Минусы полуденного зноя

Загадочно тлеет намокшее солнце.
Соленые ветры баюкают сладко
Вечернее море.
Ведь как его много и как меня мало —
Обнять мне просторов широких границы
Своими руками — размаху не хватит.

Чарует величье.
Часами разгадывать странность заката,
Глубокие вздохи огромного тела.
Ночная прохлада…
И чувство большое,
Сменившее лучшие чувства на свете:
Как-будто одни мы теперь — я и море.
Хватая соленую воду губами, целую я море —
Оно отвечает, качая волнами — руками качая.
И в сторону уединенного солнца
Плыву я.
1993

* * *
На луне, как на луне, только скатишься,
Не воротишься, по мне не наплачешься,
Полетишь крылами, махов бесчисленных,
На рассвете, передернутом осенью.

Зацветали корабли приболотные,
Ярче трели. Заночуем, земля тепла,
Забываем о законах неписаных,
Возмутятся исхудавшие сосенки.

На бесцельно перевернутых листиках
Под большою и гремучею тучею
Два больных и бессердечных артистика
Помешали быть земле в одиночестве.
1995

* * *
Стало быть, в небе летал он.
Птица? Да, птица, а кто же.
Мамы не помнил и папы.

В глади морской отраженье
Видел свое рядом с солнцем,
Думал, что очень красиво.

А иногда пролетали
Мимо такие же птицы
И про людей говорили…

Весело вился в потоках
Воздуха синего с белым,
Прыгал в перине небесной —

Вот ощущение! Больше
Жалких попыток Икара,
Вот оно, счастье полета!

Стало быть, в небе летал он
И над людьми насмехался
Птица? Да вроде бы, птица.

Ну, а потом говорили,
Что, мол, разбился о камни.
Падая, пел гимны Солнцу…

Люди? Что люди — лежали,
Слушая звуки прибоя,
С лицами под козырьками

Кто мог подумать, что рядом
Песня могла оборваться.
Птицы? А может, и птицы…
1995

* * *
Странной быть я не могу
На пастушьем берегу,
Травки капают слезами —
Лето — первый раз в году!
Я по берегу иду,
Волосами-голосами
Отражаю краски в небо.
Жаль, что ты сегодня не был
На зеленом корабле,
Да вдоль берега…

Небо, небо — хоть куда!
Да вода, вода, вода!
Свет от солнца и от счастья
Залезает мне в глаза.
Я — как будто стрекоза,
Прилетела попрощаться:
Ведь за летом ледокол стоит,
Тебе, конечно, просто
На зеленом корабле,
Да вдоль берега…

Белый-белый потолок,
Синей лампочки зрачок.
Два квадратных километра
Приоткрыл дверной проем —
Мы по берегу идем,
Травки кланяются ветру.
Через время проплываем,
Облака не задевая,
На зеленом корабле,
Да вдоль берега…
1995

* * *
Минусы полуденного зноя
Растворятся ближе к темноте
Сутки в ожидании прибоя
Пожелают быстро пролететь.

Мы займем в плацкартном боковые,
Выпьем чаю, разом разомлев,
Сквозняки проспят полночный выезд
Через час в статичный барельеф

лес бегущий снова превратится.
Я усну под монотонный стук
И, конечно, мне приснится птица
Пущенная с легкостью из рук.

Там, куда мы едем, горы в дымке
Прячут солнце ночью, ветер — днем,
Там стихи читают без запинки
И домашним хвалятся вином

Мир наполнен светом и покоем,
Мальчик в шортах продает тарань.
Разве можно не хотеть такое…
Там ведь можно встать в такую рань,

Когда солнце сонною макушкой
Вылезает из соленых сот,
Когда можно камешек-лягушку
В пять прыжков пустить за горизонт.

По камням ходить, где берег треснул,
По горам к песчаной бухте Т.
От жары соленой с банкой пресной
Прятаться под самодельный тент.

А под вечер там приносит ветер
От мангала легкий вкусный дым
Завтра мы туда опять приедем
Будет лето, море — будет Крым.
июль 2002

Материалы по теме:

А где-то по морю скользят корабли… А где-то по морю скользят корабли, И волны играют с песчинками берега… Но так далеко нам с тобой до земли… Ах, где она, новое счастье — Америка? Ну, да… Старый мир надоел нам вполне, Нам хочется нового и непривычного…
Едоки картофеля Густое масло жизни плазму Судеб скрывает. Полотно Пугает чернотой — оно Сознанье, склонное к сарказму Изменит хлеще, чем вино. Сколь подоплёка тяжела Представленного на картине?
Человек-амфибия Человек-амфибия Убоялся торговой толпы Ихтиандр, пестроты этих скользких латинос, темперамента их, трескотни их тирад. То ли дело, поквакал и — в тину… Жизнь прозрачнее кажется в толще воды и внезапней стального стилета: