Мумии на вес (Рецензия на фильм «Мумия: Гробница императора драконов»)

Мумии на вес (Рецензия на фильм «Мумия: Гробница императора драконов»)

Мумии на вес (Рецензия на фильм «Мумия: Гробница императора драконов»)
Мумия: Гробница императора драконов

«Мумия: Гробница императора драконов»
Фильм Роба Коэна
Mummy: Tomb of the Dragon Emperor, The, США, 2008

— Куда вы едете, мистер Джонатан?
— Туда где нет мумий!
Фраза из фильма

Когда археолог Говрад Картер вытаскивал на свет божий засушенную упаковку одного египетского царя, он еще понятие не имел, сколько денег это ему принесет. Об этом он мог только догадываться. А вот, сколько на его открытии потом настригут бабла кудесники из Голливуда, ему и в голову прийти не могло. Квалификации не хватало.

У продюсеров франчайза «Мумия» ее — квалификации — хоть отбавляй. Они уже в третий раз пытаются продать зрителю один и тот же набор: песок, истлевшие бинты, какие-то каменья, очень много развали и статуй без голов. Теперь все это называется «Мумия: Гробница императора драконов» и переносит нас от набивших оскомину пирамид прямиком в загадочный Китай 1946 года. Где нас, похоже, никто не ждет.

Археологи, вообще, люди забавные — они сначала раскопают что-то непотребное, а потом изо всех сил стараются это закопать. А оно добровольно закапываться не хочет. Вот и выходит, средних размеров почти что, мировая война.

Итак, 46 год… Впрочем, нет, для начала год эдак 220 до н.э. Император Цинь Ши-хуандин, собиратель земель китайских, и первый китайский император, поручает своему лучшему генералу Мину найти некую колдунью, якобы знающую секрет бессмертья. Генерал приказ выполняет, но вместо пенсионерки с крючковатым носом доставляет ко двору красотку средних лет, с умными глазами и в самом, так сказать, соку. Далее, император приказывает Мину в красотку не влюбляться — «Не трогай Давжета, он мой» — а наоборот, доставить ее в древний монастырь, где и хранится секрет бессмертья. Потом вы в курсе: «Тристан и Изольда», жуткая месть влюбленным со стороны уязвленного императора, проклятье колдуньи. И вот император, но главное, его ни в чем не повинная армия, превращаются в терракотовых истуканов.

А вот теперь 1946-ой уже нашей эры. Изрядно повзрослевший и подобревший сын Эвелин и Рика О’Коннел Алекс сбежав от сухих как песок Сахары академических штудий Гарварда, устремился в Китай, на поиски могилы того самого Цинь Ши-хуандина. А в это время его родители в далекой благополучной Британии, уже забывшей ужасы немецких бомбежек, изнывают от скуки и безделья. Дело в том, что они поклялись друг другу больше не ввязываться ни в какие авантюры. Однако изнывать им остается недолго.

Дело в том, что МИД Англии просит бывших охотников за мумиями доставить в шанхайский музей некую безделицы, вывезенную британцами из Китая аж в 40 году. Намаявшись от написания женских романов и рыбной ловли по самоучителю, парочка с радостью соглашается. В это время, их великовозрастный балбес находит таки могилку императора, и, как мы уже знаем из всех серий, ничего хорошего это не сулит. Эта часть фильма, кстати, натужно пытается накормить зрителя «настоящим английским» юмором. Он приблизительно того же разлива, как «Карден» из Шанхая. Далее даже этот эрзацюкапустник испаряется.

Приехав в Шанхай, в котором, между прочим, владеет казино их вечно пьяный родственник Джонатан, Рик и Эвелин с удивлением обнаруживают своего отпрыска и его археологические достижения. Все остальное, как то: оживление ни к месту очередной мумии, погони, перестрелки, полеты с психованным летчиком, войны с ожившими мертвецами, любовь-морковь по вкусу — остается делом техники и привычно нам из предыдущих серий.

Третья «Мумия» оказалась маленьким каталогом неплохих вроде бы задумок, выполненных крайне криво, и, не побоюсь этого слова, патологически убого. Это ничего, что в Китае 46 года, мы не находим даже следов масштабной гражданской войны между националистами Чана Кай Ши и коммунистами Мао. Это ерунда, что в только что освобожденной из-под оккупации японцев стране Шанхай представляет из себя гнездо неонового империалистического разврата почище Лос-Вегаса. Все это, несомненно, условности. Гораздо хуже, что фильм, являясь точной сюжетной копией предыдущих «Мумий», раскачивается между эпической китайской сказкой и авантюрным боевиком, как пьяный в баре между виски и вином. В результате жуткая головная боль и отсутствие воспоминаний. Как сказал бы последний генсек: «Стремление налицо, а консенсуса нет».

Есть режиссеры, обладающие талантом вдохнуть жизнь даже в самый затхлый сюжет, есть способные передать литературную историю точка в точку. А есть такие, удел которых забульбенить живую мумию даже из клоуна. Обернув и так хромающий сюжет, грязными бинтами штампа, напичкав никуда не ведущим и кургузым психологизмом и выпятив где только можно дефицит бюджета, режиссер третьей части Роб Коэн сотворил невозможное. Он убил очередную «Мумию». Семейству О’Конелли в предыдущих сериях потребовалось для этого немало времени и усилий. А дружище Коэн сделал это легко и без напряга.

Нет, оно конечно ждать от Роба Коэна, создателя «Трех Ха» и еще более восхитительно бессмысленного «Форсажа», какой-либо приличной драматургии было бы просто глупо. Но он хотя бы славился динамичностью своих фильмов. А казалось бы, что еще нужно для авантюрного боевика?

Оказалось, нужно было 15 первых минут занять отрывком из китайского «Героя» (что бы очевидно дать сыграть Джету Ли хоть что-нибудь), погрузить нас в перипетии семейно-педагогических отношений ячейки общества по имени О’Конелл, показать нам компанию йети на службе идеалам гуманизма и насмешить в конце схваткой праха с глиной.

Словно спохватившись, что он раньше никогда не снимал мелодрам, Коэн остановил, где смог действие пространными монологами и диалогами героев о любви, дружбе и семейных ценностях. Причем, на самих актеров, подобная смена темпа действовала, как ведро брома на колхозного быка — они сами становились похожи на обмазанных глиной вояк из гробницы. Эмоции смазаны, выражения лиц как у обожженного кувшина. Держался молодцом лишь один Фрейзер — старина Рик как был легионером, так им и остался. Но один, как говорится, в поле не рота. И даже не взвод.

Даже Джет Ли, актерский талант которого я лично ценю очень высоко, и тот проходил весь фильм с одним и тем же выражением лица. И винить его здесь не за что — большую часть экранного времени, он проводит то в виде изуродованного компьютерным «гримом» истукана, то в виде каких-то многоголовых тварей. А никакого драматического стержня, подобного трагической любви жреца из первой части, сценарий, увы, ему не предоставил.

Досталось постановке и от «генеральной линии партии». Однажды академик Л.Н. Гумилев сказал одну умную вещь: «Если кто-то начинает описывать вам историю в терминах сегодняшнего дня, знайте, перед вами не историк, а пропагандист». Вы можете считать «Мумию» Коэна «бескомпромиссным экшеном», но порой терминология выдает в нем истинное начало.

— За свободу, за свободу! — кричит истлевший, разорванный некогда лошадьми, а ныне оживленный труп генерала Мина, призывно махая ржавым мечом. И на его призыв окликаются — кто бы вы думали? — «демократическая оппозиция» кровавому режиму императора Цинь Ши-хуандина, уморенная две с лишним тысячи лет назад на постройке китайского ГУЛАГа — Великой Стены.

Ладно, отвлечемся от идеологии, сама по себе идея столкнуть две мертвецкие армии может и неплоха. Однако, когда на поверку, вояки с обоих сторон рассыпаются от одного прикосновения, это выглядит как война снопов соломы. Какая радость наблюдать за рассыпающимся карточным домиком? И это ни в какое сравнение не идет с египетскими башибузуками из первой части, сигающими по потолку с кривыми секирами.

В сухом остатке одна единственная погоня по узким Шанхайским улицам за терракотовой колесницей и терракотовым же императором. Много китайского фейерверка, опрокинутых рикш и даже один взорванный трамвай. Посмотреть есть на что, но после этого хоть из зала уходи.

Под конец фильма в кургузеньком вихре все того же песка, неизбежно присутствующего во всех частях пока что трилогии, нам экспонируют сусальный портрет воссоединившихся в лучшем мире (не иначе, как в двух шагах от Ноя с Адамом) красавицы-колдуньи и генерала Мина. На фоне серфинга дирижабля на волне песчаной бури из второй части, это как покурить рядом с заводской трубой.

Кстати, в самом последнем плане вечно пьяный Джонатан, дядя новоиспеченного археолога Алекса, спешит в Перу, и титр сообщает нам, что там буквально вот-вот найдут мумию местного разлива. Неужели, вслед за Дискавери, продюсеры намылились галопом за всеми мумия мира?!

Пока не поздно, любите кино. Мумий, судя по всему, еще очень и очень много.

Отметить: Мумии на вес (Рецензия на фильм «Мумия: Гробница императора драконов»)

Материалы по теме:

Путь (Рецензия на фильм «Пес-призрак») «Путь самурая это смерть. Созерцать неизбежность смерти следует ежедневно… Каждый день нужно считать себя уже мертвым. В этом суть пути самурая».Хагакуре, IV в.н.э.
Возвращение гладиатора (Рецензия на фильм «Царство небесное») «А ведь я, твою мать, знал!»Подлинная фраза из фильма
Целлулоидный «героизм» «Героизм — это добрая воля к абсолютной самопогибели».Фридрих Ницше
Комментировать: Мумии на вес (Рецензия на фильм «Мумия: Гробница императора драконов»)