Привилегии

Привилегии

Привилегии
Всегда я почему-то оказывался в привилегированной компании. Во-первых, я родился в привилегированном городе (кстати, не в Москве). Но это не моя вина. Привилегированность сказывалась в том, что в магазин можно было не ходить, продукты сами приезжали домой в железной корзинке крупной жести, с такой толстой тётенькой в ватнике-безрукавке поверх белого халата, на таком автобусике с мордой как у грузовика.

Потом меня отправили в привилегированный детский сад. Впрочем, это не удивительно — в привилегированном городе почти все такие.

А потом отец получил командировку и мы поехали за границу. Для нас любая заграница: хоть сельву вырубать, хоть в Бруклине жить — уже само по себе привилегия. И в школу я пошел в привилегированную. Потому как она не при посольстве была, а местная…

В городке нашем привилегированных школ не было (вроде как считалось неприличным). Зато были привилегированные классы. В такой вот класс я и попал, когда мы вернулись из командировки. Для прикрытия он назывался певческим.

Есть, наверное, только один человек на свете, на могилу которого мне хотелось бы плюнуть. Его фамилия Лийвак (причем реальная, офлайновая), он бывший директор моей школы. Если он не умер, то придется, по-видимому, подождать. В живого у меня, наверное, не хватит духу… Так вот что придумал этот Лийвак? Он сделал подлинное открытие. Действительно, как отличить маленького любителя пения от нелюбителя? Как распознать в ушастом, перемазанном конфетами шалопае будущего Карузо? Как отделить зерна от плевел, наконец? И этот Лийвак придумал. В певческий класс 1А принимали тех, у кого папа есть. В отстойный 1Б сгоняли всех остальных… Кстати, этот Лийвак был учителем истории. И уроки вел действительно интересно, действительно классно, действительно лучше всех. Приносил каменные рубила и костяные стрелы. И я у него был кем-то вроде любимчика… Только что это меняет?

Интересы, помимо школы, у меня тоже были какие-то привилегированные: всякие там горные лыжи, паруса и шахматы.

И учебное заведение после школы я выбрал привилегированней не придумаешь: МГУ. В аудитории (не путать с классом) я тем не менее сразу занял свое привычное место: справа сзади, у окна. Слева сзади, в углу, кустились хулиганы. Ну, знаете, такие привилегированные хулиганы. Один из них был хиппи, носил грязные белые волосы ниже плеч и никогда не чистил зубы (Я не шучу, так оно тогда и было. Он еще горевал, потому как им не интересовались девочки. Мы ему советовали все-таки эти зубы почистить…)

Так вот, с этим хиппи случился у нас шахматный матч. А чем еще заниматься на лекциях? У нас была такая складная шахматная досточка… Вернее, книжица, как кляссер. Внутри, в кармашки, как медиаторы, вкладываются плоские фигурки. Чёрные, конечно, играют кверх-ногами, но что в этом? Зато передавать через ряды удобно, лектора не раздражаешь — вроде как тетрадка.

Группа (не путать с классом) за нашим матчем следила. Не то чтобы уж прямо все дела забросила, но следила, кто умел играть — обсуждали, счёт знали все (даже девочки), у хиппи и у меня были свои болельщики. Тогда вообще на виду были эти бои без правил между Карповым и Корчным, потом ещё хуже между Карповым и Каспаровым. И мы играли также: без лимита ничьих до 6-ти побед.

Первую партию, за белых, я выиграл достаточно быстро и легко королевским гамбитом. Это такой нахальный гамбит (его категорически редко играют в серьезных матчах), когда белые с виду беспечно разбрасываются пешками и фигурами, получая взамен стремительно развивающуюся атаку. Лучшей стратегией за чёрных следует признать не хапать все, что плохо лежит, а забирая качество, играть консервативно и от обороны. Хиппи захапал все — и проиграл.

Вторую партию, за чёрных, я выиграл тоже, потому как хиппи начал с е2-е4, я немедленно ответил любимым с7-с5, сыграл сицилианку, запутал, закружил, к 25-му ходу поймал в классическую ловушку, отобрал качество и додавил. Сицилианская защита, с моей точки зрения, полностью оправдывает свое название, ее еще называют защитой-нападением. У нее действительно подлый характер, она, как гюрза, любит бить из-за куста и насмерть. Ее невозможно приручить, она одинаково опасна всем, в том числе и хозяину. У меня есть книжка посвященная целиком сицилианской партии.

Третью партию… Блин, так не расскажешь. Короче, в один прекрасный день я сижу на последней лекции, ничего вокруг не вижу, не слышу, гляжу в кляссер и понимаю, что мне кранты. Мои фигуры разбросаны и бесполезны, атака хиппи на короля давит меня по центру. А счёт в матче 5:2. Вернее, это для хиппи 5:2. Для меня 2:5, то есть я безобразно проигрываю! И сейчас солью последнюю партию…

Каким образом хиппи меня догнал и перегнал? Я сначала сам не мог понять… Вроде, казалось, случайно. Королевские гамбиты я скоро был вынужден бросить. Как выяснилось, хиппи выучился играть против меня каким-то хитрым контр-гамбитом Фей… Фей… (не помню, забыл) Фейхтвангера, скажем. За белых хиппи категорически прекратил играть е2-е4, мы играли одну ненавистную закрытую партию за другой, никаких сицилианок… Мне почему-то не приходило в голову, что хиппи к каждой партии готовится. У него вообще был имидж такой, мол, всё случайно происходит. Он и учился как бы играючи, весело. Бываючи у него дома много позже (в коммуналке на Соколе), общаясь с его мамой (отца у него не было) и соседями, я узнал, что хиппи вообще не разгибал первые два университетских года спины от учебников! Никаких тусовок вообще! Я же вообще никогда толком не учился, так, что-то читал в сессию…

Хиппи мне кивает через ряд: «Чего, мол, сдаёшься?» Звенит звонок (не путать со школьным), лекция заканчивается, и я предлагаю партию отложить. Хиппи милостиво соглашается, и так понятно, что соперник оттягивает время позора. Мы записали позицию

Дома я сходу закинул учебники в угол, достал с полки шахматы. Зияющую брешь в обороне теоретически можно было прикрыть четырьмя фигурами. К полуночи стало ясно, что ни одна из фигур не способна сдержать наступление. Партия была проиграна. Эх, догадайся я отложить игру на пару ходов раньше… Дело в том, что я развивал атаку, такую же смертельную для хиппи, но плохо рассчитал темпы, кроме того он придумал свежую комбинацию и успевал добить меня раньше…

Утром, перед отъездом я опять, уже не сверяясь с записью, расставил фигуры. Думал о позиции в трамвае. Не в том ключе, можно ли спасти игру, а в том, годится ли позиция на задачу…

— Сдаёшься? — при всех, громко, перед семинаром спросил меня хиппи.
— Нет! — говорю. Спросил бы он тихо, я сказал бы «да». — Давай доиграем…

Хиппи удивился, он даже не взял с собой кляссер. Я на доске изобразил доску, нашу позицию, потом мокрой тряпкой стер свою ладью и поставил ее под бой… Хиппи удивился и, потирая подбородок, смотрел на доску. Удивляться было чему — ход был идиотский. То есть он ничего не решал. Самое лучшее, что можно было сделать, это наплевать на эту ладью. Играть дальше и ставить мне мат. Хиппи, поколебавшись, ладью забрал. Я двинул слоном… Шах!

В принципе ничего не было страшного в этом шахе. Можно было закрыться пешкой (что было не очень красиво с точки зрения архитектуры защиты). Можно было отойти королем (что тоже было не очень красиво, но я бы сразу сказал «сдаюсь»). Еще можно было закрыться конем… Хиппи подумал и этим конем закрылся.

Тут вошел наш профессор, и доску с доски пришлось смыть. Я еле досидел до конца семинара. Дело в том, что у меня в голове, на смытой доске да и вообще везде в мире стояла ВЫИГРАННАЯ МНОЙ ПАРТИЯ!!!! Хиппи в середине тоже что-то задёргался, перестал слушать про матанализ и начал что-то черкать в тетрадке, поднял на меня глаза… Я чиркнул пальцем по горлу: ты труп!

После мы доиграли. Я выиграл матом в 3 хода. А потом мы даже вместе посидели, разобрали позицию. Я объяснял, веселился, утверждал, махал мелом. Вокруг нас толпились люди. Хиппи кусал губы. Я объяснял, что у меня не было никакого особого плана… Нельзя же считать планом расчет на две подряд ошибки соперника… Или можно?

Да, матч я все равно проиграл со счетом 3:6. И Университет потом бросил…

Отметить: Привилегии

Материалы по теме:

Аисты с капустой Еще одна история из моего счастливого детства.
Напиток из детства Как-то поймал себя на мысли, что в магазине или в супермаркете, когда покупаю что-то выпить… ну в смысле чтобы утолить жажду, я невольно ищу на прилавках пепси. И обязательно в бутылочках 0,33 л. Это не значит, что я вот покупаю именно пепси… нет, просто ищу и все.
Если бы памятник рабочему и колхознице создал скульптор Возрождения Донателло Посвящается Нобелевскому лауреату в области литературы, японцу Ясунари Кавабате, который родился в 1899 году, умер в 1972: истинному дзенскому писателю, с которым мы никогда не встречались, но который многому меня научил
Комментировать: Привилегии