Одно маленькое дно

возле библиотеки гуляют калеки
на жаргоне Эзопа балакают копы
и Евгений Онегин мечтает о сленге
и солдаты в окопах трубят в гороскопы
где паркуют маршрутки тусят проститутки
менуэты с минетом рифмуют поэты

и гудят как то жутко пустые желудки
о замене котлеты счастливым билетом
и никто не услышит что девочка плачет
и никто не поверит что мальчик уехал
черный кот сдвинув крыши свернется в калачик
будут сниться не мыши а бабушка пьеха
и свой бег не замедлит бушующий глобус
имя рек не запомнит смешной первоклассник
и сорвет свою злобу последний автобус
на шагнувшем напрасно в запарке на красный
я закрою глаза но отмазка без мазы
и небес бирюза упадет на ладони
мне хотелось сказать много в жизни заразы
но азартна она как поездка на пони
пусть чем дальше в тоннель тем активней фонарик
пусть и кофе в постель не постельного тона
я все тот же идущий на ощупь очкарик
по трамвайным путям за вчерашним батоном
заблудившийся в грех в трех аккордах гитары
заблудившийся в тех для кого буду гадом
я все тот же по ком плачет чудная старость
утирая платком облака над Гигантом
в части мира похожей на дыры экрана
где условно все словно в углу кинозала
там где звезды на дне это дно у стакана
это я не грущу тебе все показалось

Материалы по теме:

Питер/ июль Представь… Приехал в никуда… Туда, где тихая вода… Туда, где птицы — без следа Всегда летят на юг… Не прилетают никуда…
Вышел вечер, как двадцать рублей… Вышел вечер, как двадцать рублей, Что в заначке — лежали и плакали… Эй, прохожий, мне водки налей – Ведь печали у нас одинаковы… Умираю я тысячу лет…. Да… Давно умираю… Привыкшие…
В городе че… В городе чехова на улице чехова среди типажей из книжек чехова трудно не стать персонажем для смеха вам здесь кто не с чеховым тот всех супротив