Паранойя

Паранойя

Паранойя
Сижу на работе, впахиваю в поте лица. Слушаю радио. Радио для меня — единственный источник новостей: газет не читаю, телевизор практически не смотрю, а когда выхожу в сеть, жаль тратить время на чтение новостей. Поэтому я слушаю радио.

По радио много чего интересного рассказывают. И как в Греции, где традиционно все есть, утонул какой-то паром, и как где-то у нас (не помню) поймали очередного маньяка, и куда собрался ехать Путин, и вообще, что в мире нового-интересного. И про грядущую перепись населения поведали.

По домам будут ходить всякие сурьезные дядьки-тетьки, ( а также косящие под них жулики), и спрашивать: а кто ты такой, а сколько тебе лет, а правда ли, что ты здесь живешь? Короче, всех перепишут. Нас посчитают. Как баранов, по головам.

Мне слабо верится, что Государство решило сосчитать своих граждан из простого любопытства. Причин для переписи — сколько хочешь: и выяснить, наконец, точное количество налогоплательщиков («Не прячьте ваши денежки по банкам и углам!» (с) Б.Окуджава), и узнать, сколько же все-таки подрастает молодых людей, из которых так легко и просто сделать пушечное мясо для чеченских головорезов или для еще какого врага…

Все по тому же радио в интервью какой-то чиновник, из тех, что двух слов связать не в состоянии, на вопрос «зачем нам перепись?» ответил:

— Ну как же… А это… Ну, как его… В общем, облагодетельствовать чтоб всех! Всех и каждого! Вот.

Ну-ну.

Неугомонный мэр Москвы, незабвенный реставратор порушенных большевиками достопримечательностей и известный покровитель искусства в лице Зураба Церетели, Юрий Лужков тоже собрался облагодетельствовать своих подопечных, и ввести некую «карту москвича». Что это такое, каюсь, я так и не понял, сколько ни слушал радио. Каждая станция выдвигала свою версию, и в этих версиях грядущее нововведение представало чем угодно: от универсального проездного билета до средства доступа в интернет, включая страховой полис, кредитную карточку и многое другое.

А у меня опять ушки на макушке: а ну, как через тот чип, на котором эта умная хрень работает, можно будет определять местонахождение человека с точностью до полуметра? Или прослушивать все его разговоры — как по телефону, так и «в оффлайне»? Идиотский закон о регистрации, позор Москвы, несмотря на то, что Мосгорсуд признал его не имеющим юридической силы, продолжает действовать. Отцы города кричат, что регистрация спасает Москву от преступников-гастролеров. Ребенку понятно, что любой преступник просто даст остановившему его для проверки менту немножко денег, и мент возьмет — ему семью кормить надо, и с друзьями выпивать еще на что-то. А лиходей спокойно пойдет дальше, лелея свои черные замыслы. Вся эта регистрация — просто еще одна кормушка…

Может быть, власть хочет сосчитать всех баранов в московском загоне, выгнать пришлых, подсчету не поддающихся, (эх, такими устами да медку хлебнуть!), а потом… А я не знаю, что потом. И даже фантазировать на эту тему не хочу. Потому как страшно. Я давно не перечитывал Оруэлла, но чем дальше, тем чаще всплывает в памяти: «БОЛЬШОЙ БРАТ СЛЕДИТ ЗА ТОБОЙ!», и снится-мнится то плывущий в никуда пароход, набитый интеллигентами, то барак, то стенка…

Я все-таки не в своем уме, наверное. За каждым углом мерещится хрен знает что. Кажется, это называется «паранойя». Но кто-то неглупый в свое время сказал, что даже у параноиков есть враги. Вспомните, в конце концов, фильм «Теория заговоров».

Отметить: Паранойя

Материалы по теме:

Барак Я действительно родился 11 сентября какого-то года в красноярском роддоме №3. Роддом был старый и деревянный, его давно снесли. Архивы при отступлении сожгли коммунисты. Принимавшая меня акушерка умерла, а главврач эмигрировала в Израиль.
Роев ручей Зоопарк «Роев ручей» — гордость мэра и горожан. Его любят, им гордятся. Каждое новое приобретение занимает достойное место в новостях местных телекомпаний. Это штрафной изолятор на свежем воздухе, содержание арестантов — в помещениях камерного типа или в локалках. Осуждены пожизненно.
Кепка Снег выпал сразу после Покрова.
Комментировать: Паранойя