда нужно было закапывать гроб с покойным, лопата уже вываливалась из рук. Местами было стыдно. Местами — не очень. Мне было страшно. Страшно копать. Страшно закапывать. Страшен сам процесс. Страшно все происходящее вокруг. Кладбище. Зима. Снег. Ломом долбишь землю. Потом копаешь на штык лопаты двухметровую яму. Отдыхаешь, пока копают другие. Пьешь. Закусываешь. Слушаешь ворон. Они так противно каркают. Сидят на крестах и памятниках и обсерают их. Опять копаешь. Мерзлая глина. Надо 2 метра в глубь. Смотришь на часы. Скоро привезут. А яма только наполовину вырыта. Ругаешься, хотя на кладбище нельзя. Куришь, хотя на кладбище нельзя. Плюешься, хотя на кладбище нельзя. Смотришь на проезжающие по трассе машины. Смотришь в землю. На глубине около полутора метров находишь дождевого червя. Или не дождевого. Самые отвратительные мысли лезут в голову. В крови вскипает алкоголь, и трудовым потом проливаются эмоции. Копаешь яростно. Все. Вырыли. Траурная процессия. Музыка. Слезы родственников. Стоишь в стороне и нетрезво смотришь на людей, пытаясь выделить девчонок. Все бросили по жменьке земли, и копачи закапывают лопатами. Венки. Разошлись. Поминать со всеми родственниками не едешь и так пьяный. Надо домой проспаться, а вечером добавить пару стопок и на дискотеку или в кино. А утром на работу. Случалось и такое — поскольку свежую могилу копаешь между старых вдруг откапываешь край чужого гроба. Это не самое неприятное. Бывало что откапывали и кости. Оказывалось, что новую яму копали на месте старого захоронения. Кому-то из копачей было смешно. Я помню, как смотрел на череп, который держал в руке один из копателей. Сейчас я могу придумать о том, как сравнивал себя с Гамлетом и прочую литературщину. Ни хрена. Мне было просто страшно тогда, как впрочем, и сейчас страшно вспоминать и помнить. Помнить разговоры копачей о том, что зае@али эти старики умирать зимой, не могли до весны дотянуть, весной же земля мягче. Страшно было наблюдать круговорот людей в природе и в заводе. Вчера за станком, завтра под кустом. Сегодня дискотека — громче музыку не слышно, через время — гвозди в крышку…

Так вышло, что по служебной фрезеровочной лестнице дальше третьего разряда я не поднялся. Ушел с завода. Да и копачем Бог миловал подрабатывать. Уж очень это специфическая профессия.

Вот только вороны каркают так же противно и отчетливо близко независимо от местности обитания.

Отметить: Копач

Материалы по теме:

Если бы памятник рабочему и колхознице создал скульптор Возрождения Донателло Посвящается Нобелевскому лауреату в области литературы, японцу Ясунари Кавабате, который родился в 1899 году, умер в 1972: истинному дзенскому писателю, с которым мы никогда не встречались, но который многому меня научил
Сто тринадцать оттенков зеленого Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед.Габриэль Гарсиа Маркес, «Сто лет одиночества»
Валютчик (Из цикла «На флоте бабочек не ловят») Случилось мне в начале семидесятых годов уже ушедшего двадцатого века окончить военное училище и в звании лейтенанта прибыть на Черноморский флот. С распределением на конкретную должность вышла заминка.
Комментировать: Копач