Праздник

Праздник

Праздник
У меня событие. Практически праздник. В любом случае, дата. А раз дата, то надо отмечать. Я двинул было в «Лимон», но он встретил меня благодушием бармена и пьяно-расслабленной публикой. «Ну, нет, — подумал я. — Еще только салюта не хватало. Исповедоваться у стойки бара, это не славянская традиция». Вот «Гастроном №6» — это то что надо!

Невнятные лица и такие же невнятные речи. Тусклый свет лампочки, висящий в воздухе вместе с разводами грязного дыма. Тетка за стойкой отмеряющая водочные порции с помощью мензурки, словно средневековый алхимик. Стопка спрятанная от семьи между работой и домом. Между мусорным ведром и домом.

Между гаражом и домом.
Между.
Это и есть чистилище.
И это именно то, что мне сейчас надо.

Ровно год. Ровно год и может быть несколько часов с тех пор, как я понял, что ничего уже не будет. Будущее окончательно растворилась в кислоте разочарования, осталось только прошлое. Иногда прекрасное, иногда так себе, но прошлое. Как это произошло? Я увидел их. Окликнул. Он растерянно оглянулась, она ускорила шаг, потащила его за собой… Не бежать же мне было за ними. Да и зачем? Все и так было ясно.

И вот год как ее нет. То есть, она есть, конечно, но с другим. Год как ее нет рядом. Хотя… По правде говоря, ее нет рядом уже пять лет. С тех пор как она вышла замуж и уехала. Уехала в другую страну. Но почему-то, тогда я не ощущал одиночества. Не ощущал себя покинутым. Мы были вместе, хотя нас и разделяли тысячи километров и десятки государственных границ. Были ночные звонки и письма длиною в экватор. Пьяные поздравления на Новый Год и предложение руки и сердца. Всхлипы в трубке. И казалась, что это ее слезы обжигают мне щеки. Между нами было расстояние и ее замужество. Но мы были вместе.

Ах, какая трагедия: два любящих человека, которые не могут быть вместе! Полная чепуха! Ерунда, фигня, лажа, тупость… Если знаешь, если точно знаешь, что тебя любят, то остальное уже не важно. Это счастье, если точно знаешь, что тебя любят. Если точно знаешь, то вместе быть уже не обязательно…

Если точно знаешь.

А если сомневаешься, то и в постели кошмар. Поэтому многие выбирают проституток. Потому, что точно знают.

И я точно знал. И как теперь понимаю, был счастлив. А теперь… А теперь, я только и делаю, что вспоминаю. Воспоминания — короткий мостик, между чистилищем и адом.

Нам не надо было понимать один другого. Когда она начинала говорить, мне казалась, что это я говорю сам с собой. Мы любили слушать друг друга. Иногда она говорила: «Расскажи, мне что-нибудь». И я выдумывал какую-нибудь чепуху, а она сидела рядом, поджав ноги, натянув на колени свой полосатый свитер, и внимательно смотрела на меня серо-зелеными кошачьими глазами. Я рассказывал что-нибудь из истории, ругал французов, я всегда не любил французов, а она вдруг улыбалась, притягивала мою голову и кусалась влажным поцелуем. Прямо в губы. Она любила, когда я ругал французов. Это было забавно.

А иногда, когда я был свободен, мы целыми днями ходили по каким-то очень специальным магазинам. Она вязала и шила, и ей постоянно нужно было что-то особенное: какие-нибудь неправильные пуговицы, подкладка специальной расцветки или особая шерсть для вязки и я покорно ходил за ней, и знаете, мне не было скучно! А она каждые пять минут обнимала меня, целовала в щеку и говорила примирительно: «Ну, потерпи, потерпи еще чуть-чуть. Зато потом мы пойдем смотреть твои книги и журналы». И я терпел. Хотя неправда: не терпел. Наслаждался ее виноватой улыбкой. А она рассказывала мне что-то о тканях, спицах и бог его знает еще о чем. И я слушал о том, что такое дэны, сколько их должно быть в зимних колготках, сколько в летних и почему ей не нравятся кружевные трусики с тонкой полоской… Иногда я останавливаюсь перед витринами с женским бельем и колготками. Ловлю на себе удивленные взгляды прохожих.

Но мне все равно.

Наверное, год это много. Наверное, пора выбросить все из головы. Жизнь-то, как это ни странно, продолжается. Она, эта жизнь, такая зараза, что будет продолжаться, даже если весь мир полетит в тартарары. Друзья говорят мне: «Брось, дружище! Все пройдет, все равно, рано или поздно пройдет». Я и сам знаю, что пройдет. Я точно знаю, что пройдет.

Все пройдет.
Все остынет.
Даже солнце.

Отметить: Праздник

Материалы по теме:

Кем стать? Дело было очень давно. Я тогда был славным мальчуганом лет так 5-6, и меня как представителя обычной советской детворы каждый божий день, сдавали на хранение и воспитание в детский сад.
Северное сияние (Из сборника «Северное сияние») Тогда я еще не знал, что Сережу Кравченко зовут именно Сережа Кравченко, как сам Сережа еще не знал, что 10 лет спустя он станет обитать на Курском вокзале, просить милостыню и пить шампунь и одеколон в те редкие дни, когда под рукой не будет нюхательного клея…
Сны …То есть, сны сняться всем… И мне тоже снятся — но постоянно, даже когда я не сплю… То есть — они во мне всегда… Ладно, это просто некая патология, которая с годами не проходит, а делается все больше и жирнее…
Комментировать: Праздник