Маленькая судьба

Маленькая судьба

Маленькая судьба
Далеко на севере-востоке, там, где народ Бо хоронит своих мертвых, в расщелинах наньшанских скал, и где величественная стена правителя Мин стоит непреодолимой преградой для стрел кочевников. Там, где Будда Милосердия Гуань Ин, из чистого золота, украшенный драгоценными камнями и стоящий на нефритовой подставке, с усмешкой наблюдает за страстями кипящими между смертными. Там, рядом со славным городом Чжуйвень, во Внутренней Монголии, жил Большой Дракон.

Он причинял много горя людям: то спалит урожай риса целой провинции, от чего жителям всю зиму приходиться питаться жалкими корешками с голых холмов, то ненароком потопчет массу народа во время праздничной мистерии Цам на центральной рыночной площади. Не любили люди дракона, и все время думали, как же от него избавиться.

Но не только людей занимали такие мысли. Об этом же думал и Маленький Дракон, живший в жалкой норе, рядом с пещерой Большого Дракона. С одной стороны, Маленькому Дракону доставались остатки трапезы Большого и не было нужды летать далеко в город, к людям и тратить силы на изрыгание огня — а как еще лучше напугать людей и заставить поделиться своим имуществом? Но с другой — если даже объедки были жирными и вкусными, то каковой была вся добыча Большого Дракона? И душу Маленького Дракона снедала зависть. Иногда, когда знойный летний дождь, загонял обоих драконов в их жилища, — а огнедышащие драконы, как известно, не любят дождей — так вот в эти редкие дни, Маленький Дракон, забившись глубоко в свою нору, предавался мечтам, о том, как Большой Дракон когда-нибудь умрет и тогда Маленький Дракон, займет его место. Ах, как славно будет жечь этих хилых людишек и отбирать у них урожай! Есть их толстых коров и маленьких сладеньких барашков! Забирать драгоценности из домов купцов и чиновников императора, и набивать ими глубину Большой пещеры. Тогда это будет его пещера!

Вот только мечты эти были пусты, как тыквенная фляга крестьянина в конце дня, ибо все знают, что драконы бессмертны…

Но однажды надежда явилась в жизнь Маленького Дракона. Она появилась с запада, где горы Тибета, медленно карабкаться к зениту, подбираясь к небесам, к самому порогу Жилища Богов. Оно явилась в виде Нового Дракона, сильного и молодого, с блестящей чешуей и сильными крыльями. Поначалу эти два дракона, Молодой и Большой, лишь присматривались друг к другу. Они оценивали свои силы, изредка сцепляясь за какой-нибудь особо сладкий кусок мяса, или тяжелый мешок золота, но до серьезной схватки, дело не доводили. Драконы просто готовились. Ведь всем известно: два дракона, равные по силам, не могут долго жить в одной провинции…

Маленький Дракон воспрянул духом. Теперь он отомстит Большому Дракону за все унижения и обиды, за то, что Большой Дракон не замечал его, равнодушно лежа после сытного обеда, в то время, когда Маленький Дракон тихонько оттаскивал от его стола сочные мясные кости. А когда замечал, непременно, как бы невзначай, опалял огненной отрыжкой. А потом долго смеялся, качая свирепой усатой мордой, и с прищуром поглядывая в сторону драконьей норы. Как же горько и обидно было Маленькому Дракону! Даже сладкая мозговая косточка не радовала его в тот момент. Ах, почему я такой маленький и слабый — сокрушался Маленький Дракон? Почему, я не могу быть таким же большим и сильным! Но ведь все знают, что драконы не растут, когда рядом живет более сильный дракон…

«Я помогу Молодому Дракону! — решил для себя Маленький. — Я стану его союзником, мы убьем Большого Дракона, и пусть я не вырасту, мне не надо будет больше тайком таскать кости. Молодой Дракон поделиться со мной. Мы будем на равных. Мы будем друзьями!»

Так думал Маленький Дракон, подбираясь к хвосту Большого, когда два дракона в очередной раз схватились за один кусок мяса. Выждав удобный момент, он отчаянно вцепился в хвост Большого Дракона, своими меленькими, и от того особо острыми зубами… Большой Дракон мотнул хвостом так сильно, что Маленький отлетел к соседней скале, больно ударившись хребтом о камни. «Все пропало, — подумал он — Теперь он меня непременно растерзает!»

Большой Дракон поднял голову и досадливо обернулся в поисках того, кто так нагло посмел покуситься на его хвост. И в тот же момент, Молодой Дракон, словно почуяв поддержку, отчаянно ринулся на Большого. Закипела схватка. Скалы содрогались, и камни плавились от потоков огня изрыгаемых обоими Драконами. Их хлопающие крылья погнали такие потоки воздуха, что в горах поднялся настоящий ураган — несколько мощных пихт, было вырвано с корнем. Шум и вспышки огня, привлекли жителей Чжуйвеня и местных крестьян, и скоро окрестные холмы, словно циновками, покрылись людским покрывалом — люди хотели знать, чем же закончиться схватка? А главное: что же их ожидает? А рядом, в гуще молодой бамбуковой рощи, со страхом ждал исхода сражения и Маленький Дракон. От этого исхода теперь зависела его жизнь…

А Молодой Дракон побеждал. Его удары становилась все точнее и безжалостнее, и Большой Дракон уже почти перестал огрызаться пламенем. Он лишь жался к скалам, иногда удачно укорачиваясь от ударов, а иногда принимая их всем телом. Глаза его были полузакрыты, тело покрылось рваными ранами, а земля вокруг вырванной чешуей и каплями крови. Сердце Маленького Дракона застыло в радостной истоме. Казалось уже ничего не изменить! Молодой Дракон явно развлекался, наносы удары вполсилы. Играя…

И вдруг Большой Дракон встрепенулся! Глаза его широко раскрылись и налились огнем, когти со скрежетом впились в скальные породу, дракон рванулся всем телом и… со всей силой ударил грудью Молодого. Не ожидавший такого поворота событий, Молодой Дракон покачнулся, еще какое-то время пытался удержать равновесие, а затем, неуклюже, боком, словно актер, играющий пьяную маску «чоу» в уличном балагане, бухнулся на землю. Большой Дракон, сделал стремительный прыжок, наступил на шею Молодого кривой когтистой лапой, прижал ее к земле, и пружинисто выбросив шею, вцепился зубами Молодому в глотку. Коротко клацнули зубы — и кровь, словно тушь тайнбеньского мастера каллиграфии, начертила на земле неряшливые иероглифы смерти. Все было кончено…

Страх обуял Маленького Дракона. Он знал, что следующая очередь его. Убежать спрятаться, забиться под самый ничтожный кустик… Он, мечтавший всю жизнь стать больше и сильнее, хотел теперь только одного: превратиться в маленькую мышку. Ту, что находит путь к запасам еды сквозь прутья самой плотной корзины из рисовой соломы…

Большой Дракон, тем временем, с презрением отбросив откусанную голову Молодого Дракона, горделиво огляделся вокруг. Он был изранен, выглядел обессилившим, но чувствовал себя победителем. Ноздри его трепетали, чувствуя запах свежей, крови и это был запах победы. Грудь тяжело вздымалась, где-то в ее глубине клокотало рычание, а когти, сжимаясь и разжимаясь, царапали землю. Люди вокруг замерли в ожидании новых бед…

Вдруг, стальной блеск, словно иголка из тех, что можно обменять на шелк в фактории иноземцев в Пекине, уколол глаз Большого Дракона. И еще один! И еще! Прямо в толпе на окружающих место сражения холмах, то тут, то там, вспыхивали стальные молнии. Они вспыхивали все чаще, соединяясь в утолщающиеся на глазах змейки из металла. Оказывается правитель Внутренней Монголии, узнав о сражении, прислал своих стражников во главе с лучшим воеводой! Это их стальные панцири, и острые алебарды сверкали на солнце!

Большой Дракон вздрогнул. Он поднял шею, повел залитой чужой и своей кровью мордой по сторонам, глаза его забегали, и он попятился, стараясь быть ближе к своей пещере. Нужно было защитить накопленные там за годы бесчинств сокровища… Но было уже поздно: кольцо вооруженных людей надежно замкнулось.

Оценив обстановку, молодой воевода из Чжуйвеня решил: или сейчас или никогда — настал момент избавить людей от страданий. Дракон ослаблен и ранен, самое время расправиться с ним. И вот уже, по коридору, почтительно расступившихся людей, целых 12 волов тащили ленивое бронзовое тело осадного «тюфяка». Огромная дыра пушечного ствола, в которую без труда входила самая толстая корова провинции, словно глаз удивленного циклопа смотрело в сторону Большого Дракона…

Два громадных, изуродованных битвой чешуйчатых тела громоздились на месте недавнего боя. Люди ликовали. Кто-то смеялся и пел, притоптывая в ритме праздничных барабанов, невесть откуда появившихся в толпе. Кто-то благодарил, молодого воеводу, восседавшего на белом в яблоках рослом чжурдженськом коне и смущено перехватывавшего кокетливые взгляды местных красавиц. Кто-то безутешно плакал, вспоминая растерзанных Большим Драконом родственников. И только Маленький Дракон не знал, что ему делать. Он сидел в бамбуковой роще и дрожал. Он мог бы сидеть там вечно. Он даже хотел сидеть там вечно! Но, увы, как только Большой Дракон издох, Маленький неизбежно начинал расти! Рано или поздно люди обнаружили бы его, а, обнаружив, узнали! И тогда никакой пощады: они моментально расправились бы с Маленьким Драконом!

И тогда Меленький Дракон решился. Он встряхнулся, от морды, до кончика хвоста, набрал в грудь полный глоток воздуха и… Вылетел, как маленький смерч на площадку между людьми. Он с ненавистью бросился к тушам Молодого и Большого Драконов, и стал пинать их, хлестать хвостом, царапать когтями. Обескураженные люди замерли, барабаны нарушили свой ритм, чжурдженьская лошадь заржала, встала на дыбы, и, к ужасу молодых девушек, чуть не сбросила красавца-воеводу прямо в пыль. Где-то заплакал ребенок…

Но молодой Дракон не обращал на это ни малейшего внимания: он продолжал бить то Молодого, то Большого Дракона и захлебываясь от рыданий, кричал столпившимся вокруг людям: «Это все они, они… Они заставляли меня… Они были жестоки… Они запирали меня в норе… Правда, правда… Запирали на много недель… и мне приходилось питаться горькими летучим мышами… Если бы вы знали как я страдал!»

И Маленький дракон, рыдая, повалился на землю…

Он лежал, такой маленький и жалкий, всхлипывая и дергаясь всем телом. И с ужасом ожидал, что произойдет дальше…

И вдруг, маленькая, теплая, может быть даже детская, ладошка прикоснулась к его вздрагивающей чешуе. Люди вокруг оживились, чей-то хрипловатый, уже не молодой голос что-то сказал, и все дружно зашлись в хохоте. Барабаны возобновили свой ритм, а воевода из Чжуйвеня вернул свое внимание молодым девушкам…

А Маленький дракон, свернувшись калачиком, лежал посреди этого ликования, и прислушивался к незнакомому ощущению прикосновения множества людских рук. Они были такими мягкими и приятными! Никогда еще Маленькому Дракону не было так хорошо. Он лежал и мечтал.

Мечтал, как скоро станет Большим…

Отметить: Маленькая судьба

Материалы по теме:

По порядку Петр был человек положительный, сильный и добрый. Ему было двадцать пять лет, и он в своей жизни пальцем никого не тронул. Люди видели в нем пример, которому стоило подражать.
Привилегии Всегда я почему-то оказывался в привилегированной компании. Во-первых, я родился в привилегированном городе (кстати, не в Москве). Но это не моя вина.
О Максике Он наблюдал однажды старую развалину пня. Помнил ласковую плесневую влажность прикосновений. Пней была целая поляна, совсем рядом с кучкой кирпичных коттеджей, пока, к счастью, холодных: вместе с отоплением обычно приходит оживлённая возня — а Максим из-за неё всегда бесшумно раздражался.
Комментировать: Маленькая судьба