Помнишь, я говорила

Город падал, падал, падал
В снежный ком, летящий в небе,
В этот нежный одуванчик

Люди шли, ловя глазами

Пух небесный невесомый,
Превращающийся в слезы

И дороги цвета неба,
И деревья голубые,
И малыш снежок катает…
1995

* * *
Я брожу по дворам третий день,
Уже три понедельника кряду
Я учу вязь бессмысленных нот
И нестройные шорохи ног.
И асфальтовых песен
Повторяю слова,
Тихих старых аллей листопады, —
Может, кто-то поймет,
И сумеет читать по губам.

Незнакомых людей голоса
Я сложу в небольшой чемоданчик
Что под левым крылом
Задремал, удручен пустотой,
И спасибо тебе,
Мой хороший, совсем еще мальчик,
Просто так, не в строку,
Что к руке ты прижался щекой…

Я открою балконную дверь,
Запах кофе впуская в кабины
Проезжающих мимо авто.
А на дне — пустота-ворожба…
И я буду крошить шоколад до тех пор,
пока темная горка
не провалится в мягкие сливки,
И мои долговязые мысли
Не стряхнут паутину со лба.
25.07.00

* * *
Помнишь, я говорила,
Что солнце падало в море?

Будто оно было надувное
и падало слишком медленно,
а потом становилось оранжевым
и тихо сдувалось,
ложась на линию
горизонта?

Так вот,
я, как всегда,
все перепутала.
Не смейся,
Это была луна.
И она поднималась.
А мы спускались с горы
С тем, кто еще не был тобой.
Море было по левую руку,
И над ним висел
Сдувающийся шар
Со всеми оттенками желтого
И красного.
Я еще сказала, смотри,
Его как будто
Подвесили на веревочку
К небу
И кто-то невидимый
Держит его
Над самой водой,
чуть-чуть не касаясь.

А солнце…
Его мы, наверное,
Просто не видели,
Ведь оно было по правую руку —
Самое обыкновенное солнце
Садилось в горах.
(август 2002)

* * *
Мне сказали, кончилось лето
А за снегом олени летают
И что если к стеклу — монету,
То ледовый налет растает

С неба на непокрытую голову
Одуванчики, известь, крошка
Мандариновым Новым годом
Пахнут маленькие ладошки

Ты в отъезде, а я — в печали,
Что одно и то же, по сути —
Абонент не отвечает
Или временно недоступен.
(декабрь 2001 года)

* * *
Эти хвойные породы
В серпантиновых витринах
Заставляют год от года
Повторяться в мандаринах

Доставать с балкона лыжи
Вынимать из них распорки
Чтоб прочесть декабрьский рыжий
Снег от корки и до корки

Вспомнить лес, ручную белку
Полную ладонь орехов…
Ноги в таз, малину, грелку,
Обещание приехать

В среду. Ровно в полвосьмого.
Если б угадать неделю
Приготовила б такого,
Что б потом полночи ели —

Знать бы толк в хороших винах.
Я хочу бродить под снегом
В мандариновых витринах —
Я умею жить по средам.
2002-11-19

* * *
Полно тебе, елка
Все еще будет…
Даже когда без надежды
смотришь во тьму
В 22 или в 22.30
невостребованная на елочном базаре
А рядом — не очень пышные,
Иные и совсем без прически
но тоже вполне себе елки,
по метру с кепкой
Может, одинокий прохожий,
спешащий к праздничному столу
в дом, где искусственная и разлапистая
Поблескивает электричеством
прошлогодняя
(если не позапрошлогодняя)
елка,
Оборвет твои ветки на лапник,
Чтобы в доме пахло
Настоящей хвоей,
Знакомым с детства присутствием
Нового года.

А потом
Наевшись досыта
Откинувшись в креслах плетеных,
В диванах
С праздничными покрывалами
И лениво выковыривая из зубов
Остатки индейки или гуся,
Переодевшись из праздничного в домашнее
Поставив на пол пустую бутылку
«Шампанского»
Всю ночь будут смотреть
в голубые экраны,
Где поют новогоднее
Новые «звезды».
А дня через три-четыре,
Максимум — две недели
Тут и там,
Из дверей подъездов,
Открываемых ударами ног
Покажутся зеленые макушки
с остатками нераспутанного дождика.
И дорога к помойке
Постепенно покроется
Слоем сухих иголок
А в ближайших сугробах —
Разжалованные
Будут доживать новогодние елки
Воткнутые наполовину,
Полуголые.
Некоторые так простоят
ползимы.

И проезжающая на санках девочка
Лет четырех
Воскликнет:
«Мамочка!
Елка! Смотри,
подожди, подойду хоть потрогаю…

Бедная елочка,
Ненужная
брошена»…
И далеко не до следующего года —
Навсегда.

А в лесу подрастают маленькие и счастливые,
Зеленые елки,
Готовые жить ради нескольких дней в теплом доме
Ради разноцветной мишуры и детских голосов,
Маленьких пальчиков, гладящих ветки:
«Елка, ну как ты, колючая?
Не тяжелы ли игрушки стеклянные,
Не давят ли лампы гирлянды,
купленной папой
к этому
Новому году?»
(13-14 января 2002 года)

Материалы по теме:

Крокет Крокет — это что-то уже из дворянства… На даче, мы бегали все с молоточками, Как будто — пытались воздать постоянством, За многие жизни, что сгинули точками… Да… Бегали — как незнакомки за Блоком, За шариком — в профиль он был Гумилевым…
улыбнись — тебя забыли *** пир, за мир журавль бумажный, вырос дом пятиэтажный, сквозняками перешептывает полночь, береженым будет помощь, пусть не канет в лету летняя прохлада, не ходи туда, не надо, проворонил,
Костер ты катишься вниз или тянешь свой камень на горку… врешь как Монте-Кристо ведешь в ГубЧека на расстрел обычная жизнь продолжается очень недолго