Неуравнения

* * *
Я живу в этом доме уже пятое лето —
Сначала у него была какая-то Света
из педагогического университета,
которая слушала Миллера (Гленна)
на вертушке,
привезенной из Мосрентгена
Московской области,
читала Пушкина,
спала без подушки
и была способна на подлости.
Но проболтались бабушки у подъезда.

Сначала он не находил себе места,
но потом ввел из резерва Иру
из тридцать пятой квартиры
(прямо напротив лестницы).
У нее был значок «Делегату XXVII Съезда»,
выменянный на вкладыши еще в школе
(она была моей ровесницей,
но выглядела и тогда лет на тридцать).
Она зачем-то познакомила его с Олей.
И он стал каждый день бриться,
переводить старушек через дорогу,
выучил пару стихов (чуть ли не Эдуарда Асадова),
ходил из угла в угол — думал помногу,
но надо же, какая досада —
Оля была человеком принципов
и ждала исключительно принца.
С тех пор он приходит ко мне
Почти каждый вечер
Мы пьем чай, разговариваем о Ней,
о том, как проходят его деловые встречи,
и уничтожаем пирожные.
В этой жизни и не такое возможно.
2004-06-09 01:16:00

* * *
И в этот раз смешались с тишиной
Шаги и звон монет на дне фонтана.
И целую главу не сохранив,
Блестяще произвел расчет удач, став
Бумажным кораблем, в котором плыть.
И снова было все наоборот:

И дождь, и отраженья, и вот-вот…
И я тогда опять хотела быть
Столицей островного государства,
Затерянного градусом в тени
Широкого в плечах меридиана,
Навечно окруженного волной.

Чтоб люди проходили надо мной,
По мне. Чтоб ни звезды и ни изъяна
от выкройки звезды, и потяни —
Прислушайся, лишь гул и не удастся
Извлечь трезвучья, это просто нить,
которой наверху
шьет самолет.
05.06.2004, Мск-СПб

* * *
В общем-то, вас всегда было двое,
просто в разном составе:
один — раз в неделю поливал каланхоэ,
а другой — на холодильнике записку оставил:
мол, куда же ты?
и часто покупал гаджеты.

Такие вот молодцы —
Один как правило был рожден в год Овцы,
а другой — годился в отцы.

Но он меня хотя бы искал
где-то между «Октябрьской»
и поселком городского типа
в ста километрах от Казантипа.
Он в дверях хотя бы стоял
и сказал тебе, что это я.

А ты?
ты не пошел пить кофе со мной —
мол, ни к чему мне такая отрава…

Так легко запоминается дорога домой:
везде, где есть выбор, поворачивать направо.
10-11 июня 2004

* * *
Он встречал ее почти у лифта,
помогал снять пальто
и приносил кофе в постель.
И это при том,
что на листе
он не был заметен без Shift'а
и на уроках физкультуры стоял в самом хвосте.

Он был такой… такой, ну
как бы это сказать,
чтобы вы мне поверили —
похожий одновременно на Денни де Вито
и на седьмую букву русского алфавита.
И при этом умел хлопать дверью,
а не только глазами.
Но ей с ним было спокойно —

У нее всегда были свежие цветы в вазе,
теплое сидение на унитазе,
билеты в кино,
пластиковое окно с видом на отель «Мариотт»
и плоский живот.

Но где-то лет через десять (а вообще — через семь,
если честно)
она перестала ходить в бассейн.
Отдала долларов триста
За последний сеанс массажиста.
И исчезла.
2004-06-12

Материалы по теме:

Ч/Б АЛЬБОМ. b-side *** Да, я не Лев Толстой Чужая ксива Но столько сжег мостов Горят красиво И красивая первой Любовь догорает
Нам бы кофе в постель… *** в переулках зима, подмерзают несвежие листья к тридцать первому надо опять нарубить оливье что осталось — лишь пожрана молью и вовсе не лисья лопоухая шапка твоя на коробке моей нам бы выпить за всех и забыть, к январю просыпаясь,
Ничего необычного Ничего необычного в общем-то не происходит даже десять приличных отличий ты вряд ли найдешь между тем что вчера не случилось и тем что не будет сегодня