Поехали!

Поехали!

Поехали!
Это случилось вчера. Где вы были вчера около пяти? Я шла из института к метро, домой. И на перекрестке у автобусной остановки, там, где много маршруток, такси и частников, где подруги назначают друг другу встречи, я увидела его. Точнее их. По правде, сначала я увидела только красное пятно ее плаща, туго стянутого на талии.

Она садилась на маршрутку, ее провожал молодой человек, который никак не мог окончательно освободить объятий. Хрупкая, ухоженная, по-юношески модная, она обращала на себя внимание еще и несоответствием этого возрасту. Наконец надо было садиться, и она открыла дверцу, но тут, обернувшись, приблизилась к нему на шаг и впилась в его губы своими красными. Распущенные волосы до плеч всколыхнулись от порыва, на секунду заслонив ее и молодого человека от всего мира. Он крепко прижал ее к себе, но глобальную расстановку это не изменило — через секунду она уже нежно махала ему из-за стекла маршрутки. Он отошел немного и стал ждать, пока машина тронется. Высокий, стильный, весь в черном, в блестящих туфлях. Сначала мне показалось, что он нерусский, но тут я с удивлением поняла, что знаю его. Это Витя. Последний раз мы виделись в детском лагере лет пять назад. Наверное, тоже учится рядом. Он изменился. Тогда это был увалень в безразмерных майках, любитель баскетбола, получить которого в команду не хотел никто, министр финансов в игровом правительстве, который, казалось, по доброте душевной, мечтал деньги просто раздать и не мучиться. В общем славный, но нравиться ему, и это было документально зарегистрировано на опросе в тихий час, не хотела ни одна из нашей палаты. Однако, парень растет, подумала я. Вот такие бывают встречи, подумала я. Симпатичный вырос, подумала я. Нехорошо подглядывать, но из желания удостовериться, изумленная, проходя совсем близко, я взглянула еще раз. Дамочка призывно-нежно, притворно-грустно махала, а этот парень выпрямился, весь как скала, чтоб было видно, на него можно положиться, и подмигнул ей.

Вам же подмигивали! Вы должны знать как это, когда заходится сердце. И тоже, может быть, умеете так, если не перед зеркалом. Он как бы сказал ей: «Тише, девочка, я все знаю и все предвижу, все будет хорошо». Длинновато вышло, но это же перевод! Вы скажете, мол, ну и что. Парня уже скоро в армию не пустят! Тоже мне, вот я в его годы отслужил, да отвоевал жену у соседа. Да они все акселераты инфантильные нынче! А вот нет, скажу я вам! Он уже все может! Да он вам еще такое покажет! Да просто жарко от радости стало, что все так хорошо!!!

Отметить: Поехали!

Материалы по теме:

Про шотландцев из объединенного королевства! (Борькины истории) — Я буду краснопяточником, — кричал Боб, и носился по кругу, обмотавшись клетчатым папиным шарфом, заколотым красивой кельтской маминой брошью с камушками!
Про дядю Толю и бабушку (Из книги эссе «Дневник Вени Атикина 1989-1995 годов») Я ехал после армии в Москву за тремя вещами: за тусовкой, за любовью и за посвящением. Это и есть — поэзия, философия и вера. Это и есть трехипостасность Бога и мира. Бог-отец, Бог-сын, Святой дух. Грубо говоря.
Ананас Заурядное начало ничего не предвещало. Как обычно, всем привычно, в доме сельского масштаба жили-были дед да баба. Приусадебный участок навещался ими часто. Побродив туды-сюды, не найдя на нем еды, не пополнив рацион, возвращались без добычи, совершив сей моцион.
Комментировать: Поехали!