Немного прозы и немного тлена…

Немного прозы и немного тлена…
История, конечно же, простая…
Жила в миру Прекрасная Елена,
То ль из России, то ли — из Китая…

Она всегда была примером старшим,
И младшим тоже ведь была примером…
Прогуливалась прудом Патриаршим,
Кормила уток хлебом зачерствелым…
Она любила Паганини, Баха,
Вивальди… Ну, зачем нам долгий список?
Могла отдать последнюю рубаху —
И даже — коли что — кило сосисок…
С чего же началась осада Трои?
Все водки — плохи, все шампуни — пенны…
Ах, да… Тогда была на троне
Не кто-нибудь — Прекрасная Елена…
И мир взорвался — как уж тут смириться?
Идет война за женщину? Не дело…
Ах… Что нам дело до того Париса,
Который углядел не дух, а тело?
А я спрошу — мне можно? Я ж скандален…
И огорчен, что жил не так, как надо…
Ну, ладно… Вcя Елена от сандалий,
Прекрасней снов и слаще винограда…
И за нее, конечно, биться надо…
Пускать на ветер розовые стрелы…
Елена… Ведь Парис тебе награда,
Что, не заметив душу, славит тело…
Уходим мы, как после Трои — строем,
Мы выиграли битвы? Проиграли?
Кто стал убитым до конца героем,
Кто просто убежал в чужие дали…
Кто просто выжил в этой круговерти…
Кто пережил, кто убежал в ненастье…
…Да… Ты, Елена, выше даже смерти…
Но выше ли ты подлинного счастья?
Придумываем долго мы и нудно,
Ответы на вопросы, что мгновенны…
Ну, да… Ведь жить на свете очень трудно…
Елена. Об Елене. Про Елену…

Материалы по теме:

Зима подтаяла мороженым… Зима подтаяла мороженым. Блестит янтарный небосвод Над миром, будто огороженным Режимом календарных нот.
Невидимки что на брайтоне что на ордынке одинаковы там и тут не замеченные невидимки нас не видят не помнят не ждут ни стыда ни ума и ни совести
Осень Осень сама по себе не желтеет, не сохнет и рост у нее выше среднего, Лишь отрывает один за одним три листка: сентябрь, октябрь и последний. Они попадают в невидимый шредер, создавая эффект листопада — Постаревшая, пожелтевшая бумага, с кругами от кофейных чашек и крошками шоколада.