Квас — класс!!!

Квас — класс!!!

Квас — класс!!!
Лето приносит лень. Точнее его приносит летняя жара. «Жара — в ***** пора!» — смеется мой сынишка, повторяя услышанный по радио рекламный ролик магазина торгующего кондиционерами. Я ему по-хорошему завидую, он практически «белый лист», то есть чистое сознание. Эти песенки-чудесенки и ролики-шмолики его забавляют и веселят.

Он может что-то запоминать в этой суматохе рекламных и песенных перекличек, где слова «море, солнце, пляж, любовь, встреча, вечер, море вновь» повторяются вроде бы совершенно разными исполнителями, на совершенно разные лады, но так даже не по-летнему одинаково, а все рекламные ролики просто изобилуют стандартными фразами «скидки, распродажа, лето, торопитесь…»

Летом мне по-настоящему лень думать о том, хорошо ли что он запоминает все эти примитивные рекламные ходы или они бьют по неокрепшим мозгам, словно бейсбольные биты, причиняя информационный вред? Слово «день» отлично рифмуется со словом «лень». Вот так и Незнайка рифмовал все подряд. Издержки любопытства к слову неподвластны лени. Слова — это то, что меня забавляет и веселит.

Я лениво иду по летнему городу. Пью холодный квас. Мечтаю побыстрее добраться к ларьку с мороженным.

Встречаю на своем пути раскладушку, на которой лежат ветхие книжки. Что-то из русской литературы, что-то из зарубежной. Классика. Серебряный век. Мальчик читает одну из них. Он как бы продавец. Я реально понимаю, что читать ему и читать, и перечитывать их все в такую жару, потому что… Смотрю. Беру. Листаю. «Библиотека XX век: поэт и время» Игорь Северянин. Стихотворения. Цена 55 коп. Спрашиваю — сколько стоит. Мальчик отвечает — 15 рублей. Не забавно и не весело. Говорю — есть сдача со ста рублей? Он отвечает — нет. Я понимаю, что я первый покупатель и возможно единственный, но мне лень идти разменивать «сотку» Ищу по карманам мелочь. Набирается 12 рублей. Говорю — ну тогда давай за 12. Он кивает «Да!». Я отдаю деньги, забираю тоненькую брошюрку и иду дальше.

«Это было у моря, где ажурная пена, где встречается редко городской экипаж…»

Теперь лени копец. Я вспоминаю о телепрограмме, которую, подавляя приступы скуки и включая ремесленный интерес, не так давно просмотрел. Я бы назвал ее культурно-эротической передачей. «Гордон Кихот». Я искренне восхищаюсь нелени креативщиков «первого» и нелени господина Александра Гордона, который в своей «именной» программе (она транслируется по 1 телеканалу поздним вечером в четверг) летом попытался публично поразмышлять о путях-дорожках и перспективах русской современной литературы и очень уж хотел устроить показательную «порку» Сергею Минаеву (дУхлесс, зы телки и т.д.). Гордон уличал Минаева в развале устоев литературы. В сознательной работе на потребителя-читателя, которого Минаев на самом деле терпеть не может. Минаев же демонстративно отказывался считать себя писателем, но с улыбкой преуспевающего человека подтвердил, что 3 его романа были изданы и переизданы более полумиллионными тиражами, причем каждый. Он говорил, что не миссионер, не знает способов исцеления читательских душ, ему просто нравится писать.

Но блин зачем забыл Сергей Минаев когда садился за компьютер, что никогда не забудет Гордон — «Поэт в РоССии — больше, чем поэт!!»… и не только в России, и не только поэт добавят поклонники Мураками:)))))

Задача Дон Кихота сражаться со всеми подряд во имя прекрасной Дульсинеи. И все равно кто на пути. Для Дон Кихота даже мельница является драконом. У Гордона все наоборот. Задача ГорДон Кихота была обозначить своего соперника «ветряной мельницей» и пронзить его порицательным копьем «настоящего» искусства, не забыв заявить, что за спиной ГОРДОНКИХОТА вся культурная рать в лице снобов от искусства в лице редакторов, преподавателей, литераторов (ну и еще всех тех чьи произведения… перечислять количество прочитанного автором и ведущим программы нет смысла). Вот, кто Дульсинея — это вопрос???? «Первый»? Программа «перевертыш». Минаев не дракон и совсем не мельница. Он проявился как реальный человек. Которым и является. Он умеет и способен составлять слова в предложения, и к его текстам есть интерес со стороны читателя. Минаеву по летнему, или по своему, обыкновению было абсолютно все равно, что попытался донести зрителю Гордон. Гордон же ратовал за Культуру с большой буквы и Литературу с такой же буквы, которые якобы поганят такие, как Минаев. Почему Гордон не пригласил тех, кто составляет кровожадно детективные или невнятные дамские романчики, я понял сразу. Размер не тот. Уже не тот. Для «первого» размер показателен. Он имеет значение. Рейтинг. Пиар. Конечно, Минаев не слон, а Гордон не Моська. Но Минаева читают. Его имя на слуху. И честно говоря, было смешно смотреть на рьяных противников его творчества. Особенно порадовал редактор одного из популярных журналов, который проговорил, что он, как и всякий человек, прочитавший огромное количество литературы, уже по первым строчкам определяет, что является литературой, а что нет (пишу по пямяти, не дословно). Он же, в конце концов, сказал в адрес оппонента, по моему мнению, очень знаковую фразу: «он (имеется в виду Минаев ) тоже из культурной семьи». Короче, так проявились наследные определители культуры. Дозиметры!!! Властители, целители и миссионеры. Читатель почитывает — писатель пописывает! Вот и все отношения.

Не нравится — не читай!

Из трех романов Минаева я прочел один, пока мне хватило, я многое понял. Минаев не прочел ни строчки из того, что написано мной. Он не хочет называть себя писателем и с успехом издает свои книги. Я закончил Литературный институт, для того чтобы получить диплом о высшем образовании, и у меня корочка литературного работника, которая очень хорошо помогала в столице, когда на улице останавливали сотрудники милиции, а регистрации не было. Но я не издаю своих книг, и нет во мне обиды на тех, чьим текстам улыбается печатный станок. Кому подфартило. Для себя я точно знаю, что я или не докричался до редакторов издательств, или не достучался к сердцам читателей, или пишу не так, и не то, как того требует настоящее время. В институте мне популярно и наглядно объяснили, что один из законов успешного творчества, с отдачей в виде гонораров и успешного восприятия аудиторией автора здесь, сейчас и сегодня, это способность или талант писателя, художника, музыканта ответить на запрос времени, совпасть с этим запросом. По-моему, и Гордон должен это знать.

Вот Северянин точно знал. Лев Толстой в начале прошлого века называл его позором русской поэзии, а поклонницы ходили на его концерты толпами и кричали громкое «ура!». Королю поэзии и в воздух лифчики бросали:))) А в 2008 я купил книжечку его стихов за 12 рублей.

В ландо моторном, в ландо шикарном
я проезжаю по Островам
пьянея встречным лицом вульгарным
среди дам просто и — «этих» дам
«На Островах»
май 1911 г.

Вот и все. Защищаться прошлым, поднимая на своем щите Достоевского с Пушкиным, которые ответили на запрос своего времени так, что для многих актуальны и по сей день, конечно очень хорошая культурная традиция. Мертвые сраму не имут и не высказывают свои предпочтения. Они остаются там, в своем. Словами и стихами. Книгами и брошюрками. Памятью и памятниками. Но очень нехорошо, когда их делают эдакими вечными щитами и используют цитаты из их текстов, как бейсбольные биты, что бы крушить черепа противникам «настоящей» культуры. «У каждого времени — свои ордена…» Давайте гадать, чья в этом заслуга и вина.

Я не из такой «культурной семьи», в понимании культурологических «гнездышек-дач» в Переделкино и государственных «Волг», которых заслуженно сменили на «Мерседесы». Я оставляю за каждым из интересующихся литературой собственное право на ее оценку. Или на составление реестра цен. Если это уж так необходимо.

Дон Кихоту не нужна была публика, когда он сражался с врагом, оказавшимся ветряной мельницей, ГорДон Кихоту публика необходима. Шоу мазги вон. Да простит меня не моя покойная королева. Я как всегда сумбурен. Многословен. И не понятен даже самому себе.

Стало быть, не видать мне изданных книг, как не видать воли обитателю «Черного дельфина». Хорошо, что еще радует холодный квас, он в летнюю жару просто класс!!! Квас — класс!

Живи, Живое! Под солнца бубны
Смелее, люди в свой полонез!
Как плодоносны, как златотрубны
Снопы ржаные моих поэз!
«Эгополонез»
1912 г.

Летом покупатели сбрасывают одежду, держатели товаров — сбрасывают цены. Меньше одежды — больше надежды. Больше надежды на покупку пляжных сланцев, важного кондиционера, нежного мороженного, белоснежной футболки с мультипликационными героями и дырочками для охлаждения. Больше надежды на пляжную встречу в новых сланцах, отличного отдыха в непосредственной близости от важного кондиционера, надежды на то, что капли нежного мороженного не упадут на белоснежную майку и не заляпают физиономию микки мауса или кота леопольда. Меньше одежды — больше надежды.

Мороженное в вафельном стаканчике — 6 рублей.
Холодный квас — 14 р. за пол-литра.
Томик И. Северянина «Стихи. Библиотека XX век: поэт и время» — 12 рублей.

Отметить: Квас — класс!!!

Материалы по теме:

Номинация Сегодня у меня, вроде как, радостный день. Должен был быть… Таким, по крайней мере, обещался. Сегодня в ЦДЛ была собирушка по поводу выхода 11-го номера альманаха «Апрель». Приставкин, Искандер, Рейн, Липскеров, Вероника Долина… — А тебе-то что? — спросите вы.
Встреча с читателем На правах антирекламы собственного произведения
Давно наскучило… Старые, любимые, давно наскучившие книги; книги, изменившие состав крови, своей метафизикой, содержанием текущие в крови, вновь и вновь манящие белым снегом страниц с чёрными следами букв.
Комментировать: Квас — класс!!!