Первое марта

* * *
Я тебе наговорю строк,
Может, будет хоть от них прок,
Может, почт голосовых хлам
Перекроет этот шум-гам

Расскажу как на духу — нож
Не во все еще дома вхож,
Кто сказал, что не зальет грот —
Разошелся бывший лёд влёт,

Черной деве и дурак — враг,
Лучше правды, чем опять врак

Сделай тише, и услышь сам:
Где-то, где-то далеко, там,
Говорят, что есть страна Чад…

…а у нас тут эсэмэс-чат,
А у нас тут виайпи-зон,
Что проснулся даже Джон Донн,
Испускает твой жираф дух,
Больше двух не говорят вслух

И течет-течет река дней —
И бесцветная вода в ней

Феврали
Давай отбросим мысли о нарядах
Давай поплачем — было бы с чего
И удочки закинем, где орлята
Не в трубке электронно-лучевой
Где строки ограничены полями
А барышни укутаны в меха

Куда тебе с такими февралями
На летние коллекции вздыхать
Куда тебе у линии распила
Не сдрейфить на дрейфующей зиме
Где остановки — лейблами на спинах
И разворот за тридевять земель

Где шапки не горят до Первомая
А сердце не спасет ново-пассит
И кажется, зима — глухонемая
И не ответит, сколько ни проси

Синебородый
И когда махнул — мол, давно пора, —
Проходил сквозь лед, залезал под кожу
И казалось — всё, до конца сгорал
И казалось, дольше гореть не может

И зачем, спросить бы, весь этот хлам
Обновлений лент и подобной шняги
Если в город М. приезжала А.
И ему сливали о каждом шаге

Если где-то с часу до где-то двух
Вдалеке вдвоем наблюдали их мы
И слова не те говорились вслух,
Чтобы мимо луз попадали рифмы
До победных гонгов, до дрожи в се…

Ничего, что били в свои ворота
Но в итоге — да, победили все
И пропал куда-то синебородый

Стрелки
Раскрути эту стрелку, опять не находится север
Пролетай, не такой уж и важный вопрос, хоть коронный
С высоты города умещаются в банке консервной
А у нас все по-старому, разве что код телефонный…

Я пишу тебе так, словно я первый раз на бумаге —
Беспорядочно-кляксовый хаос от ручки чернильной
Просто время такое, что равно о блоге и благе,
О забытых ключах и дискавери как починили

Мы теперь не вбегаем, а входим — степенно и важно
Говорим «добрый вечер» консьержке-старушке-сторожке
Уставая за день корчить добропорядочных граждан,
У которых и смех, и любовь, и печаль понарошку

Улети меня, да, я ни разу еще выше крыши.
Что искали — найдем, не бывает, чтоб безрезультатно.
Посмотреть бы налево — там корчится огненно-рыжий
В предзакатном бреду.
Закрути эту стрелку обратно.

Первое марта
Первое марта, и, кажется, нет причин,
Все хорошо, только кто-то дыханье спёр
Мне до тебя быстрым шагом 15 мин
Хоть по двойному тарифу шустрит сапёр

Птицы рвут глотки, пришла, мол, весна, весна
Будто не видят, что всюду снега, снега
Мне до тебя быстрым шагом — ведь знать не знал
Ты приходи, отвечаю — ага, ага

Там, говоришь, прострел, и вот тут болит
Ладно, тебе говорю, заживет до сва…
И закрываю дверь, вызываю лифт,
«Двадцать один ноль ноль», — говорит Москва

Материалы по теме:

Большие игры *** Не жди меня, хозяйка медной горы Не оставляй нетронутым мини-бар Я буду где-то в районе созвездья Рыб Во всей красе, нелепой, как Ихтиандр Давай поживем-увидим, и выход твой Как нищему два билета в одно туда
Аутсайдер аутсайдер будет проигравшим. он уйдёт в себя не телевизясь. это ясно. и по пальцам дальше: трезвость. кризис. нищета. понты. простуда. нервы. недовольство рук сжимает воздух.
Давно ушли семидесятые… Давно ушли семидесятые… Гривастые и бородатые… Шли диссиденты прямо в шизики, И лириков гоняли физики… И Окуджава пел за окнами, В которых тлели абажуры, И модно было быть пророками, Во имя новой конъюнктуры…