Про ангелов (Борькины истории)

Про ангелов (Борькины истории)

Про ангелов (Борькины истории)
Он был рыжий, и волосы, совсем как перья торчали даже из бровей. А ресницы словно припорошены песком пустыни.

Он сидел на крыше, в полном одиночестве, и мечтал, вместо того, чтобы действовать, что ангелам совершенно не свойственно! Оцепенение охватило его из-за утреннего приключения на крыше. Когда он налетел на антенну телевидения. Ночь была волшебной… Это он ловко придумал рисовать на песке, только вот ветер завевал рисунки быстро и бесследно, то же было и с водой, волны были всегда прихотливы, и управлять ими в полной мере не удавалось, это он чуть не утопил Таиланд, хотя «предупреждение» не было искусством, это был маневр. Слишком много зла происходило на побережье, как когда-то при Ное. А вода, как и прежде, считалась символом смерти. И ходить по ней мог только Один.

Ангел, который мечтал заниматься современным искусством, должен был находить очень необычные формы, чтобы обойти некоторые темы, на которых всегда лежало Табу.

Потому что в этом мире, вернее пространстве, их обходить со всей деликатностью не умели, а потому путались в понятиях. Что такое любовь, а что есть обнаженное человеческое тело, например. И для чего оно предназначено, на самом деле.

Бог, создавая все это, творил жизнь и любовь, не отделяя этих понятий друг от друга. И тогда все сияло абсолютной гармонией, и красотой.

И все было совершенно в этом мире. А потом люди просто перестали видеть красоту, из-за того, что их взгляд стал замутненным. Они хуже стали различать цвет и свет. Им все больше нужно было искусственного освещения. И они вообще перестали воспринимать реальность этого пространства, как что-то хорошее. Стали слушать все более громкую музыку и мечтали просто сбежать, не принимая реальности. И видя все в свете тени, и тень эта не была прозрачной.

Любовью же человек стал называть голый эгоизм, и жадность. И стал все быстрее стареть, не от скорбей мира, а оттого, что взирал лишь на свой пупок. Никто не может и не должен жить только для себя, это вело к смерти, и смерти духа! Так было с сотворения мира.

Вместо того чтобы бороться за красоту, человек стал отвергать весь мир. Что проще, убраться в своем доме, или все время стремиться убежать из него, тем более что бежать по-настоящему было не куда! Абсолютно!

И Ангел грустил, мысли одолевали воздушное существо. Вдруг крыша ожила, гномы обступили его со всех сторон, и таращились в темноте, так как от него исходило сияние.

Никто не мог подумать, что может последовать продолжение. Ему бы раствориться в темноте, но нет, этого не будет!

Боб отправился в постель засветло, чтобы включить любимый диск с библейскими историями,

Он слушал про Царя Давида уже во сне, и одновременно ловил рыбок, плавая в маске под водой на острове Корфу, на родине предков.

Однажды один грек сказал (они все так говорят, между прочим):

— В конце концов, мы же все греки!

Рыбки не ловились, скользили и убегали, во все стороны, и чудесные остров шутил с Бобом, щекотал его пятки хитрыми водорослями.

А леса ожидали его своими очередными выходками, с зелеными смешными растениями.

Мама весь день была занята взрослой жизнью, она ловила ангела, который запутался крыльями в ранних весенних растениях на балконе. Ангелам не свойственна паника, но он уже успел обеспокоится, что крылья потеряют свежий утренний вид, он очень был благодарен милой женщине. Он ее хорошо знал, Боб ведь часто, упоминал ее в своих обращениях к Нему. Он любил ее золотые волосы, и всегда был с ней нежен.

И вот теперь «пушистый» смотрел на них, не мигая, как саламандра, а они подкрались поближе, пощупать крылья, такого рыжего они никогда не видели. Как он сиял, должно быть на закате! От зелени до пурпура, и лицо, совершенное, отстраненное, светилось изнутри, как алебастр на свету.

Просто ужас! Он грустил, ночь начинала утомлять… и утро скользило вперед неумолимо. Боба уже вызвали на крышу, и он оторопело разглядывал необычайно редкого гостя.

Гость словно ничего не замечал вокруг.

Боб радушно предоставил свою кровать, чтобы рыженький мог подремать.

Гость улыбнулся и прикрыл синие-синие глаза, приобняв самую маленькую подушку на свете. Он улыбался, конечно, во сне.

Когда на него смотрели в профиль, его глаз был виден анфас, как у египетских статуй, а еще у него были идеально очерчены губы, и нос, чуть хищный, и лицо выдавалось вперед на длинной шее.

Неужели, это перевоплощение, или все ангелы, или египтяне… мысли не шли вперед.

У Бобкиной мамы был друг, который утверждал, что эльфы существуют, они в людях заключены уже давно, у них идеальные лица, и они страдают, когда помышляют о земном. Они иррациональны, и видят то, что не замечают другие, они видят что-то главное!

А главное для ангела было то, что он хотел остаться здесь.

Он переносился в Леса древности, и листва окутывала его своим одеялом. Листва гладила его, и теплый ветер теребил волосы.

Здесь же было зябко и одиноко… только живые существа могли обогреть его…

Кто-то давно копошился рядом, а он никак не мог очнуться от своих воспоминаний.

Наконец, он встрепенулся, и обнаружил, что с ним рядом сидят и таращатся на него с десяток незнакомых рож… один смешнее другого, в серых капюшонах, на случай дождя-снега-грязи-солнца-холода и пр. внешних раздражителей… там еще были карманы, кармашки, и карманищи для драгоценностей…

Он улыбнулся, чтобы не рассмеяться в голос. Морды тоже улыбнулись все до единой… и грянули приветственную песню:

О… тебя мы ждали много лет,
Мы повстречали много бед,
У нас была постель и кров,
Но мы совсем не видим снов,
Пока ты снова не придешь,
Не скажешь нам приветственное
Слово!

И вот сегодня день настал,
И здесь собрался весь квартал.
И кто-то эля тут достал,
Давай отметим встречу!
Гремели кружки тут и там,
Плескался эль, и Гром метал,
Раскатистые речи!

И ходуном ходил весь дом,
— Мы так давно здесь все живем!
Давай отметим встречу!
Гадюка, флейта, Барабан,
Адреналин, Гламур, Фестал,
— Но что за жуткие кликухи,
Братцы!
— Вот, видит Бог, Возьмусь за вас
И имена Я вам припас,
Делом пора заняться!

Втянул Он воздух, будто дым, И выпустил обратно! И облака очистились, и воздух стал приятным!

В ночных бдениях прошла ночь, и никто не потревожил посетителей крыши в этот раз, только облака подглядывали издалека, не смея укрывать на ночь звезды.

Но следующий день принес большое напряжение. Ангел был страшно раздражен, он крушил рекламные щиты, и прочую пакость, с изображением ангелов, так таки и развешанную по всему городу. Реклама кабака, спорт-клуба, бара, и казино!!! Ложбинки на талии женщины со спины, и крылья над ними, никто даже представить себе не мог, как бессмысленно это выглядит.

— Пустое все это, как они не видят, на что они смотрят? Чего ищут? Что за очки на них, сорвать их…

Гномы взялись за дело ни на шутку, и покрушили все баннеры, Боб бесчинствовал на правах друга друзей всех времен, а Ангелус устроил небольшой местные ураган, чтобы не взыскали с бедных установщиков. Он всегда помнил о деталях.

Реклама должна быть экологичной — гласили новые щиты по всему городу, написано было прямо на стеклах, хорошо пропускающих свет.

— Ангел какой-то поработал не иначе, — шептались на следущий день все пассажиры, плотно упакованные в троллейбусе!

— Завтра займусь транспортом, — планировал он. — Но как похитить за ночь все машины, — размышлял он, присев на карнизе новой высотки на Мичуринском.

— Велосипеды, самокаты, шустрым электрические самокаты, не более.

Он рассмеялся в голос, какая-то бабушка выглянула в окошко, и отшатнулась, он смеялся.

— Они оценят шутку! А если нет, машины не верну! И он сложил руки на груди, подобно Наполеону. С крыльями.

Скейты и ролики уродуют мрамор, надо что-то придумать… должен быть какой-то выход. Пусть ходят в бассейн…

— А где же свобода? — раздался ехидный голос…

Он чуть не спрыгнул с подоконника.

— У меня есть немного терпения, это у них совсем нету… И… я имею право вмешаться, я ведь… Люблю. Их. — Он задумчиво опустил голову, — и всегда так было!

Отметить: Про ангелов (Борькины истории)

Материалы по теме:

Притча о втором червяке Сидят два червяка в банке.
Женщины (идиллическая история) Когда Веру Силантьеву судили, народу набился полный зал. Не каждый день удается увидеть такое. Еще бы, ведь чуть не угробила здоровенного мужика, мастера спорта по боксу.
Дом (часть первая) Не имеет художественной Ценности…
Комментировать: Про ангелов (Борькины истории)