Огни большого города: Вопрос вкуса

Огни большого города: Вопрос вкуса

Огни большого города: Вопрос вкуса
Начало традиционное: утро, я, смурной с недосыпа, плетусь на работу. Метро, переход. Чуть впереди меня довольно уверенной походкой движется девушка. Наверное, она не соблюла древнейшую ;-) московскую традицию и не слушала прогноз погоды: за бортом (в смысле, наверху) градусов пятнадцать, а у нее перекинут через руку полушубок.

А я шлепаю за ней, и замечаю, что из-под полупрозрачной блузки ничего, кроме кожи, не просвечивает. Тут же сон слетает с меня, иду на обгон. Обращая свой похотливый взор на прелести незнакомки, я скользнул им (взором) по ее лицу. За что и был немедля наказан. Это, с позволения сказать, лицо обладало отрешенно-дебиловатым выражением. Из уголка рта торчала палочка от «чупа-чупса» и стекала тоненькая струйка слюны. Прилетела птица обломинго, как любят выражаться мои друзья… Я резко увеличиваю скорость, так что даже успеваю втиснуться в стоящий у перрона поезд.

Влетаю в вагон, и первое, что вижу — девица лет двадцати с таким же безмятежным выражением лица посасывает карамель на палочке, сама при этом качает головой в такт каким-то звукам, поступающим в ее уши из плеера, и при этом (скорее всего, бессознательно) поглаживает себя по выдающейся груди… Блин, они что, сговорились?!

Выхожу на своей станции, поднимаюсь в город, и в дверях на меня налетает очередное очупачупсенное чудо… На сей раз бабе под тридцатник, не меньше. И на лице — все тот же бездумный восторг…

Иду двести метров от метро до офиса, и думаю: а в чем, собственно, суть проблемы? А в том, мгновенно отвечаю сам себе, что привык считать женщин существами гармоничными. А эта фигня на палочке в приемлемую мной гармонию ну никак не пишется, особенно в сочетании с лицом… ну, не буду повторяться: вернитесь на несколько строк наверх, там оно описано… В общем, опять дело вкуса? Да, конечно. По большому счету, слишком многое в нашей жизни — дело вкуса, от выбора песочницы для игры до выбора жены… А на вкус и цвет колбаса разная, как известно, так что, возможно, я тут сотрясаю воздух перед фан-клубом круглых карамелек на палочке? Как знать… И еще крутятся почему-то в голове строчки из какой-то блатной ненавистной песни (черт бы подрал мою хорошую память, записывающую всякий мусор): «пососать полезно сладость перед сном…», «девчонки любят марафет, но жить не могут без конфет…». Вилы, как говорят на "Нашем радио».

Задерживаюсь у ларька, купить пачку сигарет (тоже своего рода соска, если задуматься). Стою, близоруко выискивая в рядах пачек свой любимый сорт. Сзади шаги, потом детский голос:

— Папа, чучУ!

— Чупа-чупс? — слышу голос этого папы, и голос этот такой сладкий, такой рекламно-профессиональный, что хочется, вопреки разуму и вкусу, начхать на все и купить чертову конфету.

— Чучу, папа!

— Верочка, скажи: «Чупа-чупс!» — и я тут же куплю.

Блин, это я сейчас точно куплю, если он не заткнется… Хватаю пачку сигарет, пихаю в карман сдачу и спешу смыться. Краем глаза смотрю на папу с дочкой: она выглядит как ровесница моей, то есть года на полтора, а папаша весьма холен и ухожен, явно брат по разуму того гражданина, которого Кирилл давеча повстречал на детской площадке. Боже мой, он же подсаживает ребенка на эту наркоту с самых что ни на есть младых ногтей! Куда катится этот мир? Хотя, конечно, это лишь вопрос вкуса и не более того…

Отметить: Огни большого города: Вопрос вкуса

Материалы по теме:

Василий Иванович Чапаев Важно поставить главное слово первым. Записывается. Они говорят, Бог. Они говорят, наука. Они говорят, искусство. Записывается. Всё до последней кривды. Про правду я вообще умалчиваю. Как? Не понял! Что это значит?
Слалом Леня Кантор — мой одноклассник из вечерней школы.
День варенья Сары (Борькины истории) Хмырь, Гадюка, Барабан, Пустырнык и Флейта высовывались из маминой сумки, чтобы посмотреть в окно машины. В маминой сумке они оказались по приглашению Боба. Они направлялись на день варенья Сары.
Комментировать: Огни большого города: Вопрос вкуса