По-моему, это так

у меня есть в руках слова,
у тебя будет бита бейсбольная,
и, понятно, что, по-хорошему,
ни один из нас не виноват,
ведь без боли не станет смысла

в таком чуде как обезболивание,
в магазинах особо ценится
поломавшийся виноград.

и неважно же никому,
кто был плохонький — кто хорошенький.
победитель, взглянув на солнышко,
не дождётся с небес кирпича.
а назавтра все промолчат,
не узнает никто ничегошеньки.
никакой же Господь не поможет-то,
когда есть голова на плечах.

наглотавшись таблеток дней,
продолжая с собой мириться,
понимаешь — с оторванным фильтром
чем-то похожи все.
твоё место давно не здесь,
но кого это, как говорится,
и вода сумасшедшего цвета
заполняет собой бассейн.

каждый с детства учился сам,
как стесняться всего, кроме дикости.
и ты знал, что идти по следам —
значит — не оставлять своих.
а икона бекона висит.
ты и с этим, конечно, свыкся,
и когда будет время обид,
беды все на неё свали.

если кто-то не нравится, то
понимаешь, что станешь таким же,
начиная, снимая свитер,
чаще цеплять потолок.
хлеб дают не за знание Ницше,
только, знаешь, не порти имидж —
никогда больше не соглашайся
оставлять своё сердце в залог.

лучше думать, что это фильм,
что всё было по-настоящему,
если больше не видишь выхода,
и не с кем идти на поклон.
или можно как остальные —
они притворились спящими
только бы это дело
им что-нибудь не припекло.

чтобы в мире со всеми жить
не хватает уже мизинцев,
и не хочется продолжать
самолюбие ставить в гугл.
твоё место давно не здесь,
но кого это, как говорится,
если даже вы с голосами
перестали будить друг друга.

а соседи со всех сторон
и живут, потому что кашляют,
вот и ты уже отправляешься
биту свою точить —
видно, совсем живой.
а всё остальное неважное,
всё остальное скоро
будут врачи лечить.

заводи же свой автомобиль —
пусть слегонца прогреется,
полюбуйся — твоими фарами
ковыряется темнота.
а пока мы с тобой говорим,
на луне варят суп с индейцами,
это, может быть, и не правильно,
но, по-моему, это так.

Материалы по теме:

Так прошло лето СПб Здесь жизнь, соединенная мостами, И ветер здесь порывистый местами, И громкий смех в беззвучных буквах «LOL», А в доме девятнадцатого века Работает обычная аптека и продается парацетамол.
ВоздуХ Здесь даже воздух пахнет по другому не то что по утру сапог из хрома и русский парень не горит в огне Газпрома не тонет словно в тихой речке мяч куда не глянь — бескрайние просторы в пороховницах отсыревший порох кому мигают звезды-светофоры
Все точно так же как вчера а если кто и радуется в это время гОда так это — снеговики и точно что Не торговки подМерзшими цветами и тем более не воробьи все это угадывается по интерьеру города по инею на ладони бронзовой руки того кто воздвиг себе