Ловушка (Борькины истории)

Ловушка (Борькины истории)

Ловушка (Борькины истории)
— О-ой, не хочу вставать, — Боб начал чихать, как только услышал про свою школу-детский сад. Он чихал, и чихал основательно… — О-ой, мне так надо поспа-ать, я так бо-олен, так тяжело бо-олен…

— Со мной бесполезно разговаривать на эту тему, вот тебе папа, поговори.
— Давай, — Боб протянул руку к трубке, — я с удовольствием с ним поругаюсь… — Вдруг передумал. — Не-т, я не хочу с ним разговаривать, НЕ ХОЧУ!
— Тогда одевайся, и без разговоров. ДАВАЙ!
— Чего давать-то, не поеду, — сказал, — и все тут, понимаешь ли…
— А как же английский язык?
— Нет, ну что с ним будет?
— А ничего не будет! Отвалится!
— Что отвалится?
— Язык отвалится, и все!
— У тебя отвалится?
— Не-ет!
— У кого же отвалится?
— У него, — не растерялся Боб, показывая в сторону… — папы-тролля. У него точно отвалится.
— Да он и рта не раскрывал никогда, бедняга! — удивилась мама, — ты что это, Боб?

Боб так серьезно расчихался, что мама и впрямь решила оставить дома… но папа прибежал сам с работы, чтобы поднять с постели мнимого больного. Больной извивался и корчился, и умолял пойти всех вон, дескать он болен… сильно болен… ОЧЕНЬ ОН СИЛЬНО БОЛЕН, НУ ПРЯМО ВООБЩЕ ПОЧТИ СМЕРТЕЛЬНО.

Как только Боб осознал, что он остался дома, благодаря своим бессовестным уловкам… он тут же соскочил с кроватки, и давай куролесить, по всей комнате… кухне, и так делее. Так он был уличен в хитрости невероятной…

Боб повытаскивал из-под подушки всех муммиков. Он решил отвести их на елку, большое представление в бывшем дворце пионеров.

Ночью они признались ему, что никогда не были на елке. Даже снега не видели, только сидят в своей зеленой книжке, и все. Елка понравилась, хотя Боря ждал все время, что вот-вот отвалится борода у деда Мороза! И вообще Боб знал, что весной он расстает. Не говоря уже о снегурочке. К счастью, ничего такого не случилось. Елка под конец утренника улетела вместе с гостями.

— Ну, это уже слишком! — возмутился Боб. — Что еще за Лагерфельд? — Он просто перепутал одного знаменитого мага, и весьма знаменитого модника.

Так и куролесила по городу пол-дня. У бывшего дворца пионеров неподалеку был зверинец, и Боб, окончательно заскучав, решил выпустить на свободу некоторых зверюшек. Это всегда спасает от скуки. А прямо за большим цирком располагалась настоящая голубятня. И, белого оперения птички, томились в клетке годами.

— Кому могло прийти в голову решать, летать им или не летать… Абсурд! Как и многое на этой планете!

Голубей выпустили на волю. Хватит жить в неволе, всех на свободу! Они найдут себе пропитание, и зимой теплый чердак, и утешатся!

Потом отправились на дачу. Оказалось, что мумики никогда не видели столько снега. Но они все были такие маленькие, что чуть не потерялись в сугробе. И Боб отогревал их в теплой кроватке. А перед тем кормил своим супом. Смотрели диафильмы. Мумики все время выпрыгивали из карманов Боба и спрашивали, что происходит, кто куда пошел, и почему… Карманы Бори шебуршились постоянно. Муммики выскакивали и расползались по всему полу. Их белые шкурки светились в темноте. И странно даже, что никто их не заметил. Ни папа, ни бабушки, и дедушки. Все в целости и сохранности вернулись домой.

— Муммики, — нежно бормотал Боб, поглаживая подушку. Под ней притаилась книжка, полная Муммиков… Большая и зеленая, как поляна, и какая-то очень уютная… Книжку Муммики переносили из угла в угол, из большой любви к перемещениям!

Боб никогда не знал, где обнаружит книжку в следующий раз. И вообще они жили своей жизнью, вполне независимой, и Боря им не мешал…с тех пор, как они у него завелись.

— Не хочу одевать рубашку красную, в клеточку! Она бешеная!
— Странные доводы ты приводишь, Боб! — удивилась мама.
— Сейчас продемонстрирую…

Нечто клетчатое носилось по всему дому. Со скоростью звука…

— Остановись, — вопила мама, — я не могу видеть это мелькание!
— Я предупреждал. Она неуправляемая!

Боб в клетчатой красной рубашке заполнил собой все пространство. Он был одновременно повсюду, издавал дикие крики, как восточный боец.

— Остановись, уже хватит, сколько можно… хвати-и-и-ит!!!

Наконец, Боб замер не секунду, сорвал с себя бешеную рубашку. И она тут же выбросилась в окно.

Она металась по улице, и бросалась на прохожих.

— И вообще, я считаю… считаю… — мама никак немогла сообразить, мысли останавливались, когда она выглядывала в окно, посмотреть на рубашку… прикорнувшую на ветке.
— Ты счита-а-аешь? — переспросил Боб, — до пяти-и счита-а-аешь… ой, смотри, она улетела!
— Куда улетела? — мама уже отошла от окна, в недоумении.
— В космос улетела!
— Ну и хорошо!
— Это же моя любимая!
— Главное, что ты на месте!

Борька вдруг размножился, расслоился в маминых глазах, и их стало штук двадцать, Бобов.

— Э, о-о, только не это. Э-эй, ты где-е, о-о, на это у меня уже нет сил… — И она тихо опустилась но Бобкин диван.

Боб выхватил откуда-то игрушечную дрель, такие бывают у всех детей до трех лет… вернее, винтовертку, или как там ее…

— ВСТКНЕЖКА-БЛЮНДА-КЕГЛЯ!!! — вскрикнул Боб, вскидывая свое оружие, и целясь в маму.

Она увидела сразу десять-двадцать орудий, которые стали вращаться вокруг своей собственной оси, и тихо заурчали…

— Опя-ять!! Все, все, убита! Сдаюсь, надоело уже… Ну что за игры, честное слово, надоело… О-ой… — И она рухнула на кровать, как подкошенная… — де-е-етки…
— Мама!!!
— Я схожу с ума, кажется! — Она хваталась за голову, как раненная. А Бобы все размножались и размножались.
— Скажи, когда заполнишь собой всю комнату, я посплю пока, чтоб всего этого не видеть, — и она закрыла все лицо руками.
— Так, все хватит! — вдруг подскочила она на месте. — Ковбои! Все в койку, быстро, сдать оружие! — скомандовала мама твердым голосом, не отпуская больной головы.

Десять-двадцать орудий моментально легли к ее ногам. Добровольно. Спасибо, сынуля, и она расцеловала его во все щеки, штук пять или шесть…

— Я медитирую, не мешайте, не подходите, дверь закройте немедленно, прямо сейчас… ИДИТЕ!

Он сидел посреди ковра, сложив ножки лотосом, и размахивал ручками, с растопыренными пальчиками, как крылышками, быстро, быстро, быстро… что означало степень крайнего возмущения…

Потом Боб слопал четыре сырника и завис на кухне вместе с плетеным креслом самым нахальным образом, даже не успев допить какао…

Вдруг, позади него вся стена потемнела, и завилась плющом, образовались густо-зеленые заросли. А пол был заплетен травянистой лужайкой. Цветы щекотали мамины босые ноги, и она рассмеялась, — как на такого хулигана можно сердиться?!

— День превращений! — удивлялась мама, допивая свой кофе. И дочитывая свежую газету.

— Про Сэма, читай про Сэма! Брось свою газету, прошу по-человечьи, ЧИТАЙ ПРО СЭМА НЕМЕДЛЕННО, ПРЯМО СЕЙЧАС, НУ ПОЖАЛУЙСТА, БЫСТРО, НЕМЕДЛЕННО, СЕЙЧАС ЖЕ!!!

Но вдруг Сэм выскочил из книжки, и помчался по стене, с подносом зеленой ветчины.

— Сэм! Ты куда, эй?
— Would you? Could you? On the wall? — пропищал Сэм.

Он всем предлагал отведать зеленой ветчины, и зеленых яиц.

— Сэм!!! Вернись в книжку немедленно! — Теперь Боб потерял терпение. Сядь! — приказал он Сэму, но без результата. — СЯДЬ! Мне надо с тобой поговорить, серьезно!

Мама развеселилась не на шутку. Она захохотала самым бессовестным образом, увидев растерянное личико Боба.

— Теперь ты узнаешь, что это такое, когда привычные вещи перестают быть привычными, размножаются внезапно, или отказываются подчиняться доводам разума!

Боб вздохнул. У него уже кружилась голова от писка, доносящегося со стены!

Он вскочил на ноги и заорал ужасным голосом:

— Я буду есть твою ветчину, если ты от меня отстанешь. Буду! Давай ее сюда! Сюда давай! Дава-а-ай!

Сэм тут же соскочил со стены, и услужливо преподнес необычную закуску. С нахальной улыбочкой…

— Если даже книжные персонажи начинают преследовать тебя… — вздохнул Боб, и укусил ветчинки.
— Хм-м, не плохо! Совсем не плохо!
— Мам попробуй, ма-ам…
— Ну, начина-А-Ается….
— Вот такой пример воспитания! — многозначительно заметил Боб, обращаясь к маме, которая на секунду оторвала глаза от очень интересной статьи. — Пример, понимаешь, воспитания! Ну?!
— Отстань, Боб!
— Вот-вот, you let me be прям… как в книжке.
— Мама переместилась в пространстве, и сразу оказалась в другой комнате.

Вечером Боб строил ковбоев в прямом смысле слова. Они скакали все в разные стороны, и ничего не желали слушать.

Боб был вне себя, все выскальзывало из его рук, и бежало по своим делам, тоже в разные стороны…

Боб устал просто ужасно…

— Он улегся на пол, и расплостался, как блин, прямо по всей комнате,- не пройти, не проехать…

— Пусть едут корабли, пароходы идут, плывут поезда, и машины тоже едут вокруг меня, я большая площадь, трактор раскатал меня в блин, меня вообще нет, надоели все… я пойду, побуду потолком у соседей пониже этажом, может дадут упасть им на голову, и не скучать так ужа-а-асно! Раздался храп на весь дом. Предвещающий часа четыре покою!!!

Отметить: Ловушка (Борькины истории)

Материалы по теме:

Бологое (из цикла «Великие города мира») Город Бологое является самым таинственным городом на нашей планете.
Сказ про то, как я чуть не стал хакером Дело было в середине июля. Вполне солнечным утром я ехал на работу. Настроение было на удивление неплохое, это не взирая на вечный недосып. У метро я купил развеселый журнальчик «Хакер». Как выяснилось чуть позже, это и стало моей роковой ошибкой.
Как это бывает Например, дом заброшенный. Поле такое бескрайнее. Солнце. На краю поля деревянный покосившийся дом. Внутри прохладно и сумеречно… Нет, не так… Допустим, ты снял квартиру. Срочно нужна была квартира. Снял не глядя. Например, через знакомых. На какое-то непродолжительное время.
Комментировать: Ловушка (Борькины истории)