А основан город Пенза… (Сурские сказы)

А основан город Пенза… (Сурские сказы)

А основан город Пенза… (Сурские сказы)
А основан город Пенза в 1663 году, основал его, наверное, известный московский воевода. Шёл он себе, шёл, с дружиной по каким-то важным государственным делам. Вокруг лес нешаганый стеною непроницаной стоит, солнышко лучики свои в кронах тырит. Дорога потом уже, уже, потом — в тропушку сползла, потом — в руку, потом в ужиный хвост, потом — в иглу, а потом и потухла.

Сел наш Юрий Котранский на пенёк передохнуть — глядь, сидит мужик на песочке у бережка речного, лапти сняты, онучи размотаны. И пятки себе пемзой трёт.

Воевода ему и говорит:

— Мил человек, где здесь тракт наезженный? Лошадки наши копыта в кровь разбили по здешнему бездорожью.

А мужичонка вытащил из сумы заплечной репку маленькую, протер об порты, закурил трубку шишечками сосновыми забитую, чиркнул кремнем о трут и дымком запыхтел.

Посидел минуточку молча, а потом и говорит:

— Дорога дальняя у вас была?

— Да неближний свет! Верно, ребята, говорю?

А стрельцы ему в ответ:

— Да, вы-сродь!.

— Ну, тогда вот репки отведайте. Нету больше! Не обессудь, боярин, последнюю вам отдаю.

— Последнюю — даже писарь не возьмёт.

— Да берите, берите, для хорошего человека чего жалко? А ничего не жалко. Давайте-ка, пока совсем не свечерело, домой ко мне пойдем, там и заночуете, а завтра с утра я вам дорогу и покажу.

На том и сошлись. Воевода с дружиною своей на коняков повлезали и за мужичком потрусили. Боярин едет и думает:

— Хороший здесь народ живет. Душевный. У самого вон как у половца — из имущества кошка, ложка и в бороде вошка, а гостям даже последнюю еду отдал.

А мужик бежит впереди, запнулся о корень и в землю носом бухнулся. Бечева поясная у него лопнула и с-под рубахи репа посыпалась. Воевода только рот раскрыл, а потом как гаркнет:

— Последняя, говоришь, была! А это что, по-твоему? С неба упало?

А мужичок ему в ответ, как ни в чём не бывало:

— Это не моя! Видно, в лешачью кладовую, когда падал, локтем провалился, вот снедь и вылетела. Так что — чего меня ругать, это вон вы лешаку наговаривайте! А я в этом деле и не при чём вовсе.

Воевода сначала осерчал, хотел, было шпицпрутенов ему выписать, а потом как начал смеяться:

— Ай да хват, ай да ухарь! Лешак говоришь, виноват!

Позвал к себе заместителя и велел тому в дневник походный всё записать. А плуту местному приказал выдать колокол маленький на полпуда.

А когда мужичонка их до дороги проводил, то сказал ему:

— Вот дело государево выполню, вернусь сюда — город будем строить. Место это особенное, сразу мне приглянулось.

Домой мужик пришел и задумался, зачем же ему колокол выдали, а потом шаман ему соседний сказал:

— Это они тебе его отдали, потому что тяжёлость очень большая, стрельцам нести его никак не спродручно.

Мужик-то и расстроился, думает: дай-ка шаману его отдам, на священный дуб его повесит. Так и отдал. Шаман хотел было распилить на сельхозинвентарь, но мужичок говорит:

— Ни-ни! На священный дуб и точка.

Так и пришлось повесить на самую верхотуру.

А воевода как вернулся, начал местность осматривать: чего полезного произрастает, сколько полезных ископаемых, какой уровень жизни и прочие царевы премудрости. Так и нашел однажды огромнейшую кучу пемзы. Так и решил город наречь. Отписал отчет царю, все карты вложил, и гонца снарядил до столицы.

Тот прискакал, в Грановитые палаты вбегает и перед Тишайшим на колени. Тот речет:

— Ну, чего там у тебя?

Тот пакет распечатал, отдает. А главный отчет он под шапку спрятал. Это Лачинов ему так приказал, чтоб если чего потерял, то хоть не все сразу. Вынимает он ту грамоту, видит: прокольчик вышел: он пером, что в шапке торчало, на пергаменте небольшую дырочку проковырял. Пока царь с пакетом возился, очки надевал, гонец кое-как дырку ту хлебным мякишем залепил.

Потом Алексей Михайлович взял, смотрит:

… И оный город наречь — Пе..за… Дырка как раз на название пришлась. И нечетко видно, что за буква посередине получается. И так смотрели, и этак, потом и бояр из Думы позвали — ничего так и не разобрали.

А скоморох царский, Коряга, сам родом из тех мест был. Сидел он у подножия трона, погремушкой гороховой играл. Потом говорит:

— Эх, вы! Грамотеи! Та область-та всю жизнь Пензой зовется! Это еще с начала времен!

Так и порешили: Пенза, мол, Пенза и точка. А дуб, на который шаман колокол повесил, потом обтесали и до сих пор он стоит, где Лермонтовская библиотека и колокол там же болтается.

Отметить: А основан город Пенза… (Сурские сказы)

Материалы по теме:

Ворона и лиса Умных сказок скрытый смысл открываем вновь и снова в баснях дедушки Крылова. Поучительный момент завершал любой сюжет. Вот и в басне про ворону тему важную затронул, показав, что с тем бывает, кто от лести ум теряет. Дети плачут: жаль ворону. Все сочувствуют урону.
Протри поросенка Где-то в сказочных просторах: в дуплах может быть иль в норах, жили три мясных зверенка — три румяных поросенка. Старший был из них Наф-Наф, очень умный — это факт. Средний звался как Нуф-Нуф — не умен, но и не глуп. Младший, с кличкою Ниф-Нифа, был у них заместо «сифы».
Теремок Где-то в сказочных местах, иль в болоте, иль в кустах, в общем, мы, про что не знаем, врать не будем, обещаем. Там, не низок не высок, был какой-то теремок. Теремок был честь по чести: дверь, окно в законном месте. Кто построил этот дом, неизвестно нам о том.
Комментировать: А основан город Пенза… (Сурские сказы)