Ноги

О, закрой свои бледные ноги!
Валерий Брюсов


На войне
Как муха, пуля пристала ко мне:
Жужжит и жужжит над ухом.
Я пулю давно б раздавил на щеке,
Как жаль что она не муха!

Но, видимо, пуля жужжать устала,
Устала летать над ухом.
В висок мне попала.
Я мёртвый упал.
И ноги задрал, как муха.
1987

Былое
Я тебя укутал
Нежностью и лестью,
Бросил в твои уши
Стаю страстных слов.
Будем мы с тобою, —
Говорил я, — вместе.
В жизни только вечны
Деньги да любовь.

Ты сказала: милый,
Брось ты эти бредни.
Что бы ни случилось,
Я пока твоя.
В этой скучной жизни,
Вечны только деньги,
А любовь и чувства, —
Это всё фигня!
1987, 1999

Ада
Ада проснулась. Шум водопада
Сон растревожил в предутренний час.
Странно, в смятении думала Ада,
Нет водопадов в округе у нас.

Взгляд уронила за подоконник,
Там, где фонарь обречёно повис,
Внизу, под балконом, сосед алкоголик
В стену ронял пис-пис.
1989, 1999

Месть
Я тебя застрелил
пистолетом системы макаров.
Ты напрасно смеялась,
заряженным был пистолет.
А теперь я грущу
и страдаю в ночи от кошмаров,
Дожидаюсь тебя,
а тебя почему-то всё нет.

Ну и пусть!
Я найду себе новую милую даму,
Будем с ней целоваться
и вместе мечтать при луне.
И заброшу подальше в кусты
этот чёртов макаров,
А в карман положу револьвер,
или лучше ТТ.
1996

Погоня
Мы мчались на фуникулёре
Из Сыктывкара в Нарьян-Мар.
Себя спасая от погони
Орды монголов и татар.

Закончен путь в горах Валдая.
Канат порвался. В облака
Мы полетели, обдирая
О камни морды и бока.

Я видел, падая с откоса,
Кровавый оставляя след,
Как туча древнему утёсу
Лениво делала минет.
1998

Жизнь
Жизнь некоторых людей
Напоминает публичный пук —
Заметный резонанс
При незначительных усилиях.
1998

Губы
Твои губы — два червя,
Шепчут: милый, я твоя!
Только я, не воробей,
Видел губы покрупней
И красивей чем твои.
Так что больше мне не ври!
1998, 1999

Песня
Ветер грустную песню доносит
До ушей на моей голове.
В этой песне красавица просит,
Чтобы я не погиб на войне.

Чтобы не был убит при облаве,
Не меня повели на расстрел.
Что б бандит пику в пузо не вставил,
Что бы мимо кирпич пролетел.

Лучше пусть, возвращаясь с работы,
Сам не свой, в полупьяном бреду,
Упаду в предвкушении рвоты,
И о камень башку разобью.

Эту песню я слышал однажды
Посреди сумасшедшего дня.
И я понял: судьбе не прикажешь,
Эта девушка любит меня!
1998, 1999

Подглядывающий
Ночь.
Луна.
Ты одна.
В комнате своей.
Ты стоишь у окна.
Или у дверей…
Ты стоишь у дверей,
Или у окна?
Ни видать, ни хрена,
Подлая луна!
1999

Дружба
Один человек — человеку друг,
Другой — человеку враг.
Толкнул человек человека в овраг,
И тот покатился, дурак.
1999

Нонсенс
Я был пьян,
Но не очень.
Среди ясного дня
Ощущение ночи
Охватило меня.
1999

Годы
Годы пролетели,
Годы пронеслись.
Мы с тобой давно знакомы —
До сих пор не подрались!
1999

Недоумение
Мой мозг, мои глаза,
Рука моя…
А если всё моё,
То где же я?
1999

Раввин Иванов
Печален, свиреп и надменно суров,
Бредёт в синагогу раввин Иванов.

Несвежий костюм, голова в седине.
Хоть светлые мысли торчат в бороде,
Для тяжких сомнений хватает причин:
«Раввин Иванов я, или не раввин?»

Идёт он понуро, болелый слегка,
И Бог козыряет ему свысока.
1999

Вокзал
Как будто бабочки над лугом,
Порхали рукава рубашек.
Из них торчали чьи-то руки
Державшие по чемодану
Или по сумке и газете.

А в это время скорый поезд,
Стремительно покинув рельсы,
Пронёсся гордо по перрону,
Всё на пути своём корёжа,
Давя людей и пассажиров.

И только дряхлый математик,
Сидел под деревом и молвил:
— Всего лишь двадцать три вагона
Нарушили архитектуру
В мозгах задумчивых прохожих.
1999

Казнь Джона Смита
На электрическом стуле — Джон Смит.
Сегодняшним утром он будет убит.
(Жену и соседа застав нагишом —
Зарезал обоих кухонным ножом).

Жена и сосед не знают, что Джон,
Сегодняшним утром будет казнён.
Не знают они, потому что злодей,
Зарезал их раньше, до казни своей.

Их сын, Анатолий Иваныч Кузьмин,
Не знал, что отец у него не один,
Не думал, что так умирают отцы,
Но с горя нажрался и отдал концы.
1999

Нюся
За окном зима и вьюга,
Дует ветер — обалдуй.
Нюся, милая подруга,
Подари мне поцелуй.

Мы с тобой встречались летом,
В Ботаническом саду,
Я пришёл к тебе с приветом,
Без привета не уйду.

Нюся, нежная кобыла,
Пальцем лобик теребя,
Губы трубочкой скрутила,
И сказала: «Три рубля».
1999

Незнакомец
Чорная ночь. Звёзды подохли.
В страхе сбежала луна.
Стоит незнакомец с чорным биноклем
У моего окна.

Кто он такой? Что ему надо?
Что ему в жизни терять?
Открою окно. Брошу гранату,
Чтобы спокойнее спать.
1999

Ноги
Мне уже ничего не жаль.
Твои ноги уходят в даль.
Твои туфли стучат тук-тук.
Больше ты мне теперь не друг,
Не любовница, не жена.
А когда-то была нежна…
1999

Тело
Моё тело отлетело
От бетонного столба.
Потому, что налетело
На него. И не спроста,
В ту минуту я подумал,
Хотя думать не привык:
Ну, какой же всё же я,
Невнимательный мужик!
1999

Анна Каренина
«Тленен ли Ленин?» — думал Каренин,
Навеки прощаясь с женой.
Думала Анна: «Глупый Каренин.
Ленин не тленен. Он вечно живой»
Мысли терзали голову Анны.
Мимо спеша, тарахтел паровоз.
«Ленин не тленен!» — думала Анна,
Голову сунув в объятья колёс.
1999

Материалы по теме:

Ты уходил в ночной дозор… — Ты уходил в ночной дозор, На два недолгих дня… Но много лет прошло с тех пор, Ты помнил про меня? Не знаю, как случилось вдруг, Что ты пропал в ночи…
Вид сзади «…все равно когда-то мы все умрем…»        О. Звонков Когда проснется хор вулканов и львы сожрут все фильмы в Каннах и водка высохнет в стакане который хлебушком накрыт возможно на одну минуту
Стиш Пусть еще февраль не одолела И деревья голые пока — Вот она, свободна и легка, Кто-то ее носит на руках, Знать бы, где соломку, не болело б, Ну а так — вся память в узелках.