Огни большого города: Обморозь

Огни большого города: Обморозь

Огни большого города: Обморозь
Люблю мороженое, хотя употребляю его довольно редко — чудеса надо экономить. А тут как-то подкачало меня здоровье: то ли буря магнитная, то ли полнолуние, то ли элементарный мой недосып — в общем, упало у меня давление. Сижу за столом, в глазах муть, голова как колокол — кошмар.

В былые годы я лечил такое состояние очень просто: сто грамм — и через десять минут как огурчик. Но так как я с некоторых пор совсем не алкогольный человек, пришлось прибегнуть еще к одному проверенному временем способу: кофе. Ну, а раз кофе, то можно и мороженым себя побаловать, благо ларек в двадцати метрах от дома.

Иду, в глазах «мальчики кровавые», штормит, как после хорошего перепоя. Засовываюсь в окошко. Там сидит крупная такая тетка, и задумчиво смотрит куда-то сквозь меня.

— Добрый день, — говорю, — мне, пожалуйста, пломбир «48 копеек».
Тетка медленно встает и начинает рыться в сундуках с мороженым. Роется минут пять, потом оборачивается, видит меня. Удивляется:
— А вам чего?
— Пломбир «48 копеек», — повторяю.
— А… Сколько стоит?
— Шестнадцать рублей.
— А сорок восемь копеек тут при чем?
— Называется он так! — я начинаю подозревать, что тетка надо мной издевается, и понемногу завожусь.
— А-а-а… — тетка снова начинает рыться в сундуках, громыхая чем-то. Еще через пять минут она, наконец, достает вожделенный брикет, принимает деньги, и еще минуты три пытается понять: если я дал ей полтинник, а мороженое стоит шестнадцать, сколько она должна сдачи? Я терплю из последних сил, не в последнюю очередь потому, что вот-вот проснется дочь, и, не обнаружив меня в квартире, перепугается и поднимет жуткий ор…

Я успел: Сонька проснулась как раз в тот момент, когда я крался на кухню с пломбиром наперевес…

Этот эпизод подвиг меня на очередное исследование, и в последующую неделю я совершил пять контрольных покупок мороженого в разных точках… Интересно, но каждый раз эта заторможенная сценка повторялась почти до мелочей. Складывается впечатление, что мороженщицы (или как они там называются), находясь постоянно в довольно прохладном месте, сами так замерзают… ну, не до отмирания кожи, понятно, я имею в виду что-то другое, внутреннее. И вот это внутреннее обморожение и объясняет их странноватое поведение — и заторможенность, и кажущуюся (ой ли?) туповатость…

А в одном ларьке даже ценники были обмороженные: «Плломмбир», «Дрражже», и явно прибалтийского происхождения напиток «Кокка-колла». Обогреватели тетки у себя в ларьках поставили б, что ли? Совсем ведь замерзнут!

Отметить: Огни большого города: Обморозь

Материалы по теме:

Скобяные товары («Последний Рим») Я что-то искал. Что-то определенное. Я шел вдоль витрин и читал вывески магазинов. Потому что мне надо было что-то купить. Но я забыл что, как только увидел вывеску «Скобяные товары». Я остановился…
Сказка о золотой рыбке Дед на море ставил сеть. Он спешил — хотелось есть. А проклятая рыбешка не желала в сети лезть. Вот такая вот фигня со второго января, как в кефире размочили два последних сухаря. Дед у моря дни проводит, с поплавков глаза не сводит. Он надеется: вот-вот — мне сегодня повезет.
Кирпич и Церковь Спасения Святого Духа Давным-давно, в ранние 90-е в Доме Актера в небольшом театральном зале по воскресеньям собиралась Церковь Спасения Святого Духа.
Комментировать: Огни большого города: Обморозь