Признаки пустоты

Признаки пустоты

Признаки пустоты
Мороз — настоящий, северный, в миг сковывающий все части тела. Утро — раннее, обычное, рабочее. Транспорт — общественный, переполненный, в данном случае — трамвай 47 маршрута, исправно курсирующий в «часы пик» по своему маршруту в Приморском районе. Граждане-пассажиры — недопроснувшиеся в основном, недопозавтракавшие в массе, недокрасившиеся в некоторых частях тела петербуржцы.

Трудящиеся едут на работу. Спешат, потому что опаздывают. Опаздывают, потому что каждый день из года в год большинство работников и учащихся просыпаясь, занимается аутотренингом: ну, ещё пять минут и всё — встаю, сейчас, сейчас, ещё минута — и всё, точно встаю…

Бывает, что таким аутотренингом занимаются и работодатели. И тогда они — задерживаются…

Итак, все, кроме вагоновожатого и кондуктора, едут до метро. Начиная примерно с восьмой от кольца остановки, в салон трамвая уже не входят, а влезают, втискиваются, впихиваются, вталкиваются, просачиваются и забираются.

Поговорка «В тесноте, да не в обиде» в переполненном транспорте не срабатывает. Не попавшие внутрь трамвая пассажиры обижаются и ворчат, завидуя отъезжающим счастливчикам. И это ещё мягко сказано «ворчат».

К слову сказать, есть на что обижаться. Несознательные элементы взрослого населения, одинаково молодёжь и глубоко «не молодёжь», поднявшись в салон, никак не хотят проходить в середину салона, создавая, таким образом, плотную «пробку» у дверей из самих себя. «Нехотение» оправдывают мгновенно: скоро выходить. «Скоро» — это у метро, до которого ехать ещё ровно столько же: восемь остановок. И на каждой — люди, жаждущие вой… влезть, извините. Пробить человеческую «пробку» можно только применив недюжинную физическую силу. Никакие убеждения, просьбы и взывания к совести и жалости вроде «Пройдите! Всем же ехать надо!», не пользуются успехом.

Переминаясь с ноги на ногу от пронизывающего холода, поёживаясь и подёргиваясь, потенциальные пассажиры готовятся к штурму следующего, подходящего к остановке, вагона. Решимость войти такая, что не поддаётся никакому описанию. Вот уж точно: лучше один раз увидеть…

… Славно поработав локтями, ногами и головой, оказываюсь в вагоне. Потолкавшись, пробираюсь в середину, еле вытаскиваю застрявшую в чужих ногах свою сумку с завтраком, обедом (если, конечно, они не превратились в единое — завтракообед) и книжкой для чтения в метро (если повезёт сесть и почитать!) и, зацепившись ногами за пол, застываю между плотно спрессованных спин. Ура, еду!

На следующей остановке, как в замедленном кино, открывается только средняя дверь трамвая. Чувствуется лёгкое телесное волнение, будто бы несколько туловищ качнулось. Или показалось? И вдруг слышим звонкий голос с мороза:
— Да подвиньтесь вы в середину, люди, у меня же сил нет протолкнуть вас! Есть ведь пустое место!
— Где вы пустоту-то видите, женщина?!
— Как где?! Вон там ещё шевелятся!..

Это
было
всё!

Вагоновожатый так и не понял, как получилось, что все, кто стоял на остановке, вдруг смогли подняться внутрь вагона и даже закрыть дверь.

А получилось потому, что хохот «повалил» нас всех на бок, сжал, сдвинул, сгрудил и спрессовал ещё плотнее, и в образовавшуюся пустоту резво запрыгнули холодные «везунчики».

Смешно и грустно: если мы ещё шевелимся в транспорте, значит, есть куда шевелиться, значит, есть хоть чуть-чуть, но свободное место, и можно его занять, заполнить собой.

А чем можно заполнить душевную пустоту, когда, намертво встав в проходе, мы не пускаем вслед идущего человека в этот же самый трамвай, потому что… «скоро выходить»?

Отметить: Признаки пустоты

Материалы по теме:

Русокосая Никогда не запирающиеся на замок двери распахнулись и ватага запыхавшихся — последний, четвертый, этаж, все-таки, без лифта — девиц ввалилась в квартиру.
Макс милой Кате
Преодолевая кризис… Вот и прошелестел год «Мировому кризису». Выжили таки… Что можно сказать… точнее какие итоги можно подвести… мои итоги… до банкротства транснациональных корпораций мне дела нет… честно… во всяком случае, пока.
Комментировать: Признаки пустоты