Не сказка

Не сказка

Не сказка
Когда тучи сгустились и померкло сияние дня, когда злой ветер завыл в кустах сирени, словно дикий голодный зверь настойчиво ищущий добычу, когда по оконным стеклам задорно застучали капли холодного весеннего дождя и маленькая девочка прильнула к стеклу чтобы рассмотреть искрящиеся пузырики в лужах, крохотный мотылек поджав обожженные крылья попытался спрятаться в складках торшера настольной лампы…

Но не тут то было…

— Какой красивый мотылек! Какие интересные крылья! Мама! Мама… Посмотри, какой гость к нам пожаловал, — закричала маленькая девочка.

— Что за гость? — недовольно заворчала мама. — Кто там еще пожаловал? А? Мотылек! Крылья интересные? А что интересного. Обжег он их о лампу. Открой форточку да выбрось. Он все равно не жилец.

«Открой форточку да выбрось. Он все равно не жилец». Так сказала мама. Но девочка и не подумала воспользоваться маминым советом. Она выключила лампу. Затем облокотилась на край стола и, подперев ладошками свои щеки, стала внимательно смотреть на мотылька.

Какой он крохотный, — думала девочка. Мама говорит, что он не жилец. Крылья обожжены, да и вообще мотыльки живут один день. Вернее ночь. Жалко. Что он увидит за одну ночь. Лампочку, в которую бьется вместе с сотней других мотыльков и комариков. Окно, за которое никак. Паутину или мухобойку. Ни игрушек у них, ни нарядов, ни детсадика, ни школы… Одна ночь… Всего одна ночь летать… А потом…

Девочка решила, что с обожженными крыльями нужно было что-то делать. Она видела, как мама иногда доставала из кошелька потрепанные и немного надорванные денежки похожие на цветные фантики от больших конфет, а потом, тяжело вздыхая, заклеивала их лоскутиками прозрачной папиросной бумаги. У мамы всегда все получалось. Получится и у меня, — сама себе приказала девочка. Оставалось только найти папиросы. Как жаль, что мой папа не курит, — подумала девочка вначале, а потом уже вслух произнесла, повернувшись к фотографии на комоде: — КАК Жаль, что у меня вообще нет папы!

Зато она знала, что как паровоз дымит их сосед по лестничной площадке дядя Коля. Когда она попросила у него одну папиросу, дядя Коля вначале сильно рассердился, ну а когда узнал, зачем она понадобилась маленькой соседке весело хмыкнул, достал папиросину из замусоленной пачки, поднес ее к своим губам, потом вдруг надул щеки и резким выдохом выдул весь табак из папиросной гильзы на пол лестничной площадки .

— Вот тебе бумага, доктор Айболит! Иди, выручай своего питомца.

Я не буду тратить ваше и свое время на то что бы описывать весь процесс этой мучительной, этой нервной и хлопотливой операции, которую проделала маленькая девочка для того, чтобы привести крылья мотылька в надлежащий вид. Не стану в подробностях объяснять, как она порезала вместе с бумагой пальцы, как малышка несколько раз бегала к соседу за папиросами, а он уже ехидно спрашивал: А может у вас в доме кто-то курит, а???

Скажу только, что у девочки на самом деле все получилось. И когда она подняла вверх свою взмокшую от волнения ладошку, мотылек, взмахнув отремонтированными с помощью папиросной бумаги и нежности новыми крыльями, оторвался от детской ладони и взлетел. Он взлетел так высоко и так стремительно и быстро закружил по комнате под потолком, что у девочки наблюдавшей за его полетом внезапно закружилась голова.

Когда девочка очнулась, то она поняла, что лежит на диване, и увидела что возле нее сидит плачущая мама.

— Почему ты плачешь, мама? — спросила девочка. — И где мотылек?

— Я плачу от радости и счастья за тебя моя красавица, — тихо ответила мама. — Я радуюсь тому, что ты у меня такая добрая, с таким любящим сердцем, и плачу, потому что понимаю, как нелегко тебе будет… А мотылек твой улетел. Он же обжегся один раз, и не стал опять штурмовать лампочку вместе со всеми, я открыла форточку, чтобы посмотреть не закончился ли дождь, а он вылетел в нее .Он улетел из нашей маленькой комнаты в большой и такой интересный мир.

Ты не просто подарила ему новые крылья, своей любовью ты подарила ему новую жизнь. Не такую короткую, не такую однообразную, как у всех мотыльков.

Знаешь, так почему-то бывает всегда, девочка моя. Те, кому мы помогаем, кому мы открываем дорогу в мир наполненный удивительными красками яркого общения, в мир похожий на пиратский сундук забитый до отказа драгоценными мгновениями почти волшебных событий и такими таинственными впечатлениями, они, приняв нашу помощь, торопливо улетают, порой забывая нас и нашу любовь. В этом нет ничего странного и необычного, но это так. Привыкай, моя милая, хотя к этому невозможно привыкнуть.

После этих слов мама замолчала и попыталась улыбнуться. Конечно, она не могла сказать девочке, что когда мотылек вылетел в форточку, за окном по-прежнему шел дождь и значит, его бумажные крылья наверняка безжалостно разорвали самые первые капли упавшего на них дождя. Мама молчала, и на ее лицо от включенной лампочки под торшером попадали лучики яркого света, и девочке было хорошо видно, что по маминым щекам тонкими струйками текут самые настоящие слезы.

Мама хорошо знала, что Любовь действительно кому-то помогает взлетать, и может быть взлетевшему совсем не важно сколько мгновений или лет длится этот полет. Но она же эта пленительная и обольстительная любовь приносит и боль разлуки. И самое главное, она приносит молчание об этой нестерпимой, жгучей и непроходящей даже во сне боли, которую не могут заглушить ни лекарства, ни время, ни общение с другими людьми.

Мама молчала.

А возле лампы все так же кружились, обжигались, падали и вновь взлетали такие красивые и такие суетливые мотыльки. И хотя по оконным стеклам капли холодного весеннего дождя стучали уже не так назойливо, ветер по-прежнему выл в кустах сирени, пугая спрятавшихся за ее листвой дрожащих мокрых воробьев.

И в уютном доме черно-белая фотография на комоде стояла на том же самом месте и так же неподвижно.

Все было так, как будто в этот вечер в этой маленькой комнате совсем ничего не случилось.

Совсем ничего…………………

Отметить: Не сказка

Материалы по теме:

Холод собачий Старший лейтенант Саня Хорин служил в ближнем Подмосковье. Он это делал не один, а вместе с изрядным количеством офицеров, мичманов и матросов, объединенных зоной военного городка и территорией воинской части.
Кинолюбители — Надо снимать фильм, — весомо произнес Рыба. Он сжимал двумя руками полную еще кружку пива, нависая над столом, и повторял: — Надо. Снимать. Фильм.
Как я съел Вообще-то есть его я не хотел. Не хотел. Ни в каком виде. Не хотел. Я даже думать о нем не хотел. Потому что одно его имя в последнее время почему-то стало вызывать у меня тошноту.
Комментировать: Не сказка