Мальчик из моего детства

Мальчик из моего детства

Мальчик из моего детства
Я знал, что Макс приедет ко мне…

Ну, он мне позвонил заранее — и что-то начал говорить, жутко вежливое и хорошее, но я его перебил и сказал:
— Макс… Если тебе мама сказала, что надо поехать к дяде Леше — то ты плюнь на это, забудь… Не надо ездить к какому-то непонятному дяде лишь потому, что он пару раз вытаскивал за тобой горшок. Ладно?
— Ладно… — согласился Макс: так я и понял, что он в лепешку разобьется, но приедет: он просто сам этого хочет, а не потому, что я какой-то такой необычный…
На деле, Максу было плевать какой я — но с момента, когда я ему сказал, что он может не приезжать — я ему и стал интересен…
И не то чтобы я сам — а тот факт, что когда-то я вытаскивал за ним пару раз горшок…
Не могу сказать, что по телефону Макс мне особо понравился.
Но и обратного не скажу: ну, звонил некий Макс, я его удивил — и он уже точно приедет, что ясно, но кто такой этот самый Макс — именно это неясно совсем…
Ну, а мне что — так сильно все ясно в жизни? Неясен Макс — и ладно, тоже еще мне делать из этого головную боль…

* * *
А вообще, тут история очень забавная получается…
У Пушкина — как там? Про Гувернера, что-то и кто-то куда-то ходили, даже — в Летний сад, сколько помнится…
А я вот с Максом гулял во дворе, на Каляевке…
Главное, это не было по моему желанию — гуляние — а так, по торговле и выбору…
Ну, да…
Макс был маленький, все время путался под ногами — хотя основное время он проводил у себя в комнате…
Ну, не очень у себя — в той комнате еще жила его мама Регина, и Сурик — знойный кавказец с тихой печалью /я даже уверен, что Регине он нравился именно за тихую печаль…/
Ах, да… Когда мне Макс позвонил и мы начали вести светские беседы, он мне сказал:
— Мой друг Сурик, который живет в Париже…
И я подумал, что вот Макс, наверное, очень классный — поскольку он считает другом того, кто как бы считался некогда его отчимом…
Хотя, какой такой из Сурика отчим — мне этого не понять, поскольку я бы предпочел удавиться — чем иметь подобного отчима…
Но — удавливался я бы — тоже с тихой грустью, с которой именно этот самый Сурик и жил…
Ну, не суть важно…
Как только мне сказал Макс про Сурика — тут же я ему и ответил: «Не приезжай…»
Я ж знаю, что в мире все действует, но наоборот: не хочешь — едут, боишься — уходят…
Но Макс — он молодой еще, ему понравилась моя необычность — и он решил приехать в гости…
Но я отвлекся — как-то я с ним гулял… Он был в цигейковой шубке и постоянно падал — а я, надо сказать, его поднимал — но не постоянно, а через раз: через раз он сам вставал, ибо видел мое равнодушие к своей особе…
Вообще, гулять должен был Робик, мой друг и дядя Макса, но он гулять категорически не хотел — а хотел даже бежать в винный магазин, стоять там, в очереди… Ну, он на все был готов — лишь бы только не гулять с Максом…
А я тоже был на все готов — только бы мне не бежать в магазин…
Ну, так и получилось: Робик побежал в магазин, а я остался с Максом во дворе…
Я думал, гуляя — ну, когда этот самый Макс замерзнет и попросится домой?
А он — не мерз… И не просился…
Главное, я уже давно замерз и хотел домой — ну, на Каляевку — а Макс все падал и никак не мерз…
Зараза, а не Макс…

* * *
Я вот думаю — ну, с Максом я гулял раза два, от силы — три, но всегда почему-то зимой…
Ну, даже и три раза — разве это так много?
Нет…
А вот запомнилось мне, будто я с Максом гулял ежедневно, да и не в Москве — а в Сибири…
Память странные свойства имеет все переворачивать с ног на голову… Да…

* * *
Приехал ко мне Макс …
Домой — ко мне… Но в гости — для него.
Ему мама Регина, наверное, рассказала, что я с ним пару раз гулял — но он приехал не поэтому, а, можно сказать, совершенно по другой причине: я его удивил во время телефонного разговора. Вот и все…
Ну, я ж ему сказал, чтобы он не приезжал — вот тут он и приехал…
А потом мы сидели в салоне, я разглядывал Макса, как муху, упавшую в мой бокал — и думал, на кого он похож…
Бред, да?
Ну, ты встречаешь случайного человека — и не думаешь, на кого он похож, хотя бы даже он был как две капли воды похож на свою незамужнюю тетю…
Но ты ж тетю не видел — а потому ты и не думаешь, на кого данный тип похож…
Намного хуже дело обстоит с детьми и родней твоих знакомых — особенно, если ты их знаешь давно…
Ну, тут все и начинается: кто на кого похож, кто — нет, а кто вообще — среднего рода…
Смотрел я на Макса — очень честно, очень ответственно — и думал…
Выходило, что он похож и на Робика, и на Илюшу, и на Регину, и даже на Сурика — хотя вот Сурик именно тут и ни при чем…
Но все равно — похож он на Сурика — особо, если кепку на него надеть и сделать пластическую операцию…
И я вдруг догадался, что Макс вообще не похож ни на кого, а — сам на себя…
И после этого понимания я успокоился и налил ему красного испанского вина в бокал.
И мы — выпили по глотку…
Хотя — вру: он пил вино, а я как всегда — пиво…

* * *
Собственно, тема рассказа — идиотская…
Какой-то Макс, с которым я гулять ходил — и даже не в Летний сад — приехал ко мне в гости… Это — что — тема?
Выходит, что так… Тема…
Макс приехал ко мне не один — а с гитарой и с девушкой…
Гитара была очень красивая, а девушка — крайне настоящая, еще настоящее, чем гитара…
Мне понравились обе — про Макса я не говорю, ибо он не гитара и не девушка…
Девушка приехала — и тут же ускакала: у нее дела были, и вообще — ей у меня дома не очень понравилось…
Макс — остался, гитара — тоже…
Ну, а чего делать, если у тебя дома есть Макс и гитара?
Тебе — ничего, а Максу — играть…
И Макс начал играть и петь…
Главное — я его так, просто легко попросил — и он сразу согласился… Потому что было все настолько очевидно: некогда я водил его гулять, а теперь он вынужден играть на гитаре… Это связь времен, причинно-следственная связь, если угодно…

* * *
Макс потом перестал играть и сказал, что мама его — Регина — очень просила одну песню сыграть и спеть…
И опять — как тогда, когда я услышал, что Сурик ему друг — у меня нежно заныло сердце и я подумал, что — наверное — совсем не зря я тогда с этим Максом гулял и мерз… Нет… Не зря… Был в том моем страдании и высший смысл — выше, чем замерзшие ноги… Ладно, может смысл и ниже был — но он был все-таки…
Макс позвонил девушке — и через час она привезла штуку одну, для зажима струн на определенной тональности…
Главное, до нее он еще кому-то звонил — и просил, чтобы эту штуку девушке отвезли, а она ему привезет, а он мне на этой штуке сыграет, поскольку вот — мама очень просила…
А я не думаю, кстати, что уже мама играла в этой истории огромную роль: ну, Макс сам мне захотел спеть эту песню, он маму очень любит и уважает, но не более чем людей, которые ему смотрят в глаза…
Или — более? Но все равно — не она ему смотрела в глаза, а я…
Девушка приехала, Макс начал петь…
А я — ну, я сразу извинился — что я курить хочу, и я курю только на кухне, под вытяжкой — и вообще, я буду слушать в кухне, из кухни, как угодно — но слушать я буду точно…
НО я не мог просто слушать — я на девушку смотрел…
Она сидела в кресле, не пела — но подпевала Максу внутренне…
Даже губы у нее шевелились…
Сами по себе — она ж не знала, что я за ней наблюдаю…
И Макс — он тоже не знал: он думал, что я просто слушаю…
Макс!
Знаю, что мама тебе прочитает именно этот рассказ — первым.
Ей хочется с тобой поделиться сокровенным — вот, она и выберет этот именно рассказ. Я не ошибся?
Ну, я не ошибся и в том, что у тебя сейчас мурашки на коже — тебе даже немного странно, что кто-то может говорить с тобой изнутри…
Вот…
Это и называют искусством те, кто ничего в искусстве не смыслит…

* * *
А потом Макс уехал…
Ну, девушка его увезла на огромной машине — такие мне только во снах снятся, да и то — в очень страшных и антиэкологических…
Он уехал — а я подумал, что вот, когда-то мы с ним гуляли во дворе, на Каляевской, и Макс — уже был тем Максом, который мне будет петь на гитаре, но очень много лет спустя…
И еще я подумал о том, что Макс — дурак, поскольку он не видит, что эта девушка его любит — а таких вот бывает в жизни всего одна… Ну, второй уже не бывает, хотя и может показаться черти что… Но это же показаться может — а не быть…
Я много о чем думал в тот вечер …
Но не о Максе и не о девушке — о них я уже все передумал заранее, до того…
О чем же я думал?
О вселенной…
Знаю, что дурная это тема — но кто себе может отказать в дурости, когда считает себя очень умным?!
Август 2005

Отметить: Мальчик из моего детства

Материалы по теме:

Смерть — как лучший способ выживания (Из сборника «Северное сияние») Наверное, у каждого человека есть моменты, когда он готовится к неминуемый смерти… Ну, на войне, например — там это было, наверное, совсем заметно: каждый день — бой, каждый день — смерть…
Дом на колесах Наверное, у каждого из нас есть мечта… Я не о тех мечтах — ну, вроде как купить другою машину или заиметь себе молодую стервозную любовницу… Нет… Я о мечтах, которые идут изнутри, как отрыжка или солнечный свет…
Луч солнца! Луч солнца золотого был до такой степени ослепительно ярок, что смотреть на него, не прищурившись, не возможно было даже сквозь закопченное стеклышко.
Комментировать: Мальчик из моего детства